Последний романтик

Алтайский скульптор увековечил молодого влюбленного как символ ушедшей эпохи

Последний романтикВсе фотографии

В Барнауле появился памятник неразделенной любви. Корреспондент НГС.НОВОСТИ принял участие в его установке и задался вопросом – как обстоит дело с «малыми архитектурными формами» в городах Сибирского региона и почему их так мало в Новосибирске?

Он ждет, она не пришла. Роза в руке, костюм с иголочки образца 70-х годов, начищенные до блеска ботинки, влюбленный одиноко грустит, облокотившись на лавочку, с надеждой глядя на часы, висящие рядом на столбе. Ситуация, знакомая в общем-то практически каждому. Барнаульский скульптор Эдуард Добровольский, которому пришла в голову идея установить такой памятник, говорит, что это дань романтикам ранней брежневской эпохи – сейчас, мол, совсем другие отношения: «Есть молодежь, которой все равно, ей не нужно ничего этого. Наверное, им нужно выпить, покурить, потаскать за косы девчонку. К сожалению, в наше время романтика практически ушла из жизни».

Забавный памятник решили поставить в самом центре Барнаула, на Социалистическом проспекте, напротив задания педагогического университета. И пока автор с помощниками устанавливали композицию, редкий прохожий пошел мимо, не остановившись. Комментарии исключительно восторженные.

- Раньше место встречи влюбленных было на улице Пушкина, у памятника. Но теперь, наверное, это станет главным местом свиданий.
- Это уникальная вещь! Мы теперь все этим будем гордиться и гостей всех будем приводить сюда – пойдемте на Социалистический, на свидание.


Несколько недель назад в Барнауле уже состоялось торжественное открытие подобной скульптурной группы под названием «Снимается кино». В металле зафиксирован кадр из фильма Чарли Чаплина – Чарли, убегающий от полисмена, вооруженного дубинкой, и женщина с кинокамерой начала XX века, снимающая эту сцену. Эта композиция уже стала местом паломничества горожан – к ней приходят специально, на ее фоне фотографируются гости столицы Алтайского края.

Появление необычных малых скульптурных форм – это явно наметившаяся тенденция в городском ландшафте, считает главный архитектор Железнодорожного района Барнаула Ольга Зевякина: «Это такой отход от пафосности, камерная скульптура, которая нравится большинству простых людей, она близка и понятна каждому из нас и привлекает внимание всех».

Действительно, среднестатистический житель Москвы, например, смутно представляет, где находится город Омск и что он из себя представляет, но многие знают, что там есть фигура сантехника, выглядывающего из канализационного люка прямо посреди тротуара. В Красноярске скоро появится композиция, которая станет памятником сибирскому характеру – два волка, рябина и лавочка с гитарой, навеянная автору песней Владимира Высоцкого «Охота на волков». Уже сейчас рядом с макетом находится специальная книга, в которой каждый желающий может оставить отзыв и предложить свой вариант месторасположения и названия.

Томск прославился памятником капусте, в которой находят детей, установленном напротив роддома № 1, и изваянию тапочек на крыльце центральной гостиницы. На необычные скульптурки ходят посмотреть специально, а их авторы уверены, что каждая несет в себе скрытый заряд энергии и «рекламирует» город.

А самый известный монумент – композиция скульптора Леонтия Усова «Антон Павлович Чехов в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку» – второй год вызывает нешуточные споры среди власть придержащих.

Дошло до того, что в Государственной думе Томской области была создана специальная комиссия, которая разбирается с письмом генерал-майора авиации Е.И.Копышева, который утверждает, что «памятник Чехову является оскорблением и опошлением русской культуры, издевательством над образом великого писателя».

Между тем памятник стал своеобразным местом сбора томской интеллигенции – рядом с ним проходят традиционные «Чеховские пятницы», на которые собираются художники, писатели и поэты не только Томска, но и соседних регионов. А среди горожан и гостей города уже укоренилась традиция – загадывать желание, потерев нос или зонтик писателя.

И это характерно не только для сибирских городов – автор этих строк наблюдал подобное паломничество к памятнику котенку с улицы Лизюкова, герою одноименного мультфильма, – в Воронеже, чтобы желание сбылось, нужно потереть ему живот, в Самаре люди трогательно трут нос довольного бронзового кота, свернувшегося в клубок на памятнике первой батарее. Эти композиции становятся своего рода брэндом города, на их фоне фотографируются, о них восторженно рассказывают знакомым, вернувшись из поездки. Увы, но Новосибирск, претендующий на статус столицы Сибири, ничем подобным похвастаться не может.

Несколько лет назад в местной прессе с восторгом обсуждалась достаточно безвкусная композиция, установленная руководством сети обувных магазинов на Красном проспекте, напротив здания филармонии. Предполагалось, что это изображения людей, идущих в магазин за обувью. Скульптуры постоянно ломали, и теперь их попросту убрали. На улице Советской есть пара старушек, присевших на лавочке около входа в кафе, хозяева которого решили таким образом привлечь внимание к своему заведению. Наверное, самым выигрышным ходом следовало бы считать памятник первому в городе светофору на пересечении улиц Серебренниковской и Сибревкома. О его открытии в своем эфире разместили репортажи все федеральные телеканалы, но расположенный не в самом бойком месте монумент так и не стал раскрученной достопримечательностью Новосибирска.

Как считает известный новосибирский скульптор Арам Григорян, дело в нежелании городских властей обратить внимание на облик Новосибирска. В бюджете города нет денег на установку скульптур, как нет их и в казне наших соседей. Но если в других городах находят способы поощрять спонсорскую помощь в деле украшения улиц, то у нас основное внимание обращают на замену тротуарного асфальта на брусчатку.

Например, площадь Калинина давно бы могла украшать «Девочка на шаре» – тонконогая девочка, которая олицетворяет Сибирь. Проект получил золотую медаль на Всероссийской выставке, победил в конкурсе «Моя Сибирь», но так и не получил поддержку чиновников. Скандально закончился конкурс проектов на памятник Пушкину – в первом туре власти отвергли все предложения, объявлен второй тур, но при этом вопрос с финансированием так до конца и не решен. Объявляли конкурс на монумент основателям Новосибирска – и до сих пор никакого воплощения в жизнь. Зато становится традиционным симпозиум каменной скульптуры, финансируемый мэрией. Местные и иногородние скульпторы в течение месяца ограняют каменные глыбы, которые потом становятся весьма сомнительным украшением города – взять хотя бы исписанные сверху донизу тинейджерами фигуры в Первомайском сквере. «Сборище каменных глыб – вот что это такое», – возмущается господин Григорян.

А пока же самым удачным опытом создания малой скульптуры в Новосибирске можно признать образ «медведа», который энтузиасты воздвигли из снега в Академгородке в День дурака рядом с памятником Михаилу Лаврентьеву. Снежная скульптура, воздев передние лапы к небу в характерном восклике «Превед!», пользовалась бешенной популярностью и искренней любовью простого народа. Жаль, простоял «медвед» недолго, а иначе быть бы ему символом, о котором бы вся страна говорила.


Артем Шершнев

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА