Дело инспектора Бугурнова: версия защиты

Адвокат инспектора ГИБДД готовит заявление в Конституционный суд РФ

Геннадий Шишебаров
В середине мая суд приговорил лейтенанта новосибирского спецполка ДПС ГАИ Александра Бугурнова к четырем годам условно за превышение должностных полномочий. 27 февраля экипаж Бугурнова был вызван для составления протокола по факту нарушения правил дорожного движения помощником прокурора Железнодорожного района Василием Савицким. Инспекторы ГИБДД усмотрели у Савицкого признаки алкогольного опьянения. Помощник прокурора отказался пройти медицинское освидетельствование, сел в машину и поехал домой. По версии следствия, А. Бугурнов догнал и избил сотрудника прокуратуры в подъезде его дома. Инспектор же считает, что дело против него инициировал потерпевший, чтобы избежать ответственности за проступок – управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Корреспондент НГС.НОВОСТИ встретился с защитником А. Бугурнова, адвокатом Геннадием Шишебаровым.
В середине мая суд приговорил лейтенанта новосибирского спецполка ДПС ГАИ Александра Бугурнова к четырем годам условно за превышение должностных полномочий. 27 февраля экипаж Бугурнова был вызван для составления протокола по факту нарушения правил дорожного движения помощником прокурора Железнодорожного района Василием Савицким. Инспекторы ГИБДД усмотрели у Савицкого признаки алкогольного опьянения. Помощник прокурора отказался пройти медицинское освидетельствование, сел в машину и поехал домой. По версии следствия, А. Бугурнов догнал и избил сотрудника прокуратуры в подъезде его дома. Инспектор же считает, что дело против него инициировал потерпевший, чтобы избежать ответственности за проступок – управление автомобилем в нетрезвом состоянии.

Корреспондент НГС.НОВОСТИ встретился с защитником А. Бугурнова, адвокатом Геннадием Шишебаровым.


Какова Ваша версия событий?

Непосредственный начальник Бугурнова Роман Скулкин в три часа ночи недалеко от пл. Калинина остановил автомобиль Савицкого. Тот, как пояснил в суде Скулкин, проехал на красный свет. Скулкин торопился – в его работу входит проверка постов, поэтому он сообщил в дежурную часть и вызвал экипаж Бугурнова. Когда тот приехал, Скулкин указал ему на признаки алкогольного опьянения у Савицкого и приказал составить соответствующие материалы. Он также сказал Бугурнову, что Савицкий - помощник прокурора.

Инспектор начал осуществлять действия, которые он обязан делать в данной ситуации. При этом он сам убедился в том, что Савицкий имеет признаки алкогольного опьянения. Бугурнов отстранил его от управления и задержал транспортное средство. Но первым делом он составил протокол о направлении Савицкого на медицинское освидетельствование (этот протокол почему-то отсутствует в материалах уголовного дела, но понятые подтверждают, что они в нем расписывались). Поскольку Савицкий отказался пройти освидетельствование, ссылаясь на свой статус помощника прокурора, Бугурнов начал составлять административный протокол по статье 12.26 КоАП РФ. При составлении этого протокола понятых не требовалось.

В это время Савицкий, будучи отстранен от управления транспортным средством, садится в свою машину и на большой скорости уезжает с места происшествия. Экипаж ГИБДД гонится за ним. Около дома Савицкого Бугурнов пытался отогнать машину Савицкого на охраняемую стоянку. В это время Савицкий выдернул ключ из замка зажигания.

Бугурнов был не один?

С ним был напарник Сергей Кальянов. Савицкий под предлогом похода в туалет открыл дверь подъезда и пошел домой. Бугурнов, понимая, что протокол об административном правонарушении может в такой ситуации быть не составлен, принимает решение доставить Савицкого в районное отделение и бежит за ним в подъезд. По словам Савицкого, инспектор там нанес ему удары, приставлял к его голове пистолет. Бугурнов это отрицает, говорит, что поймал его за руку, завел руки за спину и надел наручники. Затем в машине освободил Савицкого от наручников, когда тот успокоился.

В этот момент еще раз подъезжал Скулкин и спрашивал, есть ли у Савицкого какие-либо претензии. Тот сказал, что нет. После этого Бугурнов и Кальянов доставили Савицкого в Заельцовский райотдел, и там Бугурнов закончил составлять протокол. Дополнительно Савицкий и Кальянов написали соответствующие рапорты на имя начальника РУВД с описанием действий Савицкого.

Дежурный райотдела позвонил прокурору Железнодорожного района, а тот сказал: «Разбирайтесь сами». После этого дознаватель Заельцовского райотдела взяла объяснения у Бугурнова и Кальянова, а также у Савицкого. На этом все расстались, а составленный в отношении Савицкого протокол начальник Заельцовской ГИБДД передал мировому судье Заельцовского района для рассмотрения. Она его не стала рассматривать, ссылаясь на Закон о Прокуратуре РФ. А вскоре появилось уголовное дело против Бугурнова. Действия Бугурнова суд квалифицировал как преступление.

Что касается телесных повреждений – сразу скажу: порядка 10 свидетелей были допрошены, в том числе дознаватель, и никто не подтвердил наличие каких-либо повреждений, царапин или синяков у Савицкого. А он принес из больницы справку, в которой фигурирует «ушиб мягких тканей лица в лобной области» (что это за «ушиб», выяснить в суде так и не удалось). Обязательной в этом случае судебно-медицинской экспертизы в ходе следствия проведено не было. Когда мы в суде потребовали проведения экспертизы, судебно-медицинский эксперт дал заключение, что объективно этот ушиб ничем не подтверждается.

А пистолет?

Когда мы посмотрели первые материалы (а дознаватель РОВД показала, что Савицкий очень долго думал над каждым своим словом, когда она записывала его объяснение по поводу случившегося), выяснилось, что в своем первом объяснении он ни о каком пистолете не упоминал. О пистолете он «вспомнил» лишь через пять дней в рапорте на имя прокурора области. Суд все-таки исключил из обвинения Бугурнову признак «применения оружия».

Савицкий и во время предварительного следствия, и в суде говорит, что его бил не только Бугурнов, но еще и Кальянов. Ни следователь в это не поверил, ни суд. Несмотря на это, суд в приговоре пишет, что не имеет основания не доверять показаниям Савицкого; в то же время показаниям Бугурнова суд не верит.

Мог ли Бугурнов по должностной инструкции действовать иначе?

Полагаю, нет. Ссылка следователя и суда на 42 статью закона о Прокуратуре РФ, на мой взгляд, не основательна: допущено расширительное толкование этой статьи.

В чем оно заключается?

Статья 42 Закона о Прокуратуре запрещает милиции возбуждать уголовные дела в отношении прокуроров и следователей прокуратуры. Дела об административных правонарушениях возбуждать не запрещено. Статья 42 запрещает проверку сообщений о правонарушениях прокуроров и следователей. Но в данной ситуации было непосредственное обнаружение факта правонарушения. Статья 42 также запрещает некоторые меры обеспечительного характера: личный обыск, досмотр автотранспорта и другие. Ни одного из этих запрещенных в отношении прокуроров и следователей прокуратуры действий – это и в приговоре установлено – Бугурнов не совершал.

Я считаю, что со стороны прокуратуры Новосибирской области имеет место умышленное расширительное толкование этой статьи, поскольку оно позволяет обладать определенной неприкосновенностью, которой на самом деле прокуроры и следователи прокуратуры не обладают. Я могу судить об этом достаточно компетентно, не только как адвокат, но и как бывший прокурор, поскольку я сам 13 лет проработал в прокуратуре. Из них 5 лет прокурором Баганского района и 2 года прокурором города Оби.

Как шел процесс в первой и второй инстанциях?

Суд первой инстанции рассматривал это дело долго и тщательно. Но выводы, которые суд сделал, у меня вызвали разочарование. В суде второй инстанции все прошло за несколько минут. Полагаю, этого явно не достаточно для того, чтобы тщательно разобраться в деле. Таково мое мнение, может быть, оно и ошибочно. Не буду оригинальным, если скажу, что главным недостатком судебной реформы, которая проводится, стало то, что до сих пор не удалось «оторвать» суд от прокуратуры.

По какой статье осудили Александра Бугурнова?

Превышение должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК). Нюанс: данное преступление может быть лишь умышленным. Даже если согласиться, что Бугурнов превысил должностные полномочия, необходимо доказать, что он делал это умышленно. Однако суд не привел в приговоре ни одного доказательства того, что Бугурнов понимал противоправный характер своих действий, осознавал и, тем не менее, действовал именно так. Тем самым имеет место так называемое «объективное вменение». А это означает, что в действиях Бугурнова состава преступления нет, и даже по этой причине его нужно оправдывать.

Какие последствия для Александра влечет этот приговор?

Он должен быть уволен из органов внутренних дел. Ему нравится его работа. Я не могу сказать, что он идеален, но он неплохой работник ДПС на фоне некоторых – прямо будем говорить. К сожалению, эти некоторые остаются, а он должен уйти из ГИБДД.

Оказывало ли ГУВД вам какое-либо содействие?

Никакого содействия оказано не было. ГУВД г. Новосибирска поспешило провести служебную проверку, в ходе которой, на мой взгляд, необоснованно был сделан вывод о том, что Бугурнов нарушил закон о Прокуратуре РФ. И эта служебная проверка стала одним из доказательств по делу - суд в приговоре на нее ссылается. В этой ситуации меня более всего возмущает равнодушие руководства и областного ГИБДД, и ГУВД к работнику, который следовал Закону и указаниям начальства. По результатам той же проверки Скулкину был объявлен выговор.

Что вы намерены делать дальше?

Будем обжаловать и приговор, и кассационное определение в надзорном порядке. Подадим заявление в Конституционный суд РФ о несоответствии Конституции РФ сложившейся в Новосибирской области правоприменительной практики статьи 42 Закона о Прокуратуре РФ. Мы будем обращаться к уполномоченному по правам человека Лукину. Отрадно, что нам оказывает помощь Федерация автовладельцев России (ФАР).

Я бы не хотел, чтобы это дело сводили к взаимоотношениям милиции и прокуратуры. Проблема не в Савицком или Бугурнове. Еще десять-пятнадцать лет назад практически все участники дорожного движения были равны (количество «неприкасаемых» в общей массе было незначительно, да и вели они себя иначе). Дело Бугурнова – это своего рода «лакмусовая бумажка», цвет которой сегодня показывает, что в нашем обществе пока все еще побеждают «неприкасаемые». Хотелось бы верить, что наше общество не утратило инстинкт самосохранения и не согласится с таким положением.


Константин Пономарев, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено