Первый наносибирец

Выпускник НГТУ возглавил госкорпорацию нанотехнологий с бюджетом 200 млрд рублей

Первый наносибирец

О том, что кресло гендиректора «Российской корпорации нанотехнологий» президент РФ Владимир Путин отдал 46-летнему бизнесмену Леониду Меламеду, стало известно в середине сентября. Для многих это назначение стало откровением: мало того, что Леонид Борисович никогда публичным человеком не был, так ведь и Роснанотех должен был, по мнению научной общественности, возглавить совершенно другой человек. О выпускнике НЭТИ и управленце, проработавшем в Новосибирске 15 лет, корреспондент НГС.НОВОСТИ разговаривал с первым помощником проректора НГТУ Александром Шориным, открывшим в свое время перед Меламедом двери в мир науки.

Леонид Борисович Меламед родился и вырос в Москве, хотя принято считать его именно новосибирцем. Возможно оттого, что студенческие годы и первые громкие шаги в бизнесе он сделал именно здесь. Да и в Москву на постоянную работу его переманили опять-таки за успехи в столице Сибири.

Справка: Меламед Леонид Борисович – основатель и крупнейший владелец акций ИФК «Алемар», экс-исполнительный директор Росэнергоатомпрома, в 2000-2004 годах курировал финансовый блок РАО «ЕЭС России». Согласно рейтингу российского делового журнала «Финанс» (2007 год) занимает 490-е место среди самых преуспевающих бизнесменов России ($90 млн).

В Новосибирск Меламед приехал в 1983 году, причем, по воспоминаниям сокурсников, демобилизовавшись из армии. Как говорят, ни о какой научной карьере Меламед не мечтал, наоборот, хотел стать военным. Но поступив в военное училище, через год почему-то передумал и, дослужив положенный год обыкновенным солдатом, отправился покорять один из самых престижных на тот момент вузов в стране – НЭТИ.

Молодого человека взяли сразу на второй курс. «Он моментально привлек всеобщее внимание, – вспоминает его бывший декан Александр Шорин. – Потому что уже тогда был почти седой. Это был знак, ведь человек седеет от возраста, переживаний или мудрости. У Меламеда был третий случай».

Радиотехнический факультет НЭТИ (сегодня факультет радиотехники, электроники и физики НГТУ) Леонид Меламед закончил через четыре года с красным дипломом. «По окончании я со всей своей классической совковостью и прямотой предложил ему возглавить нашу комсомольскую организацию, но он ответил, что видит себя только в экономике. Кстати, способности у него были выдающиеся. Как-то в конце 90-х Меламед в шутку похвастался, что набрал в популярной логической игре «Линия» 15 тысяч очков. Это потрясающе: даже 5 тысяч очков даются с невероятным трудом», – говорит Александр Шорин.

О том, что бывший студент НЭТИ попал в топ-лист ведущих менеджеров страны, стало известно летом 2004 года. Именно тогда главный энергетик страны Анатолий Чубайс сказал о своем заместителе Меламеде, что его вклад «в превращение РАО «ЕЭС России» в современную компанию уникален» и что тот входит «в тройку сильнейших финансистов страны».

Разговоры о том, что в правительстве планируют создать новую мощную госкорпорацию по нанотехнологиям, появились несколько лет назад, когда Меламед еще работал в РАО ЕЭС. Однако окончательное оформление Российской корпорации нанотехнологий произошло только в этом году, когда Леонид Борисович уже ушел с госслужбы обратно в бизнес.

При создании Роснанотеха предполагалось, что структура вытащит российскую науку и инновации из болота, в котором те оказались в последнее время. А для того чтобы не растерять солидные средства, не подстегнуть коррупцию, решено было, по мнению многих, обратиться не к академикам, а к бизнесменам и управленцам, из которых Владимир Путин и выбрал Меламеда.

До 2015 года бюджет Роснанотеха планируется пополнить на 200 миллиардов рублей. Причем 130 из них государство выделит уже до конца этого года. Главным вектором расходования средств, если судить по первым интервью Меламеда в качестве гендиректора Роснанотеха, будет помощь научно-исследовательским центрам в коммерциализации различных нанопроектов. «Для меня как для бывшего научного сотрудника всегда было обидно, что гениальные разработки ученых не имеют обратной связи – народное хозяйство не воспринимало их, и это было не очень приятно, – заявил он по этому поводу изданию «КоммерсантЪ». – Если бы воспринимало, я бы, возможно, так и работал бы научным сотрудником специального конструкторского бюро в Новосибирском электротехническом институте».

При этом журналу «Русский Newsweek» Меламед пообещал, что благотворительностью и вкладыванием денег просто так в Роснанотехе заниматься не будут. «Цель госкорпорации – сделать так, чтобы были результаты, а не заработать государству денег, вкладывая в науку», – отметил Меламед.

В НГТУ, как и во многих других научных центрах по всей России, надеются получить кусочек от бюджетного пирога ведомства Меламеда, тем более что недостатка в интересных нанопроектах у университета нет.

Однако при этом мало кто верит в местной научной среде, что Меламед кинется превращать столицу Сибири в столицу нанотехнологий России. «Он слишком конкретный в этом смысле и совершенно несентиментальный. Если у него просишь денег, то он даст только тогда, когда ты буквально на пальцах докажешь ему, для чего они тебе понадобились», – отметил Александр Шорин.


Андрей Ткачук

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА