Звонок сыну

Новосибирская общественная организация «Правовое общество» провела акцию «Звонок сыну». Только благодаря помощи правозащитников матери солдат срочной службы получили возможность поговорить по телефону со своими детьми – многие впервые за полгода. Юристы говорят, что зачастую командиры сознательно изолируют подчиненных от контактов с родными, чтобы те не сказали чего лишнего.
Новосибирская общественная организация «Правовое общество» провела акцию «Звонок сыну». Только благодаря помощи правозащитников матери солдат срочной службы получили возможность поговорить по телефону со своими детьми – многие впервые за полгода. Юристы говорят, что зачастую командиры сознательно изолируют подчиненных от контактов с родными, чтобы те не сказали чего лишнего.

В день проведения акции «Звонок сыну» атмосфера в офисе «Правового общества» напоминала праздничную. Родителей солдат кормили тортами, угощали кофе. Впрочем, для многих солдатских матерей это действительно счастье - хоть ненадолго услышать в трубке родной голос.

Пока организаторы пытаются дозвониться до очередной части, Антонина Петровна Глушкова, сын которой служит в Хабаровском крае, рассказывает нам свою историю. Полгода назад проводила своего Андрея в армию – парня призвали в Военно-воздушные войска. После этого получила всего пару писем. Но как служится сыну, из них толком не поняла. Остальные письма, которые каждую неделю аккуратно пишет Андрей, почему-то не доходят. Пыталась узнать телефон части, чтобы хоть с командиром переговорить - тщетно, такую информацию в военкомате ей не дали, сославшись на военную тайну…

Рассказ Антонины Петровны прерывают организаторы, ее зовут к трубке – связь установлена и на том конце провода ждет Андрей. У матери от волнения выступают слезы – тут уж не до журналистов… Как здоровье, не обижают ли, не нужно ли чего прислать – мама засыпает сына вопросами, а глаза светятся неподдельной радостью. Около 20 минут проговорила Антонина Глушкова с сыном – видно, общалась бы еще, но рядом сидят другие мамы, которым тоже не терпится услышать своих детей. Но теперь мать солдата спокойна – знает, что с ее сыном все нормально, старослужащие особо не достают, да и детали того, как Андрей несет службу по охране воздушного пространства родины, тоже выяснила: «Его же в ВВС взяли, он говорит, первое время показали какие-то планшеты, я правда, не понимаю, что это такое. А теперь, говорит, беру лопату, мусор собираем, в основном, да по столовой иногда дежурит».

Идея провести такую акцию возникла у правозащитников в ходе юридических консультаций, которые «Правовое общество» проводит для матерей военнослужащих. Выяснилось, что очень многие уже более полугода не имеют сведений о своих сыновьях, не знают телефонные номера частей, где они служат. После того, как акцию проанонсировали на местном радио, общественники получили более сотни заявок на «Звонок сыну». При этом никой зависимости от региона, где служит призывник, нет – одинаково невозможно оказалось позвонить как в подмосковную часть, так и воинское соединение, расквартированное на Камчатке. «Мы вызывали его [сына] три раза на переговоры, потом по письму выяснили, что хотя переговорный находится прямо там, в части, солдата к телефону могут пригласить только с разрешения ФСБ», - рассказывает Любовь Коптелина, сын которой несет службу в Краснодарском крае.

Казалось бы, какую военную тайну может выдать солдат-первогодок своей матери? Да и запрета на телефонные переговоры с родными в законах нет. Есть ограничения, которые касаются секретной службы, но не более того. Тем не менее, солдат-срочник в части обычно оказывается отрезанным от внешнего мира.

Правозащитники полагают, что это может быть связано с самой страшной военной тайной нашей армии, которая, впрочем, является секретом полишинеля. Пьянство офицерского состава, издевательства со стороны «дедушек», полуголодное существование солдат – перечень того, о чем может проговориться в разговоре с родными боец, можно продолжать до бесконечности. А слово, как известно, не воробей, его, как солдатские конверты без марок, из штабной почты не выловишь и на предмет благонадежности не проконтролируешь.

«Что касается нашей армии, то в частях есть дедовщина, и прочее – просто командование не хочет выносить сор из избы», - считает Екатерина Дмитириева, сотрудник организации «Правовое общество». Между тем, по мнению руководителя «Правового общества» Анны Ярославцевой, если нет уважительной причины - отсутствия солдата в части или его занятости непосредственно в мероприятиях, связанных с несением воинской службы, можно говорить о нарушении основных прав гражданина.

При подготовке акции, для того, чтобы выяснить телефоны частей, правозащитникам пришлось пройти все инстанции – от командования округами до военной прокуратуры. При этом оказалось, что у приблизительно 50 процентов воинских формирований, якобы, вовсе нет городских телефонов, еще в 30 процентах случаев это оказалось сверхсекретной и закрытой информацией. В итоге удалось установить связь только с 10 частями, командиры которых охотно пошли навстречу в организации переговоров. Какие причины заставляют остальных вести себя столь скрытно? Остается только гадать…

Артем Шершнев, специально для НГС

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено