Человек с образованием и погонами

Фото Men's Health
Фото Men's Health

Недавно он был выпускником НГУ – красный диплом, лучшие предложения работодателей. Затем - повестка в военкомат. Повестка офицерская, поскольку в том самом красном дипломе есть и отметки военной кафедры. И на следующие два года – лейтенант Российской Армии, командующий рядовыми и сержантами, которые младше всего на 2 -3 года. Этот текст задумывался как интервью выпускника, попавшего под весенний призыв. Корреспондент НГС не задал ни одного вопроса –собеседнику нужно было выговориться.

Недавно он был выпускником НГУ – красный диплом, лучшие предложения работодателей. Затем - повестка в военкомат. Повестка офицерская, поскольку в том самом красном дипломе есть и отметки военной кафедры. И на следующие два года – лейтенант Российской Армии, командующий рядовыми и сержантами, которые младше всего на 2 -3 года.

Этот текст задумывался как интервью выпускника, попавшего под весенний призыв. Корреспондент НГС не задал ни одного вопроса –собеседнику нужно было выговориться.


«Получил ты повестку – приложи все усилия, чтобы попасть в хорошее место. Познакомься с командирами, поговори. Узнай, в каких частях твоя специальность нужнее. Сможешь убедить командира части, что именно ты – тот, кто ему нужен, значит, служить будешь недалеко от дома. В военкомате тебя видят первый и последний раз, и как проходит распределение - не знает никто. Им главное – план «по головам» выполнить, да послать всех. Сможешь договориться заранее – молодец, не сможешь – будешь служить в Чите.

Два первых впечатления от армии. Первое. В армии – как в жизни: можно и в хорошем месте попасть в конкретное дерьмо, и в конкретном дерьме – попасть в хорошее место. Это зависит от личности командира. Нашел общий язык с командиром – решил все потенциальные проблемы, нет – получил ещё. И наличие диплома тут не поможет.

Второе. Самые «родные» должности для выпускника – работа с бумагами –
помощник начальника штаба, заместитель командира по воспитательной работе. Если выпускнику дают танковый взвод (три танка), начинаются очень большие проблемы. Танкисты танков не знают, выпускник, естественно, тоже. В принципе, за год можно освоить половину того, что нужно. Но вторая половина не осваивается никак. Специальные знания мало что дают.

Самое оптимальное распределение на военной кафедре – военный психолог. Если ты раньше должен был гнуть линию партии, то теперь – линию правительства. С одной стороны, это проще, чем с танками возиться. С другой стороны – научат власть завоёвывать. Даже нет, скорее, подскажут, как вести себя в двухгодичной экстремальной ситуации. Работа с конфликтами, методы убеждения – легче будет, не намного, но легче… Ну, и плюс изначально какой-то авторитет.

Ситуация такова, что страна имеет демографический провал – потерянное поколение 90-х гг. Дети, которые воспитывались на улице. Следовательно, мы имеем дело с очень сложным контингентом. Ребята из села, как правило, необразованные вообще. Официальный диагноз каждого второго – педагогическая запущенность. Показатель грамотности – боец, пишущий своё отчество с тремя ошибками. Как работать с таким контингентом? Либо ты их давишь, либо они на тебе ездят. Третьего не дано. Разумеется, не у всех это получается.

Тем, кто прошел военное училище, проще – они сами выбрали военную карьеру, и они гораздо жестче в поведении. А для выпускника новая обстановка, и можно сделать что-нибудь не так. Твоя неуверенность сразу бросается в глаза. Мелкие недочёты: воинское приветствие, команды «вольно» и «отставить»… где-то сказал «так точно», а надо – «есть». Это всё мелочи, но из них складывается отношения к тебе кадровых офицеров. Хочешь упростить свою жизнь – делай всё чётко по уставу. Вызубри эти четыре книжки.

Самая большая проблема для офицера – старослужащие. Точнее, то, что называется неуставными отношениями. В этом случае выжить можно, только если помогает офицерский состав. Офицеры помогли – выжил, не помогли – … Но, как правило, человек находит поддержку: откуда бы ты ни пришел – у тебя звёздочка на погонах, а офицеры – это, всё-таки, некая каста. Они тебе что – подскажут, где – научат.

Стандартная ситуация: «деды» уронят свой авторитет, если будут работать. Это невыполнение приказа старшего по званию. Понятно, чем это грозит. Такого допускать нельзя. Как утвердить свою власть? Мордобоем. По другому – не понимают. Есть более изощрённые техники. Например, командуешь: «Рота, бегом марш!». И рота побежала за направляющим – за тобой. Ты пробегаешь огромную лужу, останавливаешься у края, и командуешь: «Вспышка справа». Что делают солдаты? Они обязаны занять оборонительную позицию. Пять километров в противогазе – из этого же арсенала. На плацу листву ломом подметать – это на самом деле не анекдот.

Самое страшное, когда тебя солдаты начинают на «ты» звать. Всё – это уже не авторитет. Ты становишься частью машины, и начинаешь жить по её правилам. Или машина ломает тебя.

На закуску реальная история. Возвращаюсь я с одним из сослуживцев - бывшим студентом. Разговорились, ехать в одну сторону. Я предложил поехать на маршрутке – быстрее, мол. Он согласился. Странно, вроде всё офицерское жалование – 100 рублей. Откуда деньги? Вроде нигде не работает. Выяснилось, за месяц до призыва он для одной из фирм разработал в AutoCAD (графическая программа – ред.) комплекты аэродинамической обвески машин разных марок. По контракту, с каждого проданного комплекта ему падает небольшой процент – в месяц набегает 10-15 тысяч».

Мы доехали до части, прошли КПП, молчим. «Но… только не солдатом. Офицер хотя бы в ботинках ходит. Солдаты – портянки, кирза…Нет. Всё, что угодно, но только не солдатом – у них вообще никаких прав нет» – сказал он. Взгляд его потяжелел, налился скрытой угрозой. Мы ещё чуть-чуть помолчали, попрощались. Он развернулся и зашагал к казарме.

Записал Сергей Иванов,
выпускник НГУ
лейтенант запаса
Служба новостей НГС

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА