«В город вошли боевые монахи»

Организатор концерта Мэрилина Мэнсона — об отношении полиции к рок-музыке, неизвестных деталях драки у «Рок Сити» и людях, которые стоят за «православными активистами»

Новосибирск лихорадит от людей, которые называют себя «православными активистами». 19 мая группа суровых ребят спортивного телосложения сорвала концерт польской металл-группы Behemoth, который должен был пройти в «Рок-Сити», обвинив музыкантов в сатанизме. Полиция православную стачку не пресекла. 11 июня эти же активисты провели пикет на пл. Ленина, обвиняя в различных грехах уже американскую рок-звезду Мэрлина Мэнсона. Корреспондент НГС.НОВОСТИ встретился с организатором его гастролей, новосибирским продюсером и руководителем агентства «Сибирские гастроли» Виктором Захаренко, которого недавно вызывали в Центр «Э» и расспрашивали про экстремизм. Продюсер рассказал, что он делал в полиции, в чем виноват Мэнсон и кто стоит за защитниками духовных скреп.
На прошлой неделе вас вызвали в подразделение МВД Центр «Э». О чем был разговор?

Меня пригласили, чтобы я дал показания и принес тексты песен Мэрилина Мэнсона. Ситуация возникла за неделю, на совещании в мэрии по организации безопасности на концерте Мэнсона. Так совпало, что концерт планируется в День города, а это — дополнительная площадка и усиление, поэтому собрались силовые службы. Плюс поползли еще заявления так называемых православных активистов, воодушевленных тем, что они сумели отменить концерт «Бегемота» в «Рок-Сити».

Я бы сказал — сорвать…

Да, сорвать. Именно такую правовую оценку можно дать этому поступку… Вот они, воодушевившись, написали в соцсетях, что их следующая цель — Мэрилин Мэнсон. Поэтому возникло опасение за проведение мероприятие и у нас, и у силовиков. Через полчаса после совещания пришли как раз эти активисты — Лобов, Задоя и еще один товарищ, чтобы подать заявку на проведение митинга 11 июня. Так совпало, что они зашли в кабинет, а мы еще там сидели всем коллективом. Вместе с заявлением на митинг они принесли заявление о готовящемся выступлении группы Marilyn Manson и тексты песен. Я попросил руководителя Центра «Э» дать мне возможность прокомментировать и тоже подать тексты, так как я обладаю текстами именно тех песен, которые будут исполняться на концерте.

По ощущениям — какова позиция Центра «Э» во всей этой истории?

Надо отдать должное спецслужбам — они безучастны и не выражают эмоций. Это хорошо, так как они действительно должны быть беспристрастны и стоять на защите Конституции и прав граждан. Тем не менее, по моим ощущениям, если бы задача стояла запретить — наверное, они не пригласили бы меня как сторону с объективной информацией.

Можно сколько угодно обвинять меня в субъективности — да, я заинтересован в проведении концерта, но глобально я заинтересован в том, чтобы концерты проходили разные, и мы бы не скатились к «Бутырке».

Думаю, что будет отказной материал, потому что ни призыва к экстремизму, ни к насилию, ни разжигание национальной розни — ничего в этих текстах нет.

Вы лично увидели этих активистов впервые в мэрии?

Да.

Какое впечатление они произвели?

Среднестатистические люди. Несколько смущал их сленг — очень много они ходили вокруг да около православия, духовных скреп и пр. Но вопросы, касающиеся концертов, культуры, и желание этих людей ввести цензуру вызывают у меня праведный гнев. И не только у меня. Хорошо, что с совещания в мэрии тогда никто не успел уйти — сидели силовики, вице-мэр (Виктор Игнатов. — И.К.), Аня Терешкова (руководитель департамента культуры и спорта. — И.К.), и я по лицам видел, что многие вещи, которые высказывали — там больше всех выступал г-н Лобов, — многие вещи вызывали от ухмылки до мотания головой. Постоянно шло повторение про мировоззрение, воспитание, Лобов задавал вопрос всем: «А что, у нас разве разные цели?». Игнатов, кстати, надо отдать должное, очень достойно отвечал. На вопрос «Неужели вы считаете, что эта музыка имеет смысл, она нужна?» он ответил, мол, а почему вы считаете, что нет? Я, мол, на концерт не пойду, но послушал и понял, что человек он (Мэнсон — И.К.) талантливый, много пишет, в частности саундтрек к «Матрице» и другим известным фильмам написал. А Лобов гнул свою линию — про единение нации, единственно правильный путь и все время переспрашивал: мол, вы не согласны?

А про Мэнсона что они говорили?

Здесь еще смешнее было. Был задан вопрос: «Что вас в Мэнсоне не устраивает?». И тут Лобов такое выдал… Мне вообще показалось, что он в какой-то экзальтации находится, потому что постоянно как-то двигался, даже сидя на стуле. И вдруг выдает: а вы знаете, что Мэнсон занимается на сцене с группой анальным сексом? А вы знаете, что он сам себе делает минет и сплевывает в зал? А вы знаете, что он кидает в зал гандоны? Слава богу, его одернули соратники, потому что, я думаю, в этом своем раже, он наговорил бы еще больше… Для меня это было последней каплей в собирательном образе г-на Лобова… Что-то обсуждать с этими людьми? Обсуждать можно, когда есть возможность достичь понимания. С ними должны встречаться или правоохранительные органы или, если это на уровне сознания, люди, занимающиеся психиатрией.

Образ Мэнсона, надо заметить, далек от пасторальных православных картинок. Как вам кажется, почему это не стоит воспринимать как проявление сатанизма?

Сценический образ далеко не всегда совпадает с реальностью. Это бывает не только в рок-культуре, но и в попсе, шансоне. Я много общаюсь с рок-музыкантами, в большинстве своем это — абсолютно иные люди, чем их сценический образ. Это эпатажность, это шоу.

Неправильно воспринимать артиста таким, какой он на сцене. Что меня раздражает, вот звонит мне товарищ и рассказывает, что его 16-летнему сыну на улице рассказали, что якобы Мэнсон делает, чем занимается…

То есть вложили в голову 16-летнему подростку образ циничного негодяя. Вот это плохо, человеку не дают самому принять решение, сложить свое восприятие.

Это реальный случай?

Конечно, стоят пикеты, людям однобоко навязывают свою точку зрения, просят подписаться, рисуя страшные образы. У этих православных активистов, видимо, очень богатая жизнь: они сидят в интернете и знают о темных сторонах больше, чем кто бы то ни был. Причем, они считают, что пресса — желтая и пишет всякие ужастики, но при этом почему-то воспринимают эти ужастики буквально, выдают их за чистую монету и навязывают молодежи.

Не боитесь погромов на концерте Мэнсона?

Не боюсь. Я опасаюсь другого: если власть не примет жестких и решительных мер по отношению к экстремистам, — а это экстремизм, независимо от цвета кожи и вероисповедания: если человек противопоставляет себя другим и делает это в агрессивной форме, он экстремист, — то возможны столкновения. Люди, не защищенные властью, начнут защищать себя сами. И такое случалось неоднократно.

Ваш коллега, скажем так, по несчастью, директор «Рок Сити» Максим Коротких пошел на отмену концерта «Бегемота». Испугался, не испугался — не важно, но отменил. Как оцениваете это?

Плохо, что концерт не состоялся. Говорить, что причиной явился Максим, который отменил, — неправильно. Он до последнего ждал начала концерта. Охрана уже подралась, снаружи встали активисты… В моем понимании — надо было создать коридор силами полиции.

Вызвать полицию…

Полиция была вызвана, но ее было крайне мало. Если были бы оттеснены так называемые православные активисты… Почему я говорю «так называемые», потому что люди, замеченные на входе, отношение к православию имеют какое-то странное. Один из них — то же лицо, та же кепка — был замечен позднее на тату-фестивале в майке с цифрой 666 на спине. О каком православии идет речь?

В ситуации у «Рок Сити» вопрос больше к полиции: пару человек бы задержали за драку, сейчас было бы меньше разговоров.

Фанаты, кстати, повели себя очень грамотно — держали нейтралитет. Насколько я знаю, от фанатов было подано порядка 50 заявлений в полицию.

Никаких звонков-предупреждений не получали?

Нет, и компетентные органы уже спрашивали меня на эту тему. Знаю, что Максиму Коротких звонили эти активисты — предупреждали, что еще одно мероприятие надо отменить. Органы об этом уже предупреждены. Думаю, что ситуации как с «Бегемотом» в «Рок Сити» уже не повторится.

Некоторые считают, что вся эта история — обыкновенное рейдерство: крепкие ребята отменили один концерт, отменили второй, а на третий пришли к организаторам мероприятия и предложили заплатить, чтобы не было срыва. Другая версия — это проверка власти, которую в Новосибирске взяла оппозиция. Как считаете — какие цели преследует «православные»?

Начну издалека… На сегодня вся страна информационно перегружена: информационные регистры забиты ситуацией в мире, а особенно — в Украине.

Осознанно или неосознанно, такие действия [православных активистов] отвлекают людей от реалий жизни. А реалии таковы: экономика хлюпает носом, черпает бортом, бизнес в стране чувствует себя крайне плохо.

Такое развлекалово — дешевый хлеб и зрелище одновременно. Лично мое мнение, что такое православное действо направлено на то, чтобы отвлечь людей. А что там стоит за этим… Рейдерство? Мелко, губа треснет у этих людей. Нажим на власть? Тоже неправильно — власть мы выбрали, нравится она кому-то или нет. Если кто-то хочет ситуацию дестабилизировать — свинство, если это так… Но то, что за этими действиями стоят кукловоды, это — факт. Я много общался с компетентными органами и властью и вижу их озабоченность ситуацией. Их не устраивает, что кто-то возлагает на себя задачу подменить собой власть, принимать решения, выдавать какие-то резолюции… Получается в нашем светском обществе какая-то конфессия пытается взять под контроль государство. Этакий крестовый поход. Хочется вспомнить Стругацких и мою любимую книгу «Трудно быть богом»: помните, там в конце, когда все — и власть, и чиновники, и элита передрались, — в город входят «серые». В город вошли боевые монахи, и жизнь в городе прекратилась практически вся.

Наше местное православное руководство имеет к этому отношение?

Уверен, что имеет. Потому что те организации, которые возглавляет Задоя, создавались в тесном общении с тем же г-ном Новопашиным (настоятель собора Александра Невского — И.К.). Выступление Тихона тоже меня поразило — «что хотели, то и получили». Не мне судить, что говорить митрополиту, но такие высказывания православных лидеров меня обескураживают. Думаю, бездействие, которое было на «Бегемоте», обусловлено тем, что лидеры нашего духовенства общаются с властью, и, видимо, пытаются влиять на них, на невмешательство.

В связи со всем этим не поменяли концертные планы на будущее?

Конечно, нет. Буду работать, как и прежде, в сегменте рок, андеграунд, этника. Но есть одно «но». А поедут ли теперь сюда музыканты? Обычные люди не знают, сколько усилий нам требуется, чтобы уговорить приехать сюда артистов.

Отсутствие сервиса и нормальных площадок не позволяет привозить к нам самых больших артистов — мы и Стинга хотели привезти, и Rammstein, и Мерилина Мэнсона давно собирались. Но если у нас будет страшно, артисты не поедут, как не хотят сейчас ехать в Украину, где нестабильно — там отменяются все концерты.

На самом деле Мерилин Мэнсон — первая ласточка крупного проекта. Приезд таких звезд — движок для города в культурной жизни.


Илья Калинин
Фото автора

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей

Реклама

Авторские колонки

Новости звёзд

Прямой эфир

В четверг, 28 сентября, в прямом эфире НГС.НОВОСТИ пользователям расскажут о самом масштабном за всю историю Сбербанка снижении процентных ставок по жилищным кредитам, а также о совместных ипотечных сервисах банка с застройщиком «ВИРА-Строй».
Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено