«В России нечего рекламировать»

Новосибирские модельные агентства сразу готовят девочек к работе за границей

«В России нечего рекламировать»

Российский модельный бизнес начинался лихо и в народе считался полукриминальным. Отношение изменилось, когда появилась Наталья Водянова – пример успеха простой русской девочки. Ее биография сразу обросла апокрифическими деталями: раньше Наташа торговала на рынке овощами, а теперь она - жена английского лорда и успешная модель L’Oreal и Calvin Clein. И ей всего 24 года. Новосибирские модели постоянно летают за границу – хотят повторить карьеру Водяновой или новых звезд – Наташи Поли и Евгении Володиной. Тем более что в России им делать нечего.

Местные модельные агентства сразу готовят девчонок к Западу, но в первый раз отправляют в какую-нибудь азиатскую страну: там мягче требования. Японию называют детским садом для моделей – с девочками там нянчатся, даже возят по кастингам. Роскошь, немыслимая в западных агентствах, где моделям просто дают карту города. Елена Волкова, модель агентства “Элит Старз” и участница ТВ-проекта “Ты – супермодель”- 3, начала работать как раз в Японии. Ей было 14 лет.

“Я снималась в Токио для каталогов. Японцы на них помешаны. Еще у них культ маленьких девочек – 14-15-летние модели нарасхват, – рассказала Лена. – Никто не уходит на пенсию в 16, но таких выгодных контрактов у тебя уже не будет”.

Пятнадцатилетняя Вика Суховетрук, модель “Элит Старз”, недавно вернулась из Тайваня. “Две недели было трудно, – сказала Вика. – Я не понимала, что делать на кастингах, что от меня хотят фотографы. И работа тяжелая. Снимаешься по девять-десять часов, минут пятнадцать, чтобы поесть, – и все. Зимой фотографируют летние коллекции, часто на улице”. Вике, к счастью, повезло – ее позвали в шоу Chanel. Жизнь жесткая – если модель не прорвется на показы уровня Givenchy или Gucci, то еще долго будет позировать для каталогов.

До сих пор держится мода на тощих моделей. “Худеть – это ад, – призналась Лена Волкова. – На кастинге «Супермодели» я была в ужасе – какие все девчонки худые, вместо ножек – два карандаша. Нам сказали, что в Париже ввели новый стандарт – бедра 84 см. А у наших моделей – 85-86, а рост – 180. Ходячие роботы. Мне кажется, у заказчиков просто не хватает ткани – вот они и шьют такие узкие платья”. Требования жесткие, но почему-то модели редко по-настоящему красивы. После андрогинной Твигги в моде экстравагантные внешности: у нынешнего лица Prada Саши Пивоваровой – огромные, в пол-лица глаза.

Как выбирают моделей? “С какой ноги встанет менеджер этого дома моды, таких девочек он и наберет. И какой образ будет у коллекции, – объяснила Ирина Марченко, директор агентства “Русский блеск”. – Сейчас эксплуатируются странные, гуманоидные типажи. Широко расставленные глаза, маленькие подбородки, высокие лбы. Как ругали модель нашего агентства Риту Мулдагалиеву, когда в 2001 году она выиграла конкурс “Новые лица” и уехала в Париж! Нам говорили – она же некрасивая. А Рита год проработала в Милане для Dolce & Gabbana”.

Теперь Рита Мулдагалиева работает в Нью-Йорке, в активе – шоу Gianfranco Ferre, Yves Saint Laurent, Philosophy by Alberta Ferretti, Miss Sixty.

“Нет каких-то ступеней, которые нужно пройти, чтобы стать топ-моделью, - говорит Рита. – Только удача. Бывает, что приезжаешь на fashion week, делаешь все кастинги, а в шоу тебя не зовут. С нами одна девочка жила – у нее не было показов, и она, как бы шутя, говорила – вот выключу будильник, и вы все проспите”.

Девушки знают, за что бьются – гонорары у них достойные. Марки уровня Yves Saint Laurent платят две тысячи долларов за шоу. За показы попроще модель получит 500 долларов. Рита Мулдагалиева рассказала, что в Нью-Йорке модельеры иногда рассчитываются одеждой из коллекции: “Дизайнер дает тебе чек, ты приходишь в его бутик и набираешь вещей. По-моему, это неэтично – мне не все нравится, что я ношу на подиуме”.

За рекламную съемку модели платят 15 тысяч долларов. В России самый щедрый гонорар – 1500 рублей, и расценки не меняются уже года три.

“Моделинг – это способ продавать. Раньше мода реже менялась, а сейчас она искусственно стимулируется, – говорит Ирина Марченко. – На Западе легкая промышленность процветает, вот у них такие гонорары. В Новосибирске в апреле будет Siberian Fashion Week – русские модельеры что-то шьют, но не массово. В России нечего рекламировать”.

Поэтому для русских девчонок модель – не профессия, а хобби. После института они бросают подиум – становятся домохозяйками или идут работать. Но редко по специальности: “Я учусь на экономиста, – говорит Лена Волкова, – но, думаю – может, пойти на актерский факультет? Я бы снялась в кино. Офис мне скучен, хочу что-нибудь творческое, но что – еще не знаю”.


Ксения Воротынцева, специально для НГС.НОВОСТИ

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА