Наркобарон зарабатывал законно

Наркобарон зарабатывал законно

С задержанного по обвинению в хранении и перевозке наркотиков в особо крупных размерах снято другое обвинение - по 174.1 УК РФ, в легализации преступных доходов. Это был первый случай предъявления обвинения по такой статье в Сибири.

Вечером 28 февраля редкие прохожие у одного из домов по улице Ватутина стали невольными свидетелями задержания крупного новосибирского наркоторговца по кличке Шомпол (имя и фамилия задержанного не раскрываются в интересах следствия). При задержании Шомпол, мужчина 45 лет, потребовал у оперативников телефон их начальника, чтобы не сходя с места по мобильнику решить «недоразумение». Впрочем, сообщение о том, что он задержан не сотрудниками МВД, а оперативниками Госнаркоконтроля, остудило его пыл, как и результаты досмотра: пистолет «Стражник» с двумя патронами и пакеты с героином – из кармана и из-под водительского сиденья внедорожника задержанного, общим весом почти 110 граммов.

Шомпол сразу избрал тактику молчания, воспользовавшись предоставленным Конституцией правом, и отказался отвечать на вопросы следователей. А вопросов к тому времени накопилось немало. По адресу, где наркоторговец был официально зарегистрирован, и по месту его фактического проживания – в элитном двухэтажном особняке в поселке Краснообск, оформленном на близкого родственника, провели обыски. В первом случае нашли металлические термосы с героином, во втором – пистолет Макарова с 67 патронами. По поводу наркотиков Шомпол отмолчался, а насчет оружия заявил, что недавно нашел на улице, собирался сдать в милиции, да вот не успел.

Повторный обыск в коттедже проводился с большей тщательностью. Сначала по дому пустили кинолога со служебной собакой. Доберман проверил огромный холл с камином, бильярдную, затем второй этаж, где находилась просторная гостиная с кожаной мебелью и дорогой теле - аудиосистемой, две спальни и кухня, но ничего на нашел. Разве что пустые коробки из-под китайских термосов, аналогичных тем, что обнаружили на предыдущем обыске. Наркополицейские поднялись на чердак, где им пришлось метр за метром буквально перелопачивать слой керамзитной гальки в поисках возможного тайника. В рыжей пылевой завесе нечем было дышать - понятые наблюдали за происходящим, закрываясь шарфами. Лишь спустя полтора часа после начала обыска, когда гвоздодерами подняли несколько прибитых досок, оперативники наткнулись на три засыпанные керамзитом коробки, из которых извлекли обложенные газетами термосы. Эксперт аккуратно открыл один из них, демонстрируя присутствующим сероватый порошок, которым двухлитровый термос был забит практически под завязку.

Понятой – старик лет восьмидесяти в поношенном китайском пуховике и раздавленной ушанке, которого автор этих строк, присутствовавший на обыске, сначала принял за сторожа особняка, - с любопытством поинтересовался у опергруппы, что внутри. И покачал головой, услышав, что, по всей видимости, это героин. Точнее покажет экспертиза.

Кто бы мог подумать, этот дед, с виду ничем не отличающийся от тысяч других пенсионеров, и есть «счастливый» обладатель богатого особняка со всеми его комнатами, бильярдными, каминами, спортивными тренажерами, бронированными рольставнями, автономной системой отопления и прочими атрибутами хорошей жизни. Правда, сам он обмолвился, что в этом «празднике жизни» он всего во второй раз, сын не больно привечал в своем доме…

Десять килограммов героина, найденные у Шомпола, и легли в основу обвинения. Кроме перевозки и хранения наркотических средств в особо крупном размере следствие вменило наркобарону легализацию преступных доходов – статью 174.1 УК РФ, наложив арест на имущество и материальные ценности в общей сложности на 11 миллионов рублей (официально заявленных источников дохода Шомпол не имел).

Отказываясь сотрудничать со следствием, в приватных беседах с оперативниками он не скрывал, что давно занимается распространением наркотиков. Возит их из Киргизии, начав в советские еще времена с гашиша. «Из-за баранки не вылезал», - по образному его выражению. – «Сейчас оттуда наркоту вывозят контейнерами». Те же американцы, чьи военные базы расположены в этой азиатской республике, - благо Афганистан рядом, - не говоря уже о бывших согражданах. И тут же восклицал: «А что же, не работать?! Чего впустую сидеть?!». Сколотив состояние на наркоманах, он, тем не менее, ненавидит их и не понимает, почему власти сюсюкаются с ними и не решают проблему кардинально. К примеру, путем расстрелов… И вообще, ему невдомек, почему родное государство, вместо того, чтобы наградить его за праведные труды по очищению земли от наркозависимых, которых он сотнями перетравил и отправил в мир иной за годы своего «бизнеса», его незаслуженно отправило за решетку – в переполненную общую камеру, к бывшим «клиентам», где вместо кожаных диванов жесткие шконки, и где спят по очереди.

Впрочем, государство все же проявило к наркоторговцу снисхождение. Совсем недавно, в августе, когда расследование было завершено и обвинительное заключение поступило на утверждение в прокуратуру Ленинского района, из целого списка вменяемых задержанному статей исчезла та самая легализация. Надо отметить, это первый случай возбуждения дела по такой статье в Сибирском федеральном округе. Прокуратура сочла недостаточными собранные доказательства. Учитывая, что Шомпол вряд ли получит пожизненное заключение, имущество ему еще вполне может пригодиться. «Да у меня полмиллиона долларов!.. Как ни крути, года через два-три все равно выйду на волю! Не мытьем, так катаньем!» - говорил он следователям. Вполне возможно, что так и случится.

Игорь Никулин,
специально для НГС

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА