Танки у Новосибирска

Житель Колыванского района освоил производство бронетанковой техники

Танки у НовосибирскаВсе фотографии

У жителя деревни Большой Оёш Колыванского района необычное хобби – на досуге он мастерит точные полноразмерные копии бронетанковой техники времен Великой Отечественной войны. Все танки деревенского умельца ничем внешне не отличаются от настоящих, вот только оружие на них стоит не боевое.

Двор у Вячеслава Веревочкина похож на музей военной техники: тут стоит отечественная 75-миллиметровая пушка, миномет, фашистский автомобиль «Кюбельваген». Все идентичное заводским образцам, до последней заклепки. Гордость коллекции – бронемашина образца 1941 года БА-64-жд. Ни одного промышленного образца до наших дней не дошло, так что этот броневик, собранный деревенским умельцем в точном соответствии с конструкторскими чертежами, – единственный в мире. Ходовая часть и двигатель от ГАЗ-67, вместо брони – железо от списанного комбайна. Машина, говорит мастер, бегает по дороге не хуже тех, что сходили с конвейера в 40-е годы.

Однажды умелец даже съездил на броневике в Новосибирск: сотрудники ГИБДД на въезде в город были шокированы. «Милиция остановила, документы потребовала. Ну, документы-то есть на ходовую часть, номера сверили, посмеялись и отпустили», - рассказывает Вячеслав Веревочкин.

А когда вывел на испытания за околицу настоящий танк, шуму было на весь район, вспоминает мастер: «Тут все сбежались, милиция приехала, как так, мол, танки ездят. А я им в ответ – это же просто модели полномасштабные, но все-таки модели».

Веревочкин больше 30 лет прослужил в танковых войсках, а когда вышел в отставку, понял – скучает без бронетехники. Так и началось увлечение моделированием в масштабе один к одному: «а чего сидеть на диване, пиво пить и телевизор смотреть?». Вместо пива деньги военный пенсионер теперь тратит на «железо» - в дело идет все: и металл со списанных комбайнов и тракторов, и то, что сможет найти на свалке. В большом сарае, приспособленном под мастерскую, стоят два танка: Т-26 образца 1933 года и Т-60. Машины уже практически готовы – не хватает двигателей, чтобы поехать. Но это не самое сложное – моторы, которые двигали к победе наши танки, по-прежнему изготавливает Горьковский автозавод, ходовая часть гусеничных тягачей, которые сегодня производятся на ГАЗе, тоже практически идентична ходовке танков начала 40-х годов прошлого века.

Это все можно купить, были бы деньги, а вот траки для танковых гусениц приходится заказывать по индивидуальному заказу в литейных цехах новосибирских заводов, говорит Вячеслав Веревочкин: «100 рублей стоит один такой трак отлить. А их нужно 70 штук на одну сторону. Вот, с пенсии коплю понемножку».

Как рассказывает деревенский «Самоделкин», на изготовление одного танка уходит от 6 месяцев до года. Помогают местные мальчишки, причем иногда танкостроение занимает настолько, что уже не до школы, признается Дима Родощекин: «Из-за этого и в учебу мало тянет. Мне лучше наоборот, несколько часов тут побыть, чем несколько часов где-то в другом месте». Но Веревочкин за успеваемостью своих помощников следит строго – не успеваешь в школе, нечего делать на местном танковом заводе. Да и детей сразу не допускает до сборочного цеха: сначала по чертежам делают модель в масштабе 1:35, потом масштаб увеличивают, на этой модели изучают всевозможные погрешности, сверяются с заводской документацией, и только потом приступают к изготовлению полноразмерного макета.

Самоходные копии бронетехники прошлого века – изделия уникальные, коллекционеры на Западе готовы платить за такие модели десятки тысяч долларов. Отечественными любителями раритетов и российскими музеями работы Веревочкина пока не востребованы. Контактировал «сельский Кулибин» с музеем под открытым небом на Поклонной горе в Москве, руководству тамошнему модели приглянулись, но денег на приобретение раритетов у музея нет. Был в практике Веревочкина единственный случай: весьма состоятельный предприниматель из Кузбасса захотел поставить во дворе своего загородного особняка танк. Сговорились на обмен – «новый русский» забрал из сельской коллекции модель первого плавающего советского танка Т-40, взамен привез листовой металл и старый грузовик. Материал из Кемерово пошел на изготовление новых моделей, но уже практически подошел к концу. И это одна из самых больших проблем.

А был бы материал, так мастер готов любые макеты делать: «Бронепоезд сделать – вагоны везите сюда, железо давайте, мы вам сделаем бронепоезд. Вот только рельсы к нам сюда еще не проложили. Можно даже авианосец сделать, правда, речка у нас неглубокая».

Сейчас Вячеслав Веревочкин копит деньги на приобретение двигателя для танка Т-26. По словам мастера, он обязательно проедет на точной копии боевой машины 1933 года по улицам села на очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне.


Артем Шершнев, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА