Шпионами может оказаться половина Академгородка

Фото с сайта tekhnoscan.ru
В четверг, 18 ноября гособвинитель потребовал на 17 лет лишить свободы физика Валентина Данилова, громкий процесс над которым продолжается в Красноярском краевом суде. Ученого обвиняют в государственной измене – якобы, он передал Китаю результаты исследований с грифом «совершенно секретно» За этим процессом внимательно следит научное сообщество новосибирского Академгородка. Во-первых, Данилов – выпускник НГУ, работал над диссертацией в Институте ядерной физики, со многими нашими учеными его связывали дружеские и рабочие отношения. Во-вторых, и это самое главное – люди науки говорят, что при том подходе, что ФСБ демонстрирует на примере Данилова, сажать можно едва ли не каждого, кто работает по иностранным грантам.
В четверг, 18 ноября гособвинитель потребовал на 17 лет лишить свободы физика Валентина Данилова, громкий процесс над которым продолжается в Красноярском краевом суде. Ученого обвиняют в государственной измене – якобы, он передал Китаю результаты исследований с грифом «совершенно секретно» За этим процессом внимательно следит научное сообщество новосибирского Академгородка. Во-первых, Данилов – выпускник НГУ, работал над диссертацией в Институте ядерной физики, со многими нашими учеными его связывали дружеские и рабочие отношения. Во-вторых, и это самое главное – люди науки говорят, что при том подходе, что ФСБ демонстрирует на примере Данилова, сажать можно едва ли не каждого, кто работает по иностранным грантам.

Бывший научный руководитель Валентина Данилова, академик Эдуард Кругляков каждое новое сообщение из стен красноярского суда воспринимает очень болезненно. Данилов – его аспирант, за обсуждением диссертации, вспоминает академик, до трех часов ночи засиживались в кабинете на третьем этаже Института ядерной физики. Да и после отъезда ученика из Новосибирска они с ним общались постоянно. То, что сейчас происходит в стенах Красноярского краевого суда, Эдуард Кругляков называет не иначе, как «судилищем»: «Есть десятки заключений институтов со всей страны, которые говорят – ничего секретного Данилов передать за рубеж не мог. Более того – вся эта проблематика была рассекречена по всей стране еще в 92 году. Лично я рассматриваю это как очень тревожный симптом – за шпионаж судят людей науки».

Академик Кругляков уверен в невиновности коллеги, как уверены в этом десятки ведущих ученых Академгородка, знакомых с тематикой исследований красноярского физика. Однако, говорят исследователи, спецслужбам нужен громкий процесс, и они по такой схеме могут запросто устроить подобное судебное разбирательство и в Новосибирске.

Один из институтов, который по просьбе суда проводил экспертизу тех исследований, что Данилов в рамках работы по зарубежному гранту передавал китайским коллегам – Институт теплофизики СО РАН. Экспертиза была в пользу российского физика, но какова ее судьба, ученые не знают – суд проходит в закрытом режиме. Теперь здесь с тревогой в голосе говорят о судьбе дальнейшего сотрудничества с Западом. Нет, понятно, что оно внезапно прерваться не может, рассуждает заведующий лабораторией молекулярной газодинамики Вячеслав Ярыгин. Лаборатория профессора Ярыгина уже несколько лет ведет исследования на деньги, полученные по зарубежному гранту. Работа серьезная – речь идет о разработках в области ракетных двигателей. В частности, именно этой лаборатории Международная космическая станция обязана надежной работой своих двигателей. Однако теперь Вячеслав Ярыгин говорит – после возобновления процесса над Валентином Даниловым он не удивится, если сотрудники спецслужб придут и за ним. Ведь эти разработки относятся к так называемым «технологиям двойного назначения» Информацией о ходе эксперимента он постоянно обменивается с западными коллегами, а поэтому запросто может стать изменником родины, даже не подозревая об этом. Дело в том, что тематика исследований профессора Ярыгина может внезапно оказаться в списке секретных. Изменения в этот список периодически вносит ФСБ. И то, что уже давно опубликовано в открытой печати, может вдруг стать государственной тайной. Правда, ученые об этом зачастую узнают постфактум. «То есть, отправил отчет или образцы какие-то сделанные, а оказывается, уже нельзя отправлять. На таможне это затормозят, а тебе предъявят обвинение, что нарушаешь закон», - рассказывает Павел Куйбин, ученый секретарь института теплофизики.

Именно так и получилось с Валентином Даниловым, полагает директор института теплофизики Сергей Алексеенко. С опальным физиком они некоторое время вместе работали в Красноярске. Профессор Алексеенко считает, что в результате запутанности российских законов и подзаконных актов, которые регулируют международный научный обмен, под подозрением может оказаться любой, кто сотрудничает с зарубежными партнерами. Но отказаться от этого невозможно: «Если есть контракт с зарубежной фирмой, то мы четко по графику получаем средства и обычно они довольно приличные - на уровне сотен тысяч долларов. С российскими предприятиями сегодня невозможно работать. Поэтому мы просто вынуждены зарабатывать деньги – иначе институты можно закрывать».

То, что в ближайшие дни Валентину Данилову вынесут обвинительный приговор, в Академгородке уже считают делом решенным. И называют этот процесс знаковым для российской науки, и для себя, в частности. Ведь в большинстве институтов исследования по зарубежным грантам составляют от 40 до 60 процентов всего объема работ.

Артем Шершнев, специально для НГС


НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено