Третья столица?

Александр Люлько: «В Москве на Сибирь смотрят как на второстепенную территорию»

Третья столица?

Новосибирску не хватает денег на развитие – слишком много доходов идет в областной бюджет. В этом убеждены депутаты городского Совета. Правда, в решении этого вопроса единого подхода не выработано. 11 апреля депутаты Горсовета обратились к коллегам из областного Совета с вопросом о дополнительном финансировании строительства дорог. С другой стороны, есть и более кардинальные предложения. Об инициативе придать Новосибирску статус субъекта Российской Федерации НГС.НОВОСТИ рассказал депутат городского Совета Александр Люлько.

Что изменится, если Новосибирск станет субъектом Федерации?

Сейчас взаимоотношения мэра с губернатором таковы: есть губернатор и есть его «зам. по городу». У мэра есть возможности отстаивать позиции города, но делать это ему достаточно сложно, ситуация в межбюджетных отношениях, мягко говоря, не совсем справедливая. Город, который зарабатывает больше 80 % всех налогов, поступающих в бюджет области, может оставить у себя около 16,5 %. Это гораздо меньше, чем когда были достаточно сложные отношения между тогдашним губернатором В.П. Мухой и мэром В.А. Толоконским. Тогда в бюджете города оставалось около 34 %. Виктор Александрович говорил о той ситуации, что это «грабительский бюджет». Но сейчас еще хуже, против выступают депутаты, но, честно говоря, многое не получается.

А тут еще Госдума принимает закон, по которому у города забирают такие полномочия, как распоряжение землей, и другие. Город может остаться без денег на нормальное развитие. И вопрос не в том, плохой губернатор или нет. У губернатора ситуация совсем другая. Представьте себе, что есть город, который является центром Сибирского Федерального округа и более-менее развивается, и есть совершенно нищая деревня, которую нужно кормить. Большинство там безработные, и продукцию, которую производят, они не могут реализовать. В этом смысле губернатор вынужден принимать решения по поводу равномерного распределения бюджетных средств.

Чем силен наш город? Мы – не центр сырьевого региона. Но у нас есть инфраструктура, наука, культура и прочее, которые будут давать результаты, только если существенным образом поддерживать эти отрасли. Если этого не делать, то город будет стремительно терять привлекательность. Видно уже, что он теряет свои позиции в соревновании с Красноярском и Томском. Единственная возможность выйти из этой ситуации – придать определенный статус городу. А какой статус в рамках действующего законодательства позволяет оставлять налоги городу? Это статус субъекта Федерации. Правда, можно еще по примеру Курска разработать закон об особом статусе федерального областного центра, где прописать особые межбюджетные отношения между областью и областным центром. Но Новосибирск может претендовать на большее, чем обычный областной центр.

Почему?

Мы являемся центром СФО, а Сибирь сейчас находится в особом положении. В этом смысле она даже привлекательнее, чем Россия в целом. Если посмотреть на мировую геополитическую ситуацию, то Россия не является супердержавой, но обладает серьезными полезными ископаемыми. Подавляющее их количество находится в Сибири. Кстати, одним из самых больших ресурсов России в ближайшее время может стать не нефть и газ, а пресная вода.

С одной стороны, Европа отапливается сибирским газом, и даже небольшой конфликт с Украиной привел к тому, что европейцы замерзали, недополучая газ. С другой стороны, есть бурно развивающийся индустриальный Китай, который сейчас импортирует 20 % нефти, а к 2010 году это будет 40 %. При этом практически вся его привозная нефть – из стран Персидского залива, где ситуация достаточно напряженная. Поэтому китайцы на переговорах с Путиным достигли договоренности о поставках нефти из Сибири. Их интересует и наземный путь для своих товаров в Европу. Таким образом, Сибирь стала центром геополитических интересов.

Ну а какую роль здесь играет Новосибирск?

Нашему региону нужен имиджевый статус. В Москве на Сибирь смотрят как на второстепенную территорию, а некоторые депутаты Госдумы называют ее «малоинтересной электоральной базой». С другой стороны, они же должны понимать, что без Сибири они не получат ни бюджета, ни даже личного благополучия. Девять из десяти рублей, которые крутятся в Москве – это деньги, заработанные в Сибири.

Я считаю, необходимо организовать нечто вроде третьей столицы России. Это вовсе не означает, что какие-то федеральные структуры сюда нужно перенести. Это означает, что будут три крупных города с особым статусом – две исторические столицы и столица Сибирского края. Вспомните Петра I. Когда надо было закрепить северо-западные территории, то создали и придали особый статус Санкт-Петербургу. Сейчас для России особое значение приобретает Сибирь. И столице Сибирского региона нужно придать особый статус.

Поэтому есть такая инициатива, и она высказывается из разных источников. Я не могу пока сказать кто именно, но ряд новосибирских общественных деятелей и предпринимателей, которые не связаны с политикой, сейчас создают определенную группу, и я думаю, что примерно через неделю она оформится. Вот такую инициативу мы хотим выдвинуть, причем даже не в политических, а в гражданских рамках, чтобы избежать настороженности во властных структурах.

Новосибирцев волнует более насущный вопрос: что станет тогда с областью?

Бывая в селе, видишь, что в целом регион не очень-то благополучный. Высокая степень безработицы, пьянство…У этого много причин, но одна из них - сильные иждивенческие настроения. Я сам сибиряк четвертого поколения. У меня предки приехали по отцовской линии с Украины, а по материнской – по столыпинской реформе из Центральной части России. Им никто не помогал – просто дали землю, и жили они достаточно хорошо, много работая. Я считаю, что для крестьян нужны не подачки в виде дотаций из города, а создание условий сбыта сельхозпродуктов. И в этом смысле, я считаю, что для селян выгоднее интенсивно развивающийся Новосибирск с большим количеством жителей, которые будут потреблять продукцию сельского хозяйства, чем заштатный городишко. Сильный город гарантирует сбыт. Слабый город ничего хорошего селянам не гарантирует.

Мы же должны понимать ущербность той политики, которая проводилась в советское время: тот, кто работает, должен делиться с тем, кто не работает. В результате мы пришли к тому, что оба не работают. Человек будет хорошо работать, только если он будет видеть результат своего труда, причем результат для себя лично. Когда он будет иметь достаточно, он начнет делиться с нуждающимся, но уже на добровольных началах. На недобровольных началах отбирать у города и передавать деревне – это экспроприация, некая «продразверстка наоборот».

Каков механизм продвижения инициативы придания особого статуса Новосибирску?

Механизмы разные. Мы сейчас готовим проведение здесь международных конференций с участием представителей интеллектуальной элиты многих стран для придания определенного имиджа региону. У меня такое ощущение, что это все равно случится: в Сибири вырвется вперед какой-то регион, который будет претендовать на роль столицы. На это, естественно, претендует Красноярск с его большими финансовыми ресурсами и самостоятельной политикой, на это претендуют Томск и Омск. Но поскольку мы живем здесь, хотелось бы, чтобы это был Новосибирск. Я считаю, что стартовые возможности у нас очень хорошие.

А кто будет принимать решение?

Мы привыкли думать, что за нас все решают - правительство в Кремле или депутаты в Госдуме. На самом деле многое зависит и от гражданского общества, то есть неполитических структур, уважаемых людей и даже простых граждан. А граждане сейчас все более и более чувствуют, что Россия просто может потерять Сибирь, причем безо всякой войны. А чтобы она ее не потеряла, нужно срочно принимать решения о развитии Сибири, ее заселении. И самое интересное, что Сибири многого-то не надо – просто нужно оставить на ее территории чуть больше. Не надо все забирать, оставьте хоть что-то на пропитание, достойную жизнь и развитие.

Как решать самую острую проблему Сибири – демографическую? Строить жилье, развивать ипотеку, которая служит для закрепления кадров, создания благоприятного имиджа для Сибирского региона.

Как Вы считаете, федеральная власть не может воспринять подобные идеи как сепаратистские?

Преобразование города в субъект Федерации не может быть актом сепаратизма. Город не может развиваться локально и обособленно от страны. Я считаю, что опасности сепаратизма для Сибири не существует. Как только она объявит о своей незалежности, так она тут же станет китайской провинцией. 20-30 млн. человек, населяющих Сибирь, не смогут удержать территорию, когда под боком находятся полтора миллиарда голодных и нищих китайцев, готовых трудиться за 2000 рублей в месяц. Так что о каком-то сепаратизме речи не идет. Речь идет о закреплении территории, без которой Россия существовать не может.

Но сейчас есть обратная тенденция к укрупнению регионов и падению роли глав субъектов – их назначают…

Мне совершенно безразлично, будет ли мэр выбираться или назначаться. Речь идет о бюджетных взаимоотношениях и об имидже города, возможности его роста – только об этом. Пусть мэр назначается, чтобы не было обвинений в сепаратизме.

Вы не опасаетесь обвинений в популизме?

Да мне, в общем-то, все равно. Я буду двигаться в естественном направлении. Те, кто обвиняют, не предлагают ничего другого. Если рассматривать популизм как популярные идеи, востребованные у людей, то это меня абсолютно устраивает. Дело не во мне. Я лишь говорю то, что давно созрело в умах многих.


Константин Пономарев, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА