«Без работы никто не останется»

Интервью с новым ректором НГАСУ Станиславом Линовским

«Без работы никто не останется»

В Новосибирском государственном архитектурно-строительном университете (Сибстрин) сменился ректор: Аркадий Яненко, руководивший вузом 18 лет, занял должность президента НГАСУ, а новым ректором с 29 марта стал Станислав Линовский, бывший до этого первым проректором по учебной работе. О строительном буме в Новосибирской области, точечной застройке и влиянии общественного мнения на городское строительство новый ректор НГАСУ поговорил с корреспондентом НГС.НОВОСТИ.

Справка: Линовский Станислав Викторович родился в 1950 году. Образование высшее, кандидат технических наук, доцент. Специальность по образованию – сельскохозяйственное строительство. Окончил Новосибирский инженерно-строительный институт им. В.В.Куйбышева (НИСИ), с 1979 по 1995 гг. был аспирантом, ассистентом, старшим преподавателем, заместителем декана строительного факультета НИСИ (в 1993 году переименован в Новосибирскую государственную академию строительства – НГАС). С 1995 по 2000 гг. – проректор по учебной работе НГАС (в 1997 году переименована в Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет), с 2000 года – первый проректор по учебной работе НГАСУ (Сибстрин). Конференцией коллектива избран ректором НГАСУ (Сибстрин) 12 февраля 2007 года.

В текущем году Новосибирск планирует сдать в эксплуатацию 900 тыс. кв. метров жилья, а область – 1 млн 200 тысяч. На фоне этого строительного бума существуют ли сейчас проблемы с трудоустройством ваших выпускников?

Они, безусловно, есть. Хотя их стало меньше – ведь был достаточно протяженный период, когда сокращались объемы строительного производства и потребности рынка труда в строителях удовлетворялись тем, что уже было. Сейчас ситуация изменилась, что видно даже по строительным кранам в нашем городе. Кроме того, уходит то поколение строителей, на котором держался рынок. Сейчас, по нашей статистике, до 80 % наших выпускников находят работу по специальности, и здесь еще нужно иметь в виду, что не каждый выпускник хотел бы работать по специальности. Или другой пример: если раньше при устройстве студентов на практику приходилось даже слышать от строительных компаний «вы нам заплатите, и мы их у вас возьмем», то сейчас мы не в состоянии обеспечить все заявки на практику от таких организаций.

А насколько выпускники университета задают тон в строительстве в нашем городе?

Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что на 80 – 85 % строительный комплекс нашего города и даже близлежащего региона – это выпускники наших вузов. Кстати, у нас заявок на распределение гораздо больше, чем мы выпускаем студентов. Но студент ни в какую не хочет ехать в город Мирный, в Якутию, где острейшая потребность в строительных кадрах. Поэтому те, кто обучается здесь, в основном остаются в этом регионе.

То есть у вас сохранилась система распределения выпускников? И как она работает в современных условиях?

Мы ее сейчас называем не системой распределения, а системой трудоустройства. По существующим законам, мы можем лишь помогать студенту в выборе места работы. У нас есть возможность приглашать сюда работодателей для проведения дней карьеры и собеседований, студенты проходят у них практику на 3 – 4-м курсах, и потом уже из тех, кто побывал на практике, работодатели выбирают сотрудников. Вот за этим – будущее.

Значит, именно вам можно задать банальный вопрос о вашем отношении к точечной застройке города.

На мой взгляд, точечная застройка есть везде, в любом городе и даже в городах, относящихся к памятникам архитектуры. Просто это не должно делаться бездумно и в ущерб уже сложившемуся, а для этого нужно иметь твердую стратегию. На мой взгляд, нужно сохранить то интересное, что есть, и – как это у врачей? – не навредить.

Стремление выдавить с самого дорогого клочочка земли как можно больше денег будет всегда, но нужно регулировать этот процесс – властям города, архитектурной общественности.

Как, по-вашему, общественность сейчас его как-то регулирует? Учитывая последние возмущения, в том числе и обсуждение строительства за Оперным?

Я думаю, что даже в таком виде, как сейчас есть – обсуждение в прессе и так далее – это уже влияние общественности. Я знаю, что есть общественные организации – например, мы поддерживаем активные связи с Ассоциацией строителей и инвесторов города Новосибирска и Новосибирской области, члены которой во все эти процессы вникают и являются проводником между общественным мнением и теми, чьи интересы лежат в финансовой сфере.

Вернемся к запланированным объемам ввода жилья. Есть ли в университете разработки, которые могли бы помочь строить дома быстрее, лучше и главное – дешевле?

Поток современных строительных материалов, который хлынул на нас с запада, не дал прорезаться тому новому, что создается. В основном наши ученые, сотрудничая с заводами железобетонных изделий, крупнопанельного домостроения, совершенствуют материалы, которые уже имеются, и эти разработки востребованы.

А вот, например, в городе существует несколько проектов надстроек хрущевок…

Эта технология была опробована нашей кафедрой железобетонных конструкций во главе с заведующим кафедрой профессором Валерием Митасовым. На ул. Октябрьская, 40 был возведен этаж над существующим жилым зданием.

И как все сложилось?

На мой взгляд, более-менее удачно. Это была проба пера, и поэтому было сложно решить вопрос не столько конструктива, сколько организации, финансирования, тем более что работы по надстройке и реконструкции были выполнены без выселения жильцов дома, – что, на мой взгляд, самое важное.

Каковы дальнейшие планы применения этой технологии?

Планы у наших ученых есть, но нужно, чтоб эти планы были у города. Самое главное – финансирование этих проектов. Учитывая, что потребность в жилье в городе очень высокая, пока предпочтительнее возведение новых зданий на отдельных площадках.

Соблюдаются ли в Новосибирске нормативы, технологии строительства? История с краном, упавшим на элитный дом рядом со станцией метро «Октябрьская» – исключение или неизбежное следствие общей ситуации?

Я думаю, скорее исключение. Все-таки в подавляющем большинстве случаев и проекты проходят экспертизу, и качество строительных материалов проверяется. Но, если говорить в общем о строительной политике, то здесь произошли отдельные изменения.

Раньше проектированием занимались мощные проектные институты, и, что бы сейчас ни говорили, там была высокая концентрация классных специалистов. А потом стали появляться небольшие проектные бюро, и их кругозора, квалификации бывает недостаточно, а потому даже представленные ими на экспертизу проекты могут быть слабее. И сейчас потребность в хороших проектировщиках остра как ни в каких других специалистах. Если из группы студентов в состоянии 2, 3, 5 человек в последующем заниматься этой работой – это максимум.

Важно еще отметить, что серьезной проблемой стала эксплуатация зданий. Раньше, когда мне приходилось работать на многих объектах Западной Сибири, на любом уважающем себя предприятии был хотя бы смотритель здания, отвечавший за его грамотную эксплуатацию. К сожалению, пока целенаправленно мы таких специалистов не готовим. Сейчас вот думаем об открытии такой специализации.

А улучшит ли ситуацию передача домов управляющим компаниям?

Мы и рассчитываем на то, что они должны быть в этом заинтересованы. Надеемся, что вместе с этими организациям мы определим, что им нужно, и после этого будем вводить специализацию.

Можно ли говорить о том, что провал в строительстве закончился и выпускник строительного университета – тот человек, который работу найдет всегда?

Так категорично говорить, конечно, нельзя, но если человек пойдет осознанно в наш вуз и выберет специальность «инженер-строитель», «экономист-менеджер» по направлению строительство, то он без работы никогда не останется.


Надежда Ляпунова

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА