БОМЖи возродят сельское хозяйство?

Борис Калиниченко
Необычный способ увеличения производительности труда придумали в одном из хозяйств Новосибирской области. Отчаявшись уговорить местных жителей завязать с пьянством, директор заменил их городскими бомжами. Оказалось, что в деревне с населением около 500 человек труд 20 бомжей куда эффективнее.
Необычный способ увеличения производительности труда придумали в одном из хозяйств Новосибирской области. Отчаявшись уговорить местных жителей завязать с пьянством, директор заменил их городскими бомжами. Оказалось, что в деревне с населением около 500 человек труд 20 бомжей куда эффективнее.

Деревня Новотырышкино Колыванского района. Улицы центральной усадьбы бывшего колхоза «Красный Октябрь», а ныне ОАО «Краснооктябрьское» словно вымерли. Ни души – на глаза попадаются только бродячие собаки, да пустые водочные бутылки, в изобилии валяющиеся по обочинам. Оживление наблюдается только у местного магазина. Алексей, выходящий из дверей с двумя бутылками водки, вопрос корреспондента, почему не работает, воспринимает с искренним недоумением.

- Не, ну а че там делать?
- Работать, деньги зарабатывать, например.
- Не, не пойдет.
- Почему?
- Ну, денег мало и вообще…Ну, неохота работать…

На наш вопрос, откуда у него деньги на выпивку, Алексей замялся и сказал – есть, мол, у него некий свой бизнес. Какой – распространяться не стал. Секреты местных «бизнесменов» открыл нам директор «Краснооктябрьского» Борис Калиниченко: «Сегодня повальное воровство и пьянство. Цветной металл продали – взялись за черный металл» Директор хозяйства сетует – из 500 деревенских крестьянских трудом занято от силы сто человек. И то – что считать работой – после зарплаты вся деревня гуляет, пока деньги не кончатся. И все это время на ферме буренки недояные грязью зарастают. Калиниченко признается – нелегко ему далось решение отправиться в город и предложить вокзальным бродягам поехать в деревню – сельское хозяйство поднимать. Но выхода, говорит, другого не было – на своих надежды никакой. Эффект превзошел все ожидания и теперь бывшие клошары у руководителя «Краснооктябрьского» - на лучшем счету. На них, говорит, считай, все животноводство и держится: «Сегодня вопрос можно поставить так – а кто бомжи? Те, которые не работают, или эти, что вкалывают? Их жизнь потрепала в свое время и они чувствуют цену куску хлеба, углу и человеческому вниманию».

На ферме мы знакомимся с Иваном Молотовым. Ему 57 лет, добрую половину из них провел на улице – собирал бутылки и перебивался случайными заработками. Теперь у него один самых ответственных постов в хозяйстве – работает в родильном отделении на ферме. Сам принимает роды у коров, за будущими «мамашами» ухаживает. После того, как коровник доверили бомжу, здесь постоянно чистота и порядок. За это Иван получает около 3 тысяч рублей в месяц. По деревенским меркам это очень неплохой заработок. Новоиспеченный скотник говорит, что словно начал жизнь заново и рад, что хоть здесь его принимают, как человека. «До пенсии осталось немного уже. Хоть до этого поработаю, заработаю что-нибудь. Под старость, может, и пенсию буду получать», - поделился планами бывший бомж.

Иван и его товарищи начисто ломают сложившийся стереотип бомжа – пьяница и тунеядец. У всех этих людей разные судьбы – есть здесь и молодые 30-летние парни, и достаточно повидавшие на своем веку. Одно общее проскальзывает в разговорах – впервые к ним отнеслись, как к обычным людям, без скидок на прошлое и без брезгливости. Хочешь работать – вот тебе постель, крыша над головой, обед в колхозной столовой и зарплата, как у всех местных. Напьешься, уйдешь в загул – до свидания. Никто «спецконтингент» специально не контролирует – люди, мол, взрослые, понимают, что к чему. С некоторыми пришлось расстаться. Но те, кто остался, за место будут держаться. «В городе только калым и все. На постоянную работу при всем желании не устроишься. Уверенности в завтрашнем дне нет», - считает Сергей Ошанин. Он недавно вышел из зоны – говорит, сидел за «убийство по пьянке». Пока мотал срок, потерял квартиру и прописку. Для него работа в «Краснооктябрьском» - единственный шанс «жить нормально» Теперь, говорит, выпивает только по праздникам. Признается, что трудновато бывает удержаться от соблазна продолжить веселье «по полной программе» - к бомжам-животноводам практически ежедневно захаживают местные с предложением выпить, благо, что деньги новые работники хозяйства получают исправно. Но вспоминает уличные мытарства, и хмельное веселье набирает обороты в другом месте.

Местный участковый проверил всех новых жителей Новотырышкино – не числится ли за ними какого криминала. Тем, у кого нет даже паспорта, пытаются помочь – пишут запросы в различные инстанции, чтобы восстановить документы. Впрочем, директор хозяйства Борис Калиниченко подчеркивает – он не занимается благотворительностью, единственная задача – чтобы предприятие работало. И если так получилось, что отверженные обществом и государством люди - его единственная опора, что ж, он готов работать с ними, благо, как оказалось, расчет вышел верный. Пока под жилье для бывших бродяг переоборудовали здание старой фермы. Но директор задумывается о том, как сделать для них полноценное общежитие. На ферму много людей не поселишь, а рабочие руки здесь по-прежнему в дефиците.

Артем Шершнев, специально для НГС

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено