«Они пришли с дубинками, а я просто женщина слабая»

40-летняя повариха голодает третий день — ее дом, стоящий на пути третьего моста, разбит в щепки, а по ночам в его обломках мародерствуют цыгане

Посмотреть все фото
Вдова из Новосибирска Светлана Воложанина объявила голодовку после того, как мэрия силой снесла два ее дома у третьего моста. Женщина говорит, что городские власти оставили ее без крыши над головой, вещей и документов, а также не выплатили положенную по суду компенсацию. Мэрия утверждает, что Воложанина сама отказалась от денег, и они отправились на депозит нотариуса еще в апреле. Снять их оттуда, вроде бы, не проблема, но Воложанина до сих пор не сделала этого. Почему прозрачная финансовая схема стала средоточием жестокости и абсурда, разбиралась корреспондент НГС.НОВОСТИ.
40-летняя вдова из Новосибирска, мать двоих детей и повар по специальности, Светлана Воложанина объявила голодовку. 7 октября по распоряжению мэрии в 10-м Камышенском переулке снесли два ее дома, мешавшие строительству третьего моста. Как рассказала лидер инициативной группы жителей Лилия Лепкович, рано утром в понедельник, когда Воложанина ушла на работу, рядом с ее домом появилась строительная техника, вооруженные люди и группа чиновников.

«Сначала прислали пожарную машину и «скорую». Думали, мы поджигать себя будем. Часов в семь утра. Спрашиваем, что вы тут делаете, — говорят, у нас приказ дежурить. Потом стали подъезжать люди в форме — ОМОН, может, ФСБ. Человек сто их было. Из мэрии приехали, глава Октябрьского отдела полиции. Около 8 утра прибыл заместитель мэра Валерий Жарков, махнул рукой — и начали снос. Соседи хотели вмешаться, но их от забора буквально отбрасывали», — описывает ситуацию Лилия Лепкович. В этот момент дома был 21-летний сын Светланы, водитель маршрутного такси, который отдыхал после ночной смены. По словам Воложаниной, молодой человек сначала вообще не понял, что происходит.

«Электрошокеры были, дубинки резиновые. Как будто война. Боялись, что сбежится поселок и начнется бойня. А я просто женщина слабая. Я на этом месте 40 лет прожила. И мои родители тут жили», — говорит хозяйка снесенного дома.

Светлана Воложанина была среди тех, кто не смог переехать из зоны строительства третьего моста. Не договорились с городскими властями насчет отступных. Женщина утверждает, что независимая экспертиза оценила ее имущество в 19 млн руб., экспертиза мэрии — в 6 млн. Под имуществом подразумеваются надворные постройки и 2 дома на 11 сотках земли. Все это было нажито Воложаниной совместно с мужем, который умер от саркомы 6 лет назад. Один дом, одноэтажный, старый, но вполне жилой, купили для старшего сына. Другой дом был двухэтажный и относительно новый. Воложанина сообщила, что они с мужем собирали его буквально по кирпичику.

Сейчас в частном секторе вокруг опор моста царит хаос. За время прений с мэрией дома можно было разобрать на кирпичи и перевезти в другое место, но Воложанина до последнего надеялась, что до этого не дойдет. Теперь ее жилище напоминает свалку. Ночами на ценности покушаются цыганки, подрабатывающие мародерством. Сама Воложанина, опрятная, но очень уставшая женщина, ночует на участке под открытым небом. 7 октября она объявила голодовку, которую не прекратила до сих пор.

«Они пришли с дубинками, а я просто женщина слабая»
«Описи вещей ей никто не отдавал. Деньги, документы, одежда — все под завалом. Младший сын пришел со школы — он в 4-м классе — поесть и переодеться домой. А дома нет. Когда мальчик со Светланой, он тоже вынужденно голодает. Соседи забирают его на ночь и подкармливают», — говорит Лилия Лепкович.

Сумма в 6 млн руб. в качестве компенсации уже кажется Воложаниной приемлемой, однако не устраивает форма перечисления денег. В апреле их поместили на депозит нотариуса. Голодающая и ее адвокат считают это незаконным.

«Есть решение Октябрьского районного суда от 4 февраля, обжалованное и вступившее в законную силу 13 августа. Там сказано, что Воложаниной дается 2 месяца со дня перечисления денег, чтобы она могла купить какое-то новое жилье. Если деньги перечислены нотариусу какому-то, это незаконно», — уверен адвокат Светланы Воложаниной Леонид Петровский.

В Нотариальной палате НСО объяснили, что, если городские власти не знали номера счета (по версии властей, женщина отказалась его называть), они имели право поместить компенсацию на депозит нотариуса. Воложанину должны были уведомить, куда делись ее деньги. Если этого не случилось, она имеет право сама узнать имя нотариуса, сделав запрос. Затем забрать деньги, по идее, не составит труда. Другое дело, что Леонид Петровский, а за ним и Светлана Воложанина, идут на принцип — мэрия сама должна с ними связаться и обо всем позаботиться.

Воложанина не первая объявила голодовку из-за квартирного вопроса в этом году.

В феврале этого года в Бердске голодала пенсионерка Татьяна Щетинина. Она отказывалась покидать аварийный дом, требуя вместо одной квартиры две — для себя с сыном и для снохи с ребенком. Тогда власть согласилась дать двухкомнатную квартиру в новом доме и разделить ее на два жилых помещения.

«Они пришли с дубинками, а я просто женщина слабая»
Сейчас муниципалитет не намерен уступать, дал понять 8 октября заместитель мэра Валерий Жарков. Он сообщил, что сумма в размере около 5,5 млн руб. перечислена на счет адвоката Светланы Воложаниной, потому что сама хозяйка дома отказалась назвать номер своего счета. Позже пресс-центр уточнил, что речь идет все-таки о 6 млн руб. и о депозите нотариуса. На том же брифинге Жарков отметил: Воложанина дважды была оштрафована за неисполнение судебного решения — сначала на 200 руб., а потом на 500 руб. От места в общежитии и хранилища для вещей, по версии мэрии, женщина отказалась.

Директор юридического агентства «Право и недвижимость» Григорий Нефедев называет голодовку неэффективным и нецивилизованным способом решения проблем в правовом поле. «Если случилась такая беда, зачем еще и организм свой риску подвергать? 6 млн — это довольно приличная, на мой взгляд, компенсация. Можно получить деньги и коттедж на них построить», — советует эксперт.

Третейским судьей в дуэли принципов мог бы стать нотариус — существо, прямо скажем, мифическое. О нем все говорят, но никто его не показывает. Воложанина и Петровский утверждают, что не знают, кто этот человек. В мэрии отыскать его имя в оперативные сроки не смогли, в Нотариальной палате НСО сказали, что в Октябрьском районе нет нотариусов с депозитами. Подходящая кандидатура на роль обладателя бюджетных 6 млн руб. нашлась в Центральном районе, но общение оказалось непродуктивным — нотариус готов подтверждать или опровергать хранение денег только Воложаниной либо ее законному представителю.

Мэрия между тем грозит сносом еще одному дому в 10-м Камышенском переулке. Его хозяйка, по словам Валерия Жаркова, сняла деньги с депозита, но до сих пор не переехала. Всего в районе стройки третьего моста осталось 10 домов, мешающих работам.


Анна Наумцева
Фото Анны Золотовой

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено