Приказ номер сто

Начался суд над начальником милиции, который запретил подчиненным иметь более 100 рублей в кармане

Приказ номер сто

Обвинение в грабеже и превышении должностных полномочий – таков результат революционного начинания начальника милиции Тогучинского района Владимира Олексюка по борьбе с дорожными поборами. В августе 2004 года Олексюк издал приказ номер 100, согласно которому инспекторам ГИБДД запрещалось иметь при себе на дежурстве больше 100 рублей наличными. Нужно заметить, что мера эта была вынужденной и касалась только одного стационарного пункта ДПС – Степногутовского, который находится практически на границе с Кемеровской областью. Практически каждый водитель, которому часто приходится ездить по трассе Новосибирск – Ленинск-Кузнецкий имеет в запасе пару – тройку неприятных историй, связанных с общением с сотрудниками ГИБДД на этом посту. Начальнику сельской милиции попросту надоело слушать рассказы, как на вверенной ему территории его подчиненные занимаются мздоимством – так и появился на свет знаменитый «антикоррупционный» приказ.

Олексюк лично стал контролировать соблюдение приказа и проверил несколько смен. В одной из патрульных машин, где находились трое сотрудников ГИБДД, под ковриком на заднем сиденье, он обнаружил три тысячи рублей. Один из участников тех событий, уже бывший милиционер Владимир Севрюк, до сих пор путается, отвечая на вопрос о происхождении тех купюр. «Ну, …то есть как, откуда…как бы там, это…ну, мне теща дала, купить одну вещь сестре в подарок. Так что это были мои личные деньги», – сбивчиво повествовал Севрюк, не ожидавший прямого вопроса от корреспондента НГС. НОВОСТИ. «Одна вещь» – это детская коляска. К слову, на предполагаемый момент покупки, как выяснилось в суде, беременность сестры составляла всего несколько недель.

В тот же день гаишники купили на эти деньги 21 мешок цемента и передали в РОВД. Оформили через бухгалтерию как материальную помощь. А потом пошли жаловаться на начальника в прокуратуру – мол, налицо уголовщина чистейшей воды, грабеж во время исполнения служебных обязанностей. В прокуратуре пошли навстречу – «антикоррупционный» приказ был отменен, на начальника РОВД завели уголовное дело.

«Естественно, что это было антиконституционное положение, поскольку нельзя ограничивать человека в том, чтобы он имел при себе столько денег, сколько захочет. Состав преступления здесь налицо, и я не думаю, что состоится оправдательный приговор», – говорит прокурор Тогучинского района Игорь Костенко.

Владимир Олексюк сегодня принципиально не хочет официально комментировать для прессы эту скандальную ситуацию. «Свое мнение выскажу после приговора», – говорит подполковник. Между тем на защиту опального офицера встали местные ветераны МВД. Они считают, что Олексюк действовал в полном соответствии с «Законом о милиции». Согласно этому документу, начальник райотдела самостоятельно определяет правила внутреннего распорядка для подчиненных. А обвинения в грабеже и вовсе абсурдны, считает майор милиции в отставке Владимир Черняев: «Грабеж – это корыстное преступление, совершенное с целью наживы. Но какая здесь может быть нажива, когда работники ГМИ сами купили цемент для нужд Тогучинского РОВД».

На стороне принципиального милиционера и местные водители, которые прекрасно осведомлены о состоянии дел на тогучинских дорогах. «Ну, а как с ними бороться? – возмущается автолюбитель Геннадий Иванов. – Ну, берут же, берут! И все это знают. Только так и можно бороться!»

Называют в районе и расценки на «услуги» Степногутовского поста. Якобы, за проезд «КАМаза» с коммерческим грузом здесь берут от полутора до трех тысяч рублей. У отказавшихся платить водителей могут внезапно возникнуть проблемы с техническим состоянием автомобиля, документами на груз и тому подобное.

Владимир Олексюк по-прежнему работает начальником районной милиции, отрываясь от исполнения служебных обязанностей на время судебных заседаний. Прокуратура пыталась отстранить его от должности – писали бумагу начальнику областного ГУВД, обращались в суд. Но суд в удовлетворении этого ходатайства отказал, а служебная проверка не нашла нарушений в действиях сельского милиционера. Рассказывают, что ему неофициально предлагали уволиться со службы и уехать из района в обмен на прекращение уголовного дела. Но он остался работать, несмотря на то, что в случае обвинительного приговора ему грозит до 5 лет лагерей.


Артем Шершнев

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА