завершена Посмотрело: 6240

«Подорожник»: Мы перешли на патриотичный ассортимент

  • Дата проведения: 20.05.2016
  • Время: 12:00-13:00
  • Фото
  • Участники: Артем Альперенко, Татьяна Фомина
20 мая в прямом эфире НГС поговорим с руководителем группы компаний «Подорожник» Татьяной Фоминой и директором новосибирского предприятия компании «Подорожник» Артемом Альперенко об уличной еде и импортозамещении.

«Подорожник» отказался от Pepsi, Snickers, Lipton и Nescafe. В апреле текущего года из меню старейшей сибирской сети общественного питания исчезли все иностранные торговые марки. Им на смену пришли продукты российских производителей. О причинах такого решения, насколько оно оказалось успешным и как отреагировали покупатели, спросим у Татьяны Фоминой и Артема Альперенко в прямом эфире.

Справка: Фомина Татьяна Николаевна — родилась в Кемерово в 1968 году. Окончила исторический факультет Кемеровского государственного университета в 1991-м. Основатель и руководитель группы компаний «Подорожник» с августа 1995 года по настоящее время.
Ответы (14)
Ива Аврорина12:06
Добрый день, уважаемые зрители, слушатели и читатели НГС.
Мы начинаем прямой эфир с основателем и руководителем группы компаний «Подорожник» Татьяной Фоминой и директором новосибирского предприятия компании «Подорожник» Артемом Альперенко. Сегодня у меня также будет соведущий — журналист НГС.НОВОСТИ и эксперт в области еды Стас Соколов.
Вопрос12:12
Сергей Иванович:А вы не задумывались, чтобы вместо того, чтобы продавать фаст-фуд, сделать сеть с полезной, здоровой едой?
Вы же не будете отрицать, что весь фаст-фуд это натуральный вред? Как не стыдно, прикрываясь словами о патриотизме кормить людей вредной едой?
Ответ
Татьяна Фомина:Мы старались никогда в жизни не использовать в отношении «Подорожника» словосочетание фаст-фуд. Фаст-фуд - в переводе с английского это быстрая еда. Мы не предлагаем людям есть быстро. Есть нужно медленно, пережевывая пищу тщательно. Мы предлагаем быстрое обслуживание. В нынешний век, век больших скоростей и отсутствия полного времени, мы оказываем услугу людям тогда, когда они не в состоянии даже зайти на бизнес-ланч, т.к. это все равно занимает, хочешь или не хочешь, полчаса. «Подорожник» предлагает быстро обслужиться и съесть свою еду в машине, по дороге не всегда получается, но гораздо быстрее, чем ты можешь это сделать на бизнес-ланче. Именно поэтому мы позиционируемся не как фаст-фуд, а как компания быстрого обслуживания. Да, конечно, это продается на улицах города, это уличная еда, нас стрит-фуд еще называют.
По поводу здоровой еды. Да, мы неоднократно и за границей, и в Москве бывали в местах, где продается здоровая еда. Мы не говорим о ресторанах, о столовых - это другой формат. Именно такие закусочные, где упакованная, свежая, сегодняшняя, только что приготовленная еда. Можно ее здесь съесть на месте или взять с собой в офис. Есть такие сети, мы изучали. Но человека, который задал этот вопрос, я бы спросила: а вы готовы за 200 рублей покупать этот салат? А там они 200 стоят.

Ива Аврорина: Там это где?

Татьяна Фомина: В таких сетях. В Москве есть такая сеть «Прайм». Она очень известная, мы ее хорошо знаем, с уважением к ней относимся, ее сделал в свое время небезызвестный ресторатор Аркадий Новиков.

Ива Аврорина: Мы сейчас говорим про сети быстрого питания со здоровой едой?

Татьяна Фомина: Да, со здоровой едой, с сегодняшней едой, я бы так сказала. Почему мы говорим со «здоровой едой»? Да она упакована. Но срок годность у всей нашей продукции до 5 суток. Это правда. Она является упакованной в правильную герметическую упаковку в условиях, когда в нее не попадают бактерии и микробы. Наши супы заморожены, но чем они не здоровы? Там нет консервантов совсем. Суп заморожен, размораживается, греется в микроволновке, продается. Здоровый или нездоровый - большой вопрос здесь. Человек, который говорит о здоровой еде, видимо, имеет в виду свежеприготовленную еду. Если говорить о веке больших скоростей, то «Прайм» является совмещением этих критериев, прекрасным примером такого удачного совмещения. Не потянет, по крайней мере Сибирь, ни Новосибирск, ни те города, в которых мы работаем тех цен, которые предлагаются в «Прайме», - они там кусачие, там московские цены.

Ива Аврорина: Но в Москве стоимость аренды, например, другая.

Стас Соколов: У нас есть свежие салаты, например, которые в той же «Кузине» представлены. Они, действительно, стоят в районе 200 рублей и больше. Поэтому тут трудно спорить, конечно.

Татьяна Фомина: Поэтому по поводу здоровости/нездоровости «Подорожника» тоже можно спорить. Я уже высказалась на тему супов, их хранения и их свежести. Мы же замораживаем дома ягоду, зимой ее едим размороженную, мы же не считаем, что она нездоровая. Так и у нас. Шоковая заморозка общепризнанна. «Подорожник» пользуется этой технологией достаточно давно. Мы замороженные продукты имеем в реализации. Да, это позволяет снизить их цену, - нисколько не лукавя, я это заявляю. Не знаю, новая экономическая реальность сейчас происходит, как все говорят, или кризисные явления (не буду с этим спорить, это все большая политика), но тем не менее сейчас приходится выживать. И сейчас люди не готовы большие деньги платить за еду. Мы демократичная компания, мы компания с демократичным ценовым сегментом.
Вопрос12:35
Денис:Добрый день. С какой целью вы до сих пор пытаетесь удержаться на плаву, делая продукт, который идет в разрез со всем мировым фаст-фудом? Если в начале 2000-х булки с начинкой были в диковинку и их охотно ели, то сегодня, даже не смотря на Сибирь, все больше и больше точек общепита работают в формате Fresh-food, когда еда изготавливается на месте и подается с пылу с жару. То то делаете вы - это какой-то странный oldschool. Честно говоря, не знаю людей в своем окружении, кто бы в здравом уме пошел бы есть Подорожник. Темной ночью во время стоянки автобуса в Белово - возможно. Но и то с голодухи. Мне кажется, если вы не успеете переконвертироваться, вас ждет печальный конец.
Ответ
Стас Соколов: Я хотел бы привести такие данные. Когда «Подорожник» пришел в Новосибирск, начал развиваться, у него было 35-40 точек. Это была самая большая сеть уличной еды в свое время. «Русские блины» тогда только развивались, постепенно догоняли. Больше практически ничего не было. Сейчас, по данным «2ГИС», в Новосибирске 530 точек (киосков быстрого питания), из них «Подорожник» - 39 (это 7,5 %), «Русские блины» - 56, «Дядя Денер» - 83, и там есть еще МGrill, «Хот-дог Мастер» и довольно большое количество несетевых или микросетевых мест. Это показывает, что фактически роста за последние 15 лет нет. Количество киосков «Подорожника» колеблется - то больше, то меньше, но фактически ситуация не меняется. В то время как появляются сети с нуля, которые приходят и завоевывают рынок. Как например «Дядя Денер», как бы мы к нему не относились, кажется это та еда, которые люди хотят есть на улице.
Единственное место в мире, где я еще видел упакованные в пластик бутерброды, это Юго-Восточная Азия, тот же Таиланд. В магазинах «7-11» есть упакованные бургеры, сэндвичи, но они стоят в 3-4 раза дешевле. Они безвкусные, с этим не поспоришь. Но они стоят в 3-4 раза дешевле, чем самая дешевая свежеприготовленная еда. Там выбор понятен: если совсем нет денег, пошел, купил, что-то сжевал, какие-то калории получил. Это невкусно, но никто не покупает это ради вкуса.
Думаю, что с «Подорожником» главная проблема для меня как для потребителя - то, что это невкусно. Да, это безопасно, я был на фабрике, но это безвкусно. Даже если там, где вкусно не все хорошо с санитарией.

Татьяна Фомина: Компания «Подорожник» - это компания, у которой есть свои принципы. 21 год исполнилось компании в этом году. Я не спорю на тему, надо быть такими, как «Подорожник», или такими, как кто-то еще. Мы ко всем конкурентам относимся с большим уважением, поэтому я даже имен называть не буду, я вообще не против кого. Я за полноценный насыщенный рынок. Никто не будет спорить с тем, что вкусы у людей разные. Разные вкусы, разные кошельки и вообще много разницы в восприятии всего, что продается. Кто-то никогда не будет носить одежду с китайского рынка, а кто-то не пойдет в дорогой бутик. То же самое касается еды. Я знаю восторженные мнения о «Подорожнике» и знаю восторженные мнения о «Дяде Денере», и знаю противоположные мнения - кто из них прав?

Ива Аврорина: Мы сейчас говорим не о вкусовых предпочтениях. Мы говорим о том, что есть разные форматы. Есть, некий «олдскульный» формат, от которого уже практически везде отошли, - упакованные бутерброды, которые разогрели в микроволновке. И есть точки со свежим продуктом - еда, которую готовят при тебе и готовят быстро. И этот формат развивается достаточно активно. Это тренд общемировой и сибирский в том числе. И Стас приводит цифры, которые показывают, что развитие у сети не происходит.

Артем Альперенко: В первую очередь хотел бы сделать поправку по количеству объектов обслуживания «Подорожника» в Новосибирске - их не 39, а 44. Если мы говорим о том, что на сегодняшний день рынок общественного питания представляет выбор жителям не только Новосибирска. Как уже сказал Стас, несколько лет назад был «Подорожник» и разные мелкие частные предприниматели, которые занимались производством готовой продукции. Эта ситуация поменялась буквально недавно - 6-7 лет назад, когда сегмент рынка наполнился предложениями. Хорошо, когда у людей есть выбор - съесть «Подорожник», съесть блин или шаурму. Как и «Подорожник», и блин, и шаурму, наверное, нельзя есть каждый день - мы же не едим борщ каждый день.
То, что касается того, что за определенный промежуток времени мы не прибавили в темпах, мы в скором времени это планируем сделать. В ближайшее время мы будем открывать новые объекты. Уже сейчас на территории г. Новосибирска работает новый формат объекта обслуживания «Подорожник» - это доступная кофейня, которая работает в «Ленте» на ГБШ. Отличается этот объект, наверное, всем: начиная ассортиментом и заканчивая дизайном, интерьером, подачей. Говорить о том, что мы стоим на месте, ни в коем случае нельзя.

Татьяна Фомина: Что такое олдскульный формат? Почему упакованная продукция попала в это олдскульное? Кто сказал, что это прошлый век? Когда у нас была упакованная продукция? Я не помню, чтобы это было в тренде когда-то. И чтобы это было вчера, а сегодня они уже больше не в тренде. Вообще-то это нововведение недавнего совсем времени. Еще скажу про целлофановую пленку, прямо обидно слышать. Это пищевая пленка, а никакая не целлофановая оболочка. Я бы сказала, что это как раз веяние завтрашнего дня.
Почему мы не будем развиваться? Компания «Подорожник» имеет коммерческую направленность, мы зарабатываем деньги. Но имеет и свои принципы. И один из принципов - это безопасность еды, которую Стас признал. Я не пойду в блинную. Я безусловно пробую, ем и знакомлюсь с продукцией конкурентов. Но детей своих не поведу в шавермы. Грязные руки для меня имеют значение, но я вас уверяю, что они имеют значение для массы горожан, всех, для кого мы работаем. Если бы все было так, как говорит человек, который задал этот вопрос, то клиенты бы перетекали из одной сети в другую, и у нас снижались бы продажи, но это не так. Да, сейчас снижение продаж, к сожалению, у всех - мы со своими конкурентами дружим и общаемся. Сейчас рынок падает, и у нас есть падение продаж, но они падают практически одинаково у всех. Потому что такое кризисное время, человек не может себе позволить часто съесть то, что он хочет на улице или где-то еще, и он берет себе в контейнере еду из дома и питается ей. Время сейчас такое неблагополучное.
Что касается развития. Мы не развиваемся не потому, что думаем, что мы больше не продадим. Мы бы развивались. Нам бы инвестора, который денег вложит. Не будем же развиваться на заработанную вчера прибыль - это экономически неправильно вообще-то и, честно говоря, и невозможно в текущий момент. Как только мы привлечем кредитные ли деньги, инвестиционные ли деньги, партнера, местного или регионального, мы это все расширим. Мы готовы развиваться не только в Новосибирске до нужного состояния, у нас еще хватает объектов. В Новосибирске мы представлены плохо, мы об этом знаем и много лет знаем. Но нам сначала закон не давал вставать на магистралях с общественным питанием, а теперь закон позволяет это делать, но с деньгами беда. Поэтому что-то мешает. Спасибо, что были приведены цифры. Это действительно очень интересно. Мы знаем, что эти сети нас обогнали. Мы это все считаем, мы в теме.

Ива Аврорина: Но с форматом это не связываете?

Татьяна Фомина: Нет. Они нашли просто деньги. Они молодцы, так и надо завоевывать рынок - сначала поставиться, а потом смотреть, что получится: будет у тебя то количество продаж, которое окупит эти вложения, или нет. Но это потом уже, нельзя это все просчитать на бумажке.

Ива Аврорина: Татьяна, я правильно поняла, что у вас проблема получить кредит? Вроде бы «Подорожник» не маленькое предприятие.

Татьяна Фомина: Кредит кредиту рознь. Кредит в 10 млн - это кредит, который можно рассматривать. А мы сейчас работаем над получением кредитов, которые исчисляются сотнями миллионов. Это инвестиционный кредит, тот, который может развивать сеть. Не 5, не 10 млн, которые ни о чем, а в данном случае мы говорим про инвестиционный кредит. И у нас сейчас реальный проект, над которым мы работаем. Это проект сегодняшнего-завтрашнего дня, т.е. они не когда-нибудь потом состоятся.

Стас Соколов: Я хочу в защиту «Подорожника» сказать. Как человек, который регулярно проходит через несколько точек, могу сказать, что «Подорожник» занял нишу самого дешевого кафе для молодых людей. Потому что пива там нет уже давно, нет шаурмы. Регулярно я вижу там парочки совсем молодых людей, у которых явно бюджет романтического вечера 100 рублей, может быть, 150. И, наверное, так спокойно посидеть с видом на город в Новосибирске больше негде. А здесь они могут взять пирожное, кофе...
Вопрос12:38
Рая:Была в Ленте на ГБШ, там с удивлением обнаружила кафе Подорожник. Будете эти кафе делать еще где то? Или это только в Ленте?
Ответ
Татьяна Фомина:Обязательно будем. Мы тренд уже поймали. Мы с удивлением несколько лет назад увидели, что наш клиент, человек, казалось бы, не очень состоятельный, (впрочем не только Подорожник это заметил, а все об этом говорят) больше любит не растворимый, а зерновой кофе. Мы, введя экспериментально, с большими опасениями это на нескольких объектах, увидели, что клиенты с благодарностью, с удовольствием берут зерновой кофе. Мы поняли, что можем предлагать эту услугу широко и массово. Мы сейчас используем такое словосочетание, как «доступная кофейня».

Ива Аврорина: Вы под этот формат будете все переформатировать?

Татьяна Фомина: Да.

Ива Аврорина: А быстрая еда? Т.е. кофейня и плов или суп как-то монтируются?

Татьяна Фомина: Все кофейни, по-моему, сейчас, в России во всяком случае, предлагают полный набор еды: и супы, и бизнес-ланчи, потому что только на пироженках, к сожалению, не заработаешь.

Артем Альперенко: Кроме того, сейчас в Подорожнике уже можно выпить чашечку кофе на «живом» молоке, а не с сухим.

Татьяна Фомина: Все кофемашины устроены так, что есть бункер для зерен кофе и есть бункер для сухого молока - это все смешивается и получается капучино или латте. А есть кофемашины нового поколения, которые работают с настоящим молоком. И вкус отличается. Мы это тоже дегустировали и поняли, что, не смотря на свою демократичность, будем предлагать кофе с цельным молоком.
Вопрос12:41
Ива Аврорина:Вы объявили, что будете поддерживать курс президента на импортозамещение и собираетесь переходить на «патриотичный ассортимент». Вы отказались от зарубежных брендов: Lipton, Snickers, Nescafe, Pepsi. Заменили вы их продуктами российского, по возможности местного производства. Каковы были основные аргументы для этого?
Ответ
Татьяна Фомина:Мы поддерживаем политику президента. И считаем, что если кто-то не будет действиями, делами своими поддерживать и продвигать отечественного производителя, то экономика страны никогда не станет такой развитой, какой мы ее давным давно уже ждем. Вот такой, может быть, наивный взгляд, зато честный.

Стас Соколов: Когда я слышу про патриотичные и непатриотичные бренды, главное возражение, которое у меня появляется, - это то, что вся эта продукция производится в России. И Pepsi, и Nestle все производят в России, на российских фабриках, на которых работают российские граждане, платятся налоги в российский бюджет. Более того, компания с российским названием может иметь владельца - 100%-ный кипрский офшор, и кому она принадлежит неизвестно. Есть бренд «Русский дар». Он изначально российский. Потом бренд купила компания Pepsi. Сейчас они продают квас «Русский дар» - специально купили бренд, чтобы продавать его на российском рынке. Это российский бренд или иностранный?
Вопрос12:46
Юра:Весьма сомнительный рекламный трюк с импортозамещением. Любому здравомыслящему человеку понятно, что вся продукция западных брендов делается в России, на российских заводах и русскими людьми. Кому навредили, не понятно.

Василиса: Как можно говорить об импортозамещении, когда сырье у российских производителей импортное, да и оборудование тоже?

Ива Аврорина: Я так понимаю, что упреки в том, что это пиар-ход, вы уже слышали с того момента, когда это запустили?
Ответ
Татьяна Фомина:Нет, не слышали.
Это не пиар-ход. Это серьезный экономический проект, экономически не выгодный. В 90-е годы, когда все вставало на рельсы новой рыночной экономики, тогда появились Snickers'ы, Pepsi производилась в Новосибирске, и мы все, с удовольствием, это начали пить, потому что это было ново, и вкус казался просто волшебным, фантастическим. Казалось, что это навсегда, что это затмило все, потому что лучше быть не может. Даже, когда мы создавали «Подорожник», мы были теми же людьми, которые пили Pepsi с восхищением, но мы не создали «Подоржник» со словом «бургер». Мы все равно пришли к русскому названию Подорожнику. Потому что дух, жизненные принципы у нас постоянно как-то проявляются. Мы ничего не можем с этим сделать, заглушить это невозможно, это все равно то, на чем стоим. Не будучи противниками никаких западных сетей, брендов, но будучи сторонниками развития отечественной экономики, называясь по-русски, патриотично, мы подумали, что сейчас этот тренд, который был в 90-е годы, когда Pepsi и Snickers считались волшебными продуктами, не просто снизился, а ушел. Поскольку мы очень клиентоориентированная компания - мы реально работаем на наших клиентов и стараемся учитывать их желания, которые они нам высказывают или не высказывают...

Ива Аврорина: Вы считаете, что им так будет лучше?

Татьяна Фомина: Мы считаем, что патриотизм у нас сейчас очень сильно развит: и Крым нынче наш, и всю Олимпиаду мы провели, выиграли ее. И совсем недавние события 9 Мая, несмотря на то, что они ежегодно повторяются, все видели своими глазами шествие Бессмертного полка, бесконечного, тысячного. Оно же говорит о том, что люди патриоты. Когда мы задумали эту кампанию, мы подумали, что мы будем с клиентами вместе, в ногу идти. Им хочется, но они же не могут нам это предложить: давайте, вы откажетесь от Snickers'ов. Поэтому мы вынуждены за них первыми решить. можно было бы провести опрос. Это действительно очень большой экономический проект. прогнозные потери от отказа от импортных брендов у нас составляют 1 млн рублей. В частности мы считали, что, если мы не будем продавать Pepsi-Cola, мы потеряем 5 млн рублей в год. Это нешуточные деньги, особенно в нынешнее время. Опрос мы провести не могли, потому что знаем, что люди на вопросы отвечают одним образом, а кошельком голосуют по-другому. Они не врут, просто так получается, что человек хотел бы одно, но приходит и покупает другое в силу разных причин. Я совершенно не хочу никого здесь обвинить во лжи. Поэтому нужно было сделать вот такой вот шаг, который нам казалось, нам понятен самим, и клиентам нашим будет понятен.
Вопрос12:51
Дмитрий:Покупатели не ругаются, что не находят у вас продуктов привычных брендов?

Ива Аврорина: Вы почувствовали поддержку потребителей?
Ответ
Татьяна Фомина:Поддержки не почувствовали, ругаться не ругаются. Как-то все довольно гладко.
Сначала мы заменили всю линейку Mars, Snickers, она у нас сопутствующая, там не много продается, но все равно мы ее заменили в декабре прошлого года.

Ива Аврорина: Тоже из патриотических соображений?

Татьяна Фомина: Да. Это был в этом проекте первый шаг. Мы знали, что все остальное мы тоже заменим. Это просто, чтобы проект доработать, контракты доработать, чтобы красиво разойтись, никого не кидать. Заменив их продукцию на продукцию «Яшкино», а они делают аналогичные все батончики, похожие по вкусу, но они значительно дешевле, мы были уверены, что мы потеряем. Потому что с каждого батончика меньше наценка, и покупать, мы думали, что будут меньше, т.к. они менее раскручены, чем Mars, Snickers. За четыре месяца месячный анализ показал, что мы в доходе приобрели и в продажах тоже приобрели. Это настолько нас вдохновили, что мы подумали: прекрасно, если это экономически даже прекрасно, то мы получим две сразу пользы.

Ива Аврорина: Т.е. вы предполагали, что полный переход на российские бренды, принесет какую-то прибыль? Но до этого вы говорили, что будут одни убытки.

Татьяна Фомина: Мы не планировали прибыль, мы точно знали, что будут убытки. Потому что и наценка ниже у российского производителя, и продажи мы думали будут меньше из-за нераскрученности российских брендов. Но сделав первый шаг и проанализировав через 4 месяца замену продукции Mars на продукцию «Яшкино», мы посчитали и были удивлены сами тем, что и продажи не снизились, и доход увеличился. Нас это вдохновило. Еще не выведя даже Pepsi, мы подумали: ничего себе, как здорово, может, нам и тут повезет, может, клиент нас поддержит. Потому что цена все-таки имеет значение. Даже если клиенты наши вовсе не патриотичны, но кошельком-то они выбирают: Mars, может, они покупают себе 2 раза в месяц, а «Яшкино», может, 10 раз в месяц могут себе позволить. Поэтому мы уже предвосхищали, что уже наши экономические прогнозируемые показатели будут не такими грустными.

Ива Аврорина: Но тем не менее они оказались грустными?

Татьяна Фомина: Нет, почему? Пока еще рано говорить об этом.

Стас Соколов: Вы считаете, для человека, который уже зашел в «Подорожник», т.е. уже принял решение что-то там купить, важно будет ли это Snickers называться или «Спринт»? Условно говоря, по опыту торговых сетей, у которых тоже есть все аналоги крупных брендов, это постоянно растущая категория, потому что человек, который пришел в магазин и хочет купить каких-нибудь конфет (особенно если он их попробовал и понял, что они ничем не хуже), зачем ему покупать Mars, когда в 2 раза дешевле стоит private label, который такой же красивый даже. Достаточно в какой-нибудь «Ашан» прийти и увидеть, как люди берут их чуть ли не коробками, эту более дешевую собственную продукцию. Может, людям вообще не важно, что там на нем написано: Snickers, «Спринт» или еще что-то?

Татьяна Фомина: Важно. Модность имеет значение. Жить в тренде: я вот купил Pepsi, а не какой-нибудь лимонад. Понты у нас еще имеют значение. Но и кошелек имеет значение: я Mars хотел бы купить, но сегодня не могу, потому что 40 рублей - деньги, а 20 - ну, вроде не жалко, куплю.
Вопрос12:57
Ива Аврорина:Есть еще одна составляющая – это вопрос качества и безопасности. Вы в пресс-релизе пишите, что, используя местные марки, Подорожник имеет возможность контроля, а значит и уверенность в качестве и безопасности продукта. Например, вы заменяете Nestle на кофе «Маэстро Чоколатти» – новосибирский, местный производитель, очень некрупный, который занимается к тому же оптовой торговлей. Если сравнивать параметры качества и безопасности и контроль за качеством и безопасностью, к чему в крупных корпорациях относятся предельно щепетильно, и берем маленькую компанию. «Маэстро Чоколатти» - это ИП, по-моему, или ООО (у них 2 юрлица). Они где-то покупают кофе, сухое молоко, сахар, смешивают и фасуют это где-то «на коленочке». Или не «на коленочке»? Как это все выглядит?
Ответ
Татьяна Фомина:Мы у всех своих поставщиков обязательно бываем на производстве. Прежде, чем отказаться от Nescafe Gold, мы очень долго просили «Маэстро Чоколатти» сделать подобный кофе, потому что не было на рынке другого русского упакованного кофе. это было большой проблемой, потому что замены никакой нет. Это было крайне затруднительно, по крайней мере на сегодняшний день им это сделать не удалось. Но с чего-то же нужно начинать, иначе мы вечно будем развивать иностранного производителя.

Ива Аврорина: Т.е. вы рискуете своими покупателями?

Татьяна Фомина: Нет. С «Маэстро Чоколатти» мы делали несколько дегустаций. Они говорили: мы сделали. Мы пробуем, мы сначала дегустируем. Мы были у них на производстве - это не «на коленке», это нормальное совершенно фасовочное производство. Они готовы сделать под нас тот вкус, который мы хотели. Мы к этому придирчиво относимся. У «Маэстро Чоколатти» в данном случае не получилось, но у нас есть еще один партнер - «Юсил», юргинский завод напитков. Напитки, которые продаются в подорожнике, (лимонад, сибирский мохито, квас) делают они, но все сделано только под «Подорожник»: разработка смесей, ингредиентов - это все отрабатывалось и дегустировалось под клиента, под «Подорожник». Мы, со своей стороны, пытались сделать это натуральным, пытались предложить такой напиток, чтобы он был и оригинальным, и по компонентам натуральным. О вредности кока-колы все говорят давно уже, нам хотелось, чтобы все это было на натуральных компонентах. Мы, конечно, отслеживаем качество этой воды, мы ее сами постоянно пробуем. Мы вообще свою продукцию постоянно пробуем. Мы не вывели на рынок «Маэстро Чоколатти» как замену Nescafe Gold, нет ее потому что, не придумали ее такой.

Стас Соколов: Возможные претензии к качеству - это фигура речи, или у вас, действительно, была продукция иностранных брендов, которая вас по каким-то причинам так не устраивала?

Татьяна Фомина: Нет. У них все очень качественно в рамках того качества, которое они задали себе. Но в том, что все иностранные производители работают не на натуральных ингредиентах, никто не сомневается. Это на всех бутылочках написано, можно почитать. Там нет сахара, лимонад не на сахаре. Fanta сделана из всех искусственных компонентов. Это неполезный напиток. Да, о лимонаде можно спорить - полезный он или неполезный. Но сахар, каким бы он ни был неполезным, он полезнее, чем ароматизаторы, загустители. Вкус у них хороший, но вредность при этом такая... Сделать подобное меньшей цены, лучшего качества, более натуральное у отечественного производителя нам показалось благородной целью. Это нельзя было сделать теоретически: а может быть сделаем, давайте потеоретизируем, совещание соберем и дискуссию устроим на 2 дня. Мы поняли, что, на практике не попробовав, мы никогда не поймем, что из этого получится. Поэтому давайте назовем это экспериментом. Мы не знаем, что из этого получится. Если клиенты будут так реагировать, как тут пишут, что мы пиар себе устраиваем, никого не поддерживаем и всякой ерундой занимаемся, то мы клиентоориентированная компания, мы вернем все.

Стас Соколов: Как в точках это объясняется?

Татьяна Фомина: Да, у нас есть плакаты, листовки, и гостеприемцы наши знают, что сказать на эту тему. Нам очень важно качество обратной связи. мы интересуемся, что клиент думает по этому поводу.
Вопрос13:00
Юрий:Происходит подмена понятий - перешли не на патриотичный ассортимент, а на более дешевый и некаачественный, который чисто так совпало -оказался местным. Решили объяснить патриотизмом.

Ива Аврорина: Вы сказали, что изначально закладывали убытки. Но вы же предприниматели, у вас же интересы бизнеса должны быть на первом месте? Или на первом месте все-таки какие-то идейные соображения?
Ответ
Татьяна Фомина:Нет, на первом месте, конечно, интересы бизнеса. Хотелось бы при этом, чтобы принципы не нарушались. Когда мы вывели пиво из сети, тогда еще законы позволяли продавать пиво во временных сооружениях, и мы могли его спокойно продавать. Мы зарабатывали на нем. Но мы пошли на этот шаг будучи клиентоориентированными. Клиенты давно просили нас это сделать, потому что есть клиенты, наверное, более почитаемые или их в принципе больше: клиенты с детьми, клиенты, которые не употребляют пиво, которые не любят его запах, которые в принципе не считают, что это хорошо. Они меньше к нам заходили, испытывали какие-то неприятные ощущения при посещении «Подорожника». Они просили нас вывести [пиво из продажи]. Когда мы принимали решение, мы точно знали, что мы потеряем, это напиток, который не заменишь лимонадом.

Ива Аврорина: Вы другой сегмент покупателей рассчитывали привлечь?

Татьяна Фомина: Да, но мы не знали, к чему это приведет. Мы шли на риск, надеясь, что клиент нас поддержит. Через год мы посчитали. Да, в самом деле мы не потеряли в продажах нашей основной продукции (там мы зарабатываем больше всего, не на сопутке). Клиент ответил нам и благодарностью, мы видели это в откликах, и кошельком за нас проголосовал, т.е. мы продажи увеличили. И пиво не сыграло в нашей экономике решающей роли.
Действительно, так и получилось, и постепенно продажи выросли. Наши клиенты нас поддержали.
Вопрос13:02
Ива Аврорина:В 2015 году Клуб журналистов проводил эксперимент. Там покупали несколько образцов разной продукции и давали пробовать вслепую.
Мы воссоздать в нашей редакции этот эксперимент. Вчера Стас купил булочки с начинкой или бургеры примерно одной ценовой категории.

Стас Соколов: Их было 4: «МакДональдс», «Бургер Кинг», «Подорожник» и есть небольшая местная сеть, которая торгует хот-догами, но есть у них и бургер – «Гус».

Ива Аврорина: Давайте посмотрим ролик, который мы сняли.
Ответ
Стас Соколов: Люди пробовали, их было немного, но были и девушки, т.е. был смешанный состав. Не сказать, чтобы что-то очень понравилось, поэтому выбор делался по принципу, что наименее плохо. Победил «Бургер Кинг», но, мне кажется, что здесь сыграл роль меньший временной лаг. Их же нужно было купить все и привезти. Невозможно было купить все в одном месте и сразу съесть. «Бургер Кинг» был куплен последним. А с такого рода продукцией это важно - она час полежит и уже... Именно в этом кстати, я думаю, часть претензий и к «Подорожнику» тоже. На втором месте неожиданно оказался «Гус». «Подорожник» и «МакДональдс» разделили третье место, причем они как раз одинаково примерно стоят.
Поскольку я периодически это все пробую просто по работе, я знаю, что (что «МакДональдс», что «Бургер Кинг» - любая сеть) когда это приготовлено на месте - это одно, стоит это привести домой, это превращается в совершенно другой продукт. Про «МакДональдс» была фраза, что это «вкус картона с кетчупом». Все-таки нет у вас мысли хотя бы попробовать что-то готовить на месте?

Татьяна Фомина: Мы никогда не говорим никогда. Но на сегодняшний день мы свой формат считаем не олдскульным, а форматом будущего. Вы правильно сказали, если положить «МакДональдс» в холодильник на 1 день и попытаться его съесть на завтра, у вас не получится, - я пробовала. «Подорожник» и на второй, и на третий, и на четвертый день по вкусу такой же, как и в первый день. Он ничем не отличается. И кто-то не любит его ни в какой день, а кто-то ест его на пятый, и ему совершенно замечательно.

Стас Соколов: Каков срок хранения?

Татьяна Фомина: 5 суток.
Мы не будем менять формат. Мы будем развивать то, что имеем. Мы будем развивать все вкусы. Мы начинали с бутербродов, поэтому мы прочно в умах и сердцах всех предстаем как бутербродная компания. Но у нас давно уже есть 2 «живых» супа очень вкусных в меню, есть 2-3 вторых блюда - они тоже упакованы, их тоже разогревают, у них тоже срок хранения 5 суток. И 2 салата всегда в ассортименте есть. Есть завтраки, каши, «живые», полноценные, не растворимые, не водой заливаемые - тоже упакованные, тоже 5 суток хранения, но они вкусные. Говорить о том, что мы продаем в пленке пищевой бутерброды - да, это было и остается. Это однорукая продукция, когда ты можешь купить, идти по ходу жизни и есть. Это тоже необходимость. Почему мы стоим на своем? Я не соглашусь, что шаурму или блины можно приготовить также быстро, как «Подорожник». Мы сравнивали это время. Это все равно дольше. Время нынче имеет значение. Тут глупо спорить. Люди, порой, бегом бегут и ничего не едят, голодными остаются до конца дня. По моим понятиям, можно, конечно, со мной спорить, но лучше съесть бутерброд.

Стас Соколов: Какая часть приходится на небутербродную еду?

Татьяна Фомина: Маленькая.

Стас Соколов: Она как-то меняется?

Татьяна Фомина: Да, обязательно. И супы, и постное меню есть.

Ива Аврорина: Растет ли количество блюд этой части меню?

Татьяна Фомина: Да, растет.

Артем Альперенко: Сейчас в «Подорожнике» можно получить полноценный завтрак за 90 сек. (это стандарт качества по времени обслуживания).

Татьяна Фомина: Завтраки очень пришлись по вкусу нашим клиентам. Может, в Новосибирске этого больше, но в Новокузнецке и Кемерово нет завтраков с 6-7 часов, потому что, как правило, все кофейни начинают работать с 8. А люди же работают с 8, бывает, и очень часто покупают завтраки с собой на работу или едят их в «Подорожнике».

Стас Соколов: Это только в круглосуточных точках?

Татьяна Фомина: Это везде. У нас все точки круглосуточные.
Вопрос13:10
Федор:Говорить-то можно, что не понравилось, но ведь все схомячили!
А эксперимент-то был не совсем чистый - некоторые булки были внешне вполне узнаваемы.
Ответ
Стас Соколов: Булку «Гуса» все приняли за «МакДональдс», потому что она была с кунжутом, а «МакДональдс» никто не узнал, потому что он был без кунжута и со вкусом картона с кетчупом.
Вопрос13:12
Леша:Когда транспортные карты будут во всех Подорожниках?
Ответ
Артем Альперенко:Это тоже новый проект, он совсем недавно стартовал в компании «Подорожник» на объектах г. Новосибирска. На 5 объектах обслуживания сейчас можно приобрести и пополнить транспортную карту. Этот проект проводится, естественно, совместно с управлением транспорта. Мы развиваем этот проект. В ближайшее время, до конца мая, появятся еще 8 объектов обслуживания, на которых мы планируем также обслуживать транспортные карты и реализовывать их.
Что касается всей системы гостеприимства, время покажет. Мы в начале пути, но мы готовы к партнерским отношениям.

Ива Аврорина: Вы не планируете сигареты выводить в ассортимент?

Татьяна Фомина: Нет.

Ива Аврорина: Это тоже идеологическое?

Татьяна Фомина: Да, это наши принципы.
Вопрос13:14
Юрий:Единственное конкурентное преимущество -абсолютно не доведено до потребителя. безопасномть -это важно.

Ива Аврорина: Вы акцент на безопасности делаете?
Ответ
Татьяна Фомина:Я считаю, что мы много чего не доделали в этом вопросе. Хотя мы, наверное, 5-летие потратили на то, чтобы донести эту мысль до наших клиентов. Мы с открытой душой и с объятиями всех приглашаем на наш производственный комплекс, потому что, кто там был, у того никаких сомнений не остается, что это безопасно. Те, кто занимается гигиеной общественного питания, говорят, что это образцовый завод. Поэтому приезжайте, убедитесь сами, что это безопасно. Мы проводили рекламные кампании, сейчас у нас неочень хватает на это денег об этом говорить много. Мы считаем, что безопасность - это один из важнейших параметров. Люди выбирают «Подорожник» за безопасность, если не в большей степени, то в том числе обязательно. Мы гарантируем безопасность нашей продукции, а для питания - это один из ключевых критериев.
Вопрос13:16
Ива Аврорина:Вы рассчитываете, что вы встанете в авангарде продвижения отечественной продукции, и другие предприятия за вами как-то последуют, что вас как-то поддержат на уровне властей?
Ответ
Татьяна Фомина:Что мы встанем в авангарде, рассчитываем, по крайней мере надеемся на это. А на все остальное не надеемся.

Ива Аврорина: Хоть похвалил кто-нибудь?

Татьяна Фомина: Нет, пока. Но все это еще недолго продолжается, может, еще не успели просто. Как бы к этому не относится, все равно это дело государственной важности. Кто, если не мы? Я уже устала говорить, что и одежда есть хорошая русская, много чего хорошего русского есть, но настолько нам не затмить своими маленькими партиями любой продукции иностранные бренды, которые делают на заводах, с отработанными технологиями, со страшными вложениями, которые годы и годы длятся. Но как же нам стать страной развитой экономически, если мы не начнем это делать своими руками?

Ива Аврорина: Вы закладывали убытки в 5 млн на одной Pepsi, а остальное?

Татьяна Фомина: По остальному, мы не думаем, что будут убытки. С кофе у нас сложно, потому что он же в России не растет, найти его пока не удалось. Также как и жевательная резинка. Мы ее сейчас ищем. К обвинению, что мы хотим просто товар по низким ценам. Нет, если бы мы этого хотели, мы могли бы просто китайскую резинку продавать. Она вообще дешевейшая. Но мы же этого не делаем. Мы могли еще дешевле найти. Но для нас это не главный показатель, нам было важно, чтобы это был отечественный производитель.
Вопрос13:20
Екатерина:Мне Подорожник очень нравился раньше. Покупала бутерброды практически постоянно. Среди них нашла для себя пару таких, которые понравились больше всего - Макси-дог (со СВЕЖЕЙ капустой, был 208 гр.) и Юбилейный (или Праздничный - с ветчиной и сыром - не помню точно). После того, как в большинство из бутербродов была добавлена маринованная капуста, я перестала их покупать. Я пыталась выбрать бутерброд на свой вкус, чтобы там её не было, но таких без маринованной капусты не нашла. Я даже оставляла запись-замечание, чтобы маринованную капусту убрали хотя бы из Макси-дога. На замечание был дан ответ в книге отзывов, что компания стремится разнообразить ингредиенты, НО НЕЛЬЗЯ ЖЕ ДОБАВЛЯТЬ ОДИН И ТОТ ЖЕ ИНГРЕДИЕНТ ПРАКТИЧЕСКИ ВО ВСЕ! И никаких изменений не произошло... Значит, компания не стремится ориентироваться на вкус покупателей. Создаётся впечатление, что весь город любит бутерброды именно с маринованной капустой... Очень хотелось бы, чтобы вы как-то повлияли на решение данной ситуации.
И второе замечание: Раньше, когда Подорожник только начинал развиваться в Новосибирске, все бутерброды заворачивались в упаковку из пергаментной бумаги с логотипом компании, а сейчас - в герметичную упаковку. Было бы намного лучше, если бы бутерброды снова стали упаковывать в пергамент. Это не только моё мнение, и думаю, что меня поддержали бы очень многие в городе.
Ответ
Татьяна Фомина:В «Макси-доге» есть маринованная капуста, а в «Юбилейном» и в «Праздничном» что-то я не помню капусты.
На самом деле про вкусы много было сегодня сказано, действительно, про них не спорят. Мы дегустируем постоянно новинки, пытаемся ротировать свои постоянные ассортиментные позиции и их несколько менять. То соус меняем, то ингредиенты. Так, в «Студенческом» у нас сосиска была, мы сейчас сделали ее копченой, и вместо морковки там сейчас будет маринованный огурец. Мы пытаемся вкусы разрабатывать, потому что одним людям одно нравится, другим - другое. Есть вещи неизменные.

Ива Аврорина: Есть что-то такое, что было именно таким с самого начала?

Татьяна Фомина: Мне кажется, это хит, это, конечно, классика с ветчиной - ветчина, сыр и майонез. Это то, что нравится всем, он самый традиционный, его продается больше всего.
Мы сами дегустируем новые варианты. У нас есть своя дегустационная - это 20 человек с разными вкусовыми предпочтениями. Они ставят свои оценки. Когда общая оценка выше 4,5 баллов, тогда вариант вводится в продажу. Также с маринованной капустой. Если бутерброд с маринованной капустой понравился всем, то мы надеемся, что он понравится и клиентам. У нас очень часто просят больше бутербродов с рыбой. У нас всего один такой бутерброд в ассортименте есть. Всегда есть люди, которые просят что-то, что они предпочитают. Но мы знаем, что этих почитателей очень мало. Мы пытаемся работать на массовый вкус.
Говоря о возврате к пергаменту, не будет этого возврата. Пищевая пленка дает возможность хранить продукцию до 5 дней. Бумага не дает такой возможности. Мы коммерческое предприятие, мы не можем развозить продукт до Новосибирска с 2-суточным сроком годности. Мы сделали все, чтобы эта пленка не плыла. Она не дает вкусовых каких-то искажений, мы сделали подложку бумажную, чтобы влага, которая может выделяться, конденсировалась. Мы все учли и делали миллион дегустаций, чтобы исключить все негативные последствия этого.
Ива Аврорина13:22
Онлайн-встреча закончена. Спасибо за внимание.
Читайте также