Иллюзии укрупнения

Присоединение к Новосибирску соседних городов-спутников создаст больше проблем, чем преимуществ

Иллюзии укрупнения

В середине мая губернатор Иркутской области Александр Тишанин официально озвучил амбициозный проект превращения Иркутска в город с миллионным населением. Речь не идет о стимулировании рождаемости или улучшении условий для миграции. К сибирскому пристанищу декабристов предполагается просто присоединить близлежащие Ангарск и Шелехов. Для того чтобы выяснить, что дает такое укрупнение сибирскому городу, и как Новосибирск может повысить свой статус, НГС.НОВОСТИ обратились к зав. кафедрой Государственного и муниципального управления Сибирской академии государственной службы, доктору социологических наук Александру Новокрещенову.

Александр Васильевич, что сейчас в России дает городу миллионный житель?

Да практически ничего. Это пустое дело. В советское время вертикаль власти была выстроена сверху донизу. Глава города получал власть от области, а область – от республики. Тогда размер города имел значение. Сейчас же самое главное, особенно на муниципальном уровне, – это взаимодействие со своим работодателем – населением. Потому что власть мэр города получает от населения в результате голосования. Следовательно, вся его деятельность должна быть направлена на удовлетворение потребностей населения. Это альфа и омега.

А теперь смотрите: размер города – это вопрос очень непростой. Он связан, во-первых, с управляемостью и удовлетворением потребностей населения, а во-вторых, со взаимоотношениями с субъектом федерации. Ведь субъект и муниципальная власть – это две власти, которые друг другу не подчиняются. Местное управление самостоятельно в рамках своей компетенции делает все - от мусорного бака до бюджета. И органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

Вы, наверное, обратили внимание, что по всей стране разворачиваются конфликты между мэрами столиц и главами субъектов федерации. Это фактически единственные муниципальные образования на территории регионов, которые могут действовать в соответствии с Конституцией: «Я самостоятельный, и никто не имеет права вмешиваться в мою деятельность».

А как же другие города?

Фактически все, или почти все, муниципалитеты – дотационные. Территориальная основа местного самоуправления – и это ключевой вопрос – возникла на базе административно-территориального деления, которое создавалось в 20-е годы. Города возникали естественным образом, хотя были и искусственно созданные города. Финансирование шло по нормативам: количество жителей, количество койко-мест в больницах, количество школьников в школах. Бюджет был один – государственный. И если тебе смету расходов города утвердят – ты получаешь деньги.

А местное самоуправление – это финансирование жизнедеятельности из собственных доходных источников. Что у тебя на территории есть – с этого ты и кормись. А у большинства-то как раз нет. Но те крупные города, у которых есть доходы, говорят: «О! Это же мне принадлежит. Я самостоятельный и независимый». Но тут он соприкасается с интересами субъекта федерации. А у него интересы другие – ему надо всю «голь» накормить. У него есть много муниципальных образований, которые вообще не имеют никаких доходов. Субъект вынужден отбирать и делить – на этом держится его власть.

Такой конфликт – это хорошо или плохо?

Налоговая система такова, что формирует сначала федеральный бюджет, потом субъекта федерации и только потом муниципальный. Между городом и областью всегда будет конфликт. Город хочет сам распоряжаться своими налогами – он понимает, что надо содержать и армию, и все остальное, но ведь и мэр хочет, чтобы за него снова проголосовали.

Представим себе такую ситуацию: губернатор взял под контроль город. Конфликт между этими уровнями – нормальное явление. А вот когда конфликта нет, это значит, что губернатор контролирует город, финансовые потоки и определяет его судьбу. А мэр делает «под козырек». Мы видим амбиции нового иркутского губернатора: он возжелал иметь у себя город-миллионник. Мэр мог бы и возразить. Зачем ему эти «деревни»? Он наживает массу проблем, ведь получается, что город – это одно, а муниципальное образование «город Иркутск» - совсем другое. Мэру придется теперь все население этих «деревень» накормить, напоить и так далее – ведь теперь и они должны за него проголосовать.

Плюсов нет вообще?

Ну, чтобы щеки раздуть, конечно, хорошо: «У меня миллионный город!» Но мы же понимаем, что чем больше населения ты берешь под свое крыло - тем больше ответственность. А население будет недовольно: у них сразу усложнятся взаимоотношения с властью. Местное самоуправление должно быть на расстоянии вытянутой руки.

Новосибирск может присоединить к себе, например, Обь или Бердск?

Этого не будет. У нас город и так очень большой. Есть, например, целые районы, в которых я, новосибирец, никогда не бывал. В городе и так уже очень плохая управляемость. Городу оставляют самые труднособираемые налоги, основную часть забирая в федеральный бюджет и в бюджет субъекта. Вообще, конечно, это хамство: ни один человек в государстве не живет - все живут в городах и селах.

И все же, если мы захотим повысить свой статус укрупнением, что предстоит тогда сделать?

Должен принять соответствующий закон областной Совет, должны вынести соответствующие решения муниципальные образования, которые будут объединяться. После этого нужно провести референдум в каждом муниципальном образовании.

Как Вы относитесь к инициативе придания Новосибирску статуса субъекта федерации? Вы не считаете это демагогией?

Это маловероятно, но вообще-то желательно. С точки зрения науки, не может быть полуторамиллионный город муниципальным образованием, потому что в основе муниципального образования лежит община – это люди, которые знают друг друга, имеют общие интересы и общие связи. В Конституции записаны все субъекты федерации и Конституцию менять просто так не дадут, но ведь ее меняют – укрупнение регионов уже идет. Административно-территориальная реформа должна быть – мы просто легли на ту конструкцию, которая была при советской власти, а она не дает развиваться.

А что могут сделать новосибирцы? Выйти на улицы и сказать, что мы хотим статус субъекта?

В первую очередь, должна быть инициатива представительного органа, поддержанная населением, и на уровне субъекта федерации. Должна быть широкая дискуссия. Это, конечно, достаточно сложная процедура, но можно еще и провести референдум. Однако нынешняя мэрия на это не пойдет, да и Виктор Александрович (Толоконский, прим. ред.), конечно, тоже. Между ними нет конфликта. Де-юре он заложен, но сейчас если он и есть, то латентный.


Константин Пономарев, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА