Генофонд под угрозой

Генофонд под угрозойВсе фотографии

Как уже писал НГС, в Новосибирской области под угрозой гибели оказались уникальные животные, которых на планете осталось всего несколько десятков особей. Питомцы экспериментального хозяйства новосибирского института цитологии и генетики могут не дожить до конца зимы. Государство не выделяет денег на содержание коллекции, а у ученых нет денег даже на корма для животных. Наш корреспондент Артем Шершнев побывал в деревне Елбаши Искитимского района, где находится база института, чтобы взглянуть на ситуацию своими глазами.

Как уже писал НГС, в Новосибирской области под угрозой гибели оказались уникальные животные, которых на планете осталось всего несколько десятков особей. Питомцы экспериментального хозяйства новосибирского института цитологии и генетики могут не дожить до конца зимы. Государство не выделяет денег на содержание коллекции, а у ученых нет денег даже на корма для животных. Наш корреспондент Артем Шершнев побывал в деревне Елбаши Искитимского района, где находится база института, чтобы взглянуть на ситуацию своими глазами.

В беспорядке сваленные бетонные блоки – остатки строительства, затеянного в советские годы, полуразрушенные стены животноводческих ферм, с трудом выдерживающие даже груз стропил, которые зловеще чернеют на фоне голубого неба…Картина, обычная для российской глубинки. Так сегодня выглядит опытно-экспериментальное хозяйство Института цитологии и генетики СО РАН. Идею создания таких научных баз принадлежит академику Дмитрию Беляеву, который с 1959 по 1985 возглавлял новосибирский институт цитологии. По замыслу ученого, здесь должна была вестись селекционная и генетическая работа с редкими животными, которые практически исчезли. В свое время академик смог убедить в нужности такого рода работ ЦК и Совмин. Теперь уникальная коллекция оказалась никому не нужна.

Генофонд под угрозой
Кулундинская шубная овца, якутская корова, серая украинская корова – этих животных в мире осталось всего несколько десятков, рассказывает директор хозяйства Роман Парафиенко, показывая нам своих питомцев. Вот уже добрый десяток лет государство не выделяет деньги на содержание питомника. Отрывая крохи от своего скудного бюджета, животных пытается сохранить институт цитологии и генетики. Но в этом году у ученых с деньгами стало совсем плохо и денег не хватило даже на полноценную заготовку кормов. «Последний раз деньги мы получали в сентябре – 100 тысяч рублей, - говорит Роман Парафиенко. - Это хоть частично погасить долги по электричеству, по зарплате, за горючее. Если разделить все деньги, которые мы имеем в год на количество наших животных, получится 6 рублей в день на одну корову. Содержать животных, от которых мы не имеем никакой прибыли, за эту сумму очень трудно»

При самом экономном расходовании запаса кормов в хозяйстве хватит, в лучшем случае, до февраля. Что будет дальше, никто здесь не знает. Часть животных можно сохранить, считает ветеринар Василий Шарымов. Но для этого уже сейчас нужно пустить под нож половину стада: «Может, каких-то постаревших животных убрать, в пользу других» Но, глядя в глаза ветврача, понимаешь, что у него рука на реликтовых животных не поднимется. Хотя ситуация практически безысходная. Мы оказались ее заложниками, с горечью говорит директор Института цитологии и генетики СО РАН Владимир Шумный: «Это все создавалось при советской власти. Тогда была четкая государственная программа по сохранению генофондов и выведению новых пород. Сейчас такой программы нет – что хотите с ними [животными], то и делайте. Махнули рукой на нас - и все. И мы остались в такой ситуации – понимаем, что не можем их ликвидировать, но и работ сегодня у нас с ними нет никаких, нет денег. Даже специалистов нет. Если раньше у нас было порядка двух десятков зоотехников, которые только на этих животных работали, сегодня остался только один»

Между тем, уникальный скот, который содержится в хозяйстве института – это не просто бесполезные экспонаты. Ученые называют этих животных, которые бродили по земле еще десятки тысячелетий назад, «донорами геноустойчивости». Например, якутской корове сегодня нет равных в мире по выносливости в экстремальных условиях – она всю зиму может прожить под открытым небом. Если довести до конца начатую когда-то селекционно-генетическую работу, можно получить уникальную для Сибири породу. В качестве временного выхода, для того, чтобы сохранить часть животных, ученые рассматривают ликвидацию опытной станции в деревне Елбаши и перевод наиболее сильных особей в аналогичное хозяйство в Алтайском крае. Там пока финансовое положение несколько лучше. Однако в федеральном бюджете следующего года денег на сохранение реликтовых животных вновь не заложено. И по большому счету, судьба экспериментального хозяйства на Алтае тоже покрыта мраком.

Генофонд под угрозой




Служба новостей НГС

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА