«Гламур должен умереть»

Опубликована шокирующая фотосессия известных бизнес-леди города

«Гламур должен умереть»Все фотографии

В последнем номере журнала «Модный проспект» опубликована шокирующая фотосессия некоторых известных бизнес-леди Новосибирска. Героини проекта предстают на страницах глянцевого издания в совершенно нетипичном для их статуса виде. О подробностях необычного проекта и взгляде на гламур корреспонденту НГС.НОВОСТИ рассказал известный фотограф и автор фотосессии Сергей Кристев.

Начнем сначала с гламура… Ты – гламурный фотограф?

Пытаюсь им стать. Это – бесконечный процесс на самом деле. Появляется что-то новое, и хочется это сделать. Какие-то новые веяния моды и т.п. Но вот, если сказать, что я – законченный гламурный фотограф, то можно ставить крест и идти на пенсию.

В таком случае, чем для тебя является гламур?

Это – какая-то необычная подача материала, в первую очередь. То, что может привлечь внимание. Поэтому гламурный фотограф бесконечно может развиваться. Одного и того же человека можно фотографировать бесконечное количество раз, и он будет получаться совершенно по-разному.

Ты вкладываешь в определение «гламурный фотограф» не совсем то, что подразумевается тусовкой…

Люди, называющие себя гламурными, хотят самовыразиться. Через что-то, через как-то… Показать себя необычно: гламурно одеться, гламурно сфотографироваться… Какие-то фишечки найти. Стараются выделиться из общей массы. Но это – мое понятие гламура. Оно немного отличается от того, что написано в словаре. Я не со всем согласен в этой жизни, и я имею на это право.

Фотопроект, появившийся в журнале, называется «Гламур должен умереть». В нем, как я понимаю, приняли участие именно гламурные дамы…

Леди, которые здесь изображены, из тех, кто чего-то достиг в этой жизни. Это зарабатывается не просто так. Не у всех, как у Рокфеллера – два яблока купил, а потом бабушка оставила в наследство миллион. Многие зарабатывают своим горбом. Большинство... А эта концепция фотосессии... Хотелось бы ее делать пожестче, но в нашем городе пока это сложно.

Читатель не поймет?

Люди-то с удовольствием посмотрят. Но персонажи морально не готовы фотографироваться так. У нас очень много комплексов... Одна из участниц, Света, сказала: «Я недавно прыгала с тарзанки и думала, что большего драйва не будет в моей жизни». Но после этой фотосессии она говорит, что это – еще круче. Мы ее заставляли валяться в помойке… (Смеется). Она не валялась, конечно, но женщины – гораздо чувствительнее мужчин, и для нее это был очень сильный стресс.

Так ты согласен с тем, что гламур должен умереть?

Он никогда не умрет. Как бы мы этого ни хотели. Вот классическое искусство было, есть и будет всегда, но всегда модны какие-то новые веяния: например, делать картины из какушек девственниц… (Смеется). Это всегда – самый простой способ привлечь внимание, на самом деле. Правда, я сомневаюсь, что такие вещи будут жить долго.

Все, кому ты предлагал, согласились участвовать в фотосессии?

Была одна дама, не буду называть фамилию, которая отказалась. Но и то, потому что ее муж сказал: «Это – не наш уровень». Дама известная, бизнес у нее с торговлей связан. А так – согласились все. Женщины готовы на эксперимент больше, чем мужчины.

Наверняка на съемках были забавные моменты?

В «Зебре» за нами увязался охранник, когда мы зашли с Ксюшей покупать водку и картошку. Она была уже в гриме, а я рядом шел. Человек этот и говорит: что вы, мол, тут делаете? А потом до него дошло: «Я понял, вы – журналисты. Возьмите у меня интервью». На что Ксюша ответила: «А ты кто такой? Вот достигнешь чего-нибудь…» В общем, отшила его так красиво. Трудновато было Марине на рынке. Ее поставили на место торговки, а в это время там находилась масса людей. И когда я фотографировал, люди подходили, спрашивали, сколько что стоит... Она цены-то знала, но у нее на лице было написано такое! Она была просто в шоке! Руки дрожали, губы дрожали, все дрожало… Это – сложно, очень сложно. Вот так вот взять и опустить человека на несколько ступеней вниз.

Ты можешь назвать самую гламурную даму Новосибирска?

Самую? У меня нет такого понятия. Я вообще к женщинам отношусь, может быть, даже несколько сказочно. Я обожествляю женщин. Поэтому даже на этих фотографиях я стараюсь показать, что это – женщина.

Проект «Гламур должен умереть» будет продолжаться?

Будем стараться и дальше делать. Но на самом деле сложно придумать такие ракурсы, типажи. Кажется, что – просто, а на самом деле за каждой фотосессией стоит огромная работа. Каждая картинка – отдельная фотосессия. И в среднем шла 4 – 5 часов. Это – много. А еще… Город у нас нищий. Московские журналы за счет чего живут? Реклама полосы стоит больших денег, и они могут себе позволить вкладывать в такие проекты деньги. С деньгами, естественно, эти вещи делать легче. Можно делать на энтузиазме, конечно, но энтузиазм когда-то заканчивается. Даже не заканчивается, а его отодвигаешь на второй план, потому что нужно зарабатывать деньги.

А совершенно новые фотопроекты готовишь?

Сейчас готовим, но пока о нем рассказывать еще не буду. Я постараюсь сделать, чтобы было необычно. А как получится – будут судить читатели журнала. Чем дольше снимаешь, тем уровень… Уровень должен оставаться, как минимум, таким же, но не ниже. А это очень сложно – идти постоянно по нарастающей.

Ты, помимо всего прочего, много снимаешь в стиле «ню». Порнографией предлагали заняться?

Бывают периодически такие предложения. Но я не снимаю порнографию даже за большие деньги. Эротику красивую с удовольствием делаю. Женщина должна быть красивой в любом виде… Она может быть полностью обнажена, но оставаться красивой. То есть это – не должно вызывать никаких там… (изображает на лице выражение похоти, - прим. автора).

Когда ты снимаешь обнаженную натуру, ты влюбляешься в модель или смотришь на нее отстраненно, исключительно как профессионал-фотограф?

Влюбиться немножко можно, но не должно быть желания ХОТЕТЬ. Женщины, на самом деле, это просекают в две секунды. Я нормально к себе отношусь: естественно, не все женщины могут меня любить, да мне это и не нужно, по большому счету, но женщина, нормальная женщина, она всегда готова на легкий флирт, который ее ни к чему не обязывает, и, естественно, если он безопасный. Она с удовольствием пококетничает, глазки построит, когда знает, что это безопасно. Только тогда она раскроется. Если же ты ей сильно понравился, и она тебе понравилась, то может произойти уже какая-то пошлость. Но если ты холоден с ней, то, соответственно, и женщина не раскроется. Здесь очень тонкая граница.

Как тебе удается не перейти эту границу? Не начать «хотеть»?

Легкий флирт. Все – на уровне легкого флирта. Идя по улице, я могу увидеть красивую девушку и могу легко ей сказать, сейчас для меня в этом никакой проблемы нет, что мне в ней нравится. И она мне поверит, потому что я это буду говорить откровенно. А можно сказать ту же самую фразу, но так, что получишь пощечину.

А как получается удержаться, когда фотомодель сама хочет нечто большее, чем легкий флирт?

Я это сразу пресекаю на корню… Хотя, на самом деле, во время съемки этого ни разу не было. После съемки у некоторых было желание продолжить что-то... Появлялась некая влюбленность. Ну, такая легкая волна прошла, пелена на глаза опустилась и – все. Но я это, естественно, пресекаю. Во время съемки, может быть, я даже подогреваю это желание, потому что человек тогда больше раскроется. Но здесь тоже нельзя переборщить – нельзя, чтобы появилось истеричное желание понравиться. В основном меня знают, и я перед съемкой с человеком всегда встречаюсь. Мы с ним знакомимся. Это – нормальный процесс, я считаю, он – обязательный. Человек со мной пообщался, мы с ним друг друга поняли, поэтому потом никаких вопросов не возникает.

Как твоя любимая женщина относится к тому, что ты занимаешься съемкой обнаженной натуры, не ревнует?

Нормально, вполне нормально... Но вот фотографировать своих близких – очень сложно. Когда человека любишь по-настоящему, то не видишь в нем недостатков. Вот спрашивают: «За что ты меня любишь?» Как можно ЗА ЧТО-ТО любить? Ты человека или любишь или не любишь – за все.

Ты несколько раз появлялся в журнале «Модный проспект» на странице, где обычно размещается фото главного редактора. С чем это было связано?

Я – бильд-редактор. Иначе говоря – фото-редактор. А так как у нас журнал общий – я на него имею такие же права, как и Наталья (Наталья Ковтонюк, главный редактор «Модного проспекта», - прим. автора), поэтому говорю: «Этот журнал хочу сделать я». Соответственно, свою фотку и размещаю. У женщин немножко иной взгляд. Я бы хотел делать что-то другое, более эксцентричное, но, говорю, пока еще наш город не ко всему готов. То, что в московских журналах, а тем более буржуйских, принимается на «ура», у нас, когда ты такое предлагаешь, тебе говорят: «Низ-з-зя!»


Илья Калинин, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА