завершена Посмотрело: 5702

Черный понедельник: что нас ждет в связи с рекордным падением рубля?

  • Дата проведения: 25.08.2015
  • Время: 12:15-13:15
  • Видео
  • Фото
  • Участники: Роман Носов
25 августа поговорим в прямом эфире НГС о том, что ждет в ближайшем будущем национальную валюту

В понедельник, 24 августа, курс доллара ЦБ РФ установил максимум с 1998 года. Кроме того, в этот же день индекс Шанхайской биржи снизился более чем на 8 процентов, нефть Brent на бирже ICE в Лондоне утром 24 августа опустилась ниже 44 долларов за баррель. Как связаны между собой эти события и что делать: покупать доллары и евро на оставшиеся до зарплаты деньги, брать кредиты или запасаться впрок бытовой техникой, расскажет эксперт Финансовой группы БКС Роман Носов и ответит на вопросы читателей НГС.
Ответы (6)
Ива Аврорина12:18
Добрый день, уважаемые зрители, слушатели и читатели НГС.
Мы сегодня будем разговаривать про то, что уже успели назвать «черным понедельником» или, более широко, «черным августом». В течение месяца рубль опустился до рекордной отметки по отношению к мировым валютам (доллар, евро). Последний раз ЦБ установил курс — максимум с 1998 года, когда был дефолт. Итак, куда крестьянину податься, что делать?
Кроме того, вчера индекс Шанхайской биржи снизился больше чем на 8 %, цена за баррель нефти Brent опустилась к вечеру ниже 43 долл.
Всех интересует, как связаны между собой эти события. Мы знаем, что на Шанхайской бирже продолжается падение. Соответственно, что нам всем ждать? Что делать людям, которые сейчас кто-то на работе, кто-то в отпуске. Покупать на оставшиеся деньги холодильники или телевизоры, или валюту? Что всем делать и чего ожидать.
Мы решили позвать человека, который является аналитиком финансового рынка. Это Роман Носов. Он работает в Финансовой группе БКС и он руководит отделом персонального брокерского обслуживания.
Вопрос12:35
Ива Аврорина:Мы хотим разобраться, что же сейчас происходит. Курс со вчерашнего вечера еще не изменился, так как торги еще не открылись. Через сколько мы этого ждем?
Ответ
Торги у нас откроются через 43 минуты в 13:00.

Ива Аврорина: Это будет еще в процессе эфира. Мы сможем посмотреть, что происходит.

Роман Носов: Да, конечно.
Еще раз представлюсь. Роман Носов, начальник отдела персонального брокерского обслуживания. Абсолютно справедливо, что пригласили именно меня, потому что вчера как консультанту, персональному брокеру было задано миллион вопросов по тому, что дальше делать, как быть. Что сделать с тем, что уже есть. Что делать, если на руках есть валюта и если ее нет. Что делать с акциями, если они есть на руках. Что делать с Китаем, которого, слава богу, ни у кого нет, но кому-то уже очень хочется и там что-то поделать. Вопросы наиболее актуальные, злободневные, но, тем не менее, с моей точки зрения, несмотря на то, что каждый раз, когда у нас на финансовых рынках происходят какие-либо значимые события (будь то сильный рост или сильное снижение), люди, которые освещают эти события, с огромным удовольствием называют это все фантастическими эпитетами «черный понедельник», в декабре, если я не ошибаюсь, у нас был «черный вторник». С определенной периодичностью на основе моего 13-летнего опыта работы на финансовом рынке я могу привести вам с десяток примеров, когда у нас были «черные» дни. Но, не затягивая рассказ о том, что все очень плохо... В менталитете русского человека подчеркивать события со знаком минус и очень осторожно и сдержанно освещать все события со знаком плюс.

Ива Аврорина: Вы думаете, это исключительно российская черта?

Ответ
У меня есть предположение, что для русского человека, в его менталитете есть склонность подчеркивать, обострять вещи, связанные с негативом.

Ива Аврорина: Я не удержусь и расскажу анекдот. Зима. Сидит ворона на суку. Сидит и говорит: «Холодно, как же холодно». Клюет себя со всей силы в лапу и говорит: «Больно».

Ответ
Приведу тот же самый пример. Лето. Сидит ворона на суку и говорит: «Жарко, как же жарко». Клюет себя в ногу и говорит: «Больно».
Наверное, вот так происходит с точки зрения освещения любых событий на финансовых рынках, как я себе это представляю как человек, который находится внутри этого бизнеса. Рынок постоянно дышит. Он то растет, то падает. Гораздо проще зацепить человека с информационной точки зрения, если задеть его за живое. Если что-то у вас могут забрать, это гораздо актуальнее, чем если что-то вам могут дать. День рождения — куча подарков как сам собой разумеющийся факт. Встреча с хулиганом на улице и при неблагоприятных обстоятельствах потеря кошелька — это жизненная трагедия. Потом целый месяц человек рефлексирует по этому поводу и думает, как бы я мог поступить по-другому: пойти по другой улице, дать хулигану сдачи и т.д. Это особенность человеческого мышления. Так было, есть и будет. Поэтому будем с вами встречаться, обсуждать негативные темы. А когда в России наступит эпоха всеобщего благоденствия, мы будем это воспринимать как само собой разумеющийся факт.

Ива Аврорина: Т.е. ничего страшного не происходит, все хорошо? Падение рубля, рост доллара, падение цены за баррель — это все к лучшему?

Ответ
Безусловно, нет. Есть те, кто от этого проиграют, есть те, кто... не будем говорить, что от этого выиграют, но по крайней мере будут чувствовать себя либо так же, либо чуть лучше. Если смещаться в область экономики, то экспортеры, которые очень долго просили девальвации рубля для того, чтобы их бизнес стал более эффективным. Например, г-н Дерипаска на любом открытом заседании людей из Правительства РФ никогда не стеснялся и говорил, что если девальвации рубля не будет, жизни у моего бизнеса тоже не будет. Так и получалось, долги только копились.

Ива Аврорина: У нас ввели санкции на некоторые продукты. Хорошо стали жить производители местного сыра. Они фигачат туда пальмовое масло, продают дороже, чем продавался раньше импортный, и все равно люди берут, так как деваться некуда.

Ответ
Нет, это совсем другое. Снижение уровня конкуренции директивными методами — это путь в никуда. Естественный процесс, такой как девальвация национальной валюты, под влиянием объективных факторов. Ни вы, ни я, ни вся РФ не в состоянии диктовать цены на нефть мировому сообществу. Спрос, предложение, отдельные факторы влияния моделируют цену на нефть. Нефтяной картель ОПЕК переругался настолько сильно, что сейчас все устроили гонку по увеличению темпов добычи нефти для того, чтобы убить одного из своих партнеров, с которым они работали многие годы. После этого наступит разрядка на рынке нефти.

Ива Аврорина: Т.е. стоимость нефти повысится снова?

Ответ
Рынок как живой организм. Он может расти, может сжиматься. На свободном рынке цена формируется под влиянием абсолютно различных факторов. Немногие в расчете тех или иных значений учитывают такой параметр, как время. У нас на рынке, где есть свободная цена, на многие даже самые ликвидные товара цена может отклоняться то в большую, то в меньшую сторону на короткие промежутки времени и быть абсолютно нелогичной с точки зрения простого человека.
Мы с вами живем в логичном мире. Представим, что перед вами находится прекрасный товар, и добрый человек вам говорит, что у меня такая жизненная ситуация сложилась, что мне нужно продать. Больше нет никого, кроме тебя. Я знаю, что у тебя есть то, что нужно мне. Это то, что есть у тебя, мне не особо нужно. Пожалуйста, давай поменяемся.
Есть такой термин, как рыночная неэффективность. С точки зрения фундаментального анализа, с точки зрения экономики, безусловно, текущие котировки нефти, стоимость барреля нефти по многим причинам, которые собрались в один и тот же момент времени давят на стоимость этого товара. И, скорее всего, через какой-то промежуток времени стоимость барреля нефти будет находится на запредельно низких уровнях.

Ива Аврорина: Запредельно низкий уровень — это сколько? 20 долл. за баррель?

Ответ
Я с ходу не отвечу на ваш вопрос, не назову цифру. Но у общественности — у прессы, у аналитиков — есть такая хитрая тенденция. Если формируется какой-то тренд и на рынке происходит точно так же, то чаще всего этот тренд доводится до абсурда. Все, кто что-то прогнозирует, чтобы выделиться из толпы, делают еще более агрессивный прогноз. Когда стоимость барреля нефти в диапазоне между 2010 и 2013 годами находилась в среднем на уровне 105 долл. за баррель, озвучивали прогнозы только тех аналитиков, которые говорили, что нефть скоро будет стоить 140, и те, которые говорили, что нефть будет стоить 60.

Ива Аврорина: А то, что посередине, никому не интересно?

Ответ
Абсолютно справедливо. Это никому не нужно. Сейчас очень сильное напряжение, которое связано с падением рубля, со снижением стоимости барреля нефти (эти вещи напрямую связаны). Но, к моему большому удовольствию, эти прогнозы крайние сейчас смещаются в область экстремально низких значений.
Есть такой интересный способ прогнозирования цены, называется «Поведенческий анализ». «Поведенческий анализ» говорит следующее: чем больше неквалифицированных людей пытается идти вперед паровоза, тем с большей вероятностью рынок, который работает по законам «из 10 человек выигрывают 2, а 8 проигрывают», делает так, чтобы большинство не могло выиграть. Чем больше людей начинает верить, считать, что нефть будет стоить дешево, тем с большей вероятностью в какой-то момент времени рынок будет двигаться в направлении, противоположном направлению толпы. Так это работало, так это работает и так это будет работать.

Ива Аврорина: Шаманизм какой-то.

Ответ
Нет, это поведенческий анализ. Мы в своей работе не уделяем ему большого внимания, но я как человек, который каждый день работает с людьми, очень много раз убеждался в том, что это работает.
Приведу пример. В один и тот же день мне набирают люди, которые хотят квалифицированную, не подверженную эмоциям и сиюминутному взгляду консультацию по любому из тех инструментов, с которыми мы работаем. У меня есть практика, что если я пообщаюсь с 50 людьми в один и тот же день, то 40 из них произнесут фразу и зададут вопрос абсолютно идентичный. Как такое может произойти? Общественное мнение, информационный фон и логика людей, которые очень похожи. И вот здесь вступает в силу тот самый закон.
Если кто-то умеет прогнозировать, читать то, что говорит большинство, гораздо проще сработать против мнения большинства, нежели дать возможность заработать всем. Если кто-то на рынке зарабатывает, то кто-то и проигрывает. Чаще всего соотношение не в количестве людей, а в объеме средств, с которым работает тот или иной участник рынка. Зарабатывают крупные участники, которые часто работают против толпы. Да, крупные участники иногда ошибаются. Но чаще всего, когда движение не носит экстремального характера, люди неквалифицированные, т.е. те, которые пришли со своим опытом на финансовом рынке, оказываются в минусе.
Декабрь прошлого года. Никого абсолютно не интересовала валюта. По мере усиления курса доллара в прошлом году от значений, на которых доллар находился на протяжении многих лет (29–36 руб. за 1 долл.), к 50 росло недовольство, потом начались активные действия. К сожалению моему большому, гигантское количество людей, с которыми я встречался и общался уже в 2015 году, не сразу, но сознавали, что они угадали курс доллара максимальный — между 70 и 80. И именно по этой цене конвертировали не только свободные денежные средства многие, но и те денежные средства, которые полагались на какие-либо проекты, серьезные покупки. Т.е. меняли свои рубли на доллары по самому высокому курсу в декабре прошлого года. Потом объясняли это абсолютно разными причинами, но действовали абсолютно идентично.
Уровень напряжения достиг такой величины, что уже ничего с точки зрения разумной логики не работало. Работали только естественные инстинкты и действия: спасти, защититься, спрятаться, сбросить с себя напряжение информационного фона. А поскольку общественное мнение в этот момент смоделировало только одну стратегию: спастись вы можете, только купив жутко дорогой ноутбук и доллары... А потом в январе этого года по Первому каналу... (Я всегда с большим удовольствием смотрю Первый канал. Это рупор нашего государства. Засекая время на те темы, которым уделяется внимание в вечерней программе в 20:00, я могу определить, как пытаются моделировать общественное мнение в РФ. Это тоже очень важно для моей работы.) Над людьми, которые купили технику по экстремально высокой цене, откровенно смеялись даже по Первому каналу.
Не нужно пытаться переиграть рынок, это практически бесполезно. Но и не нужно бросаться в крайности, если вы чего-то не успели. Поставьте галочку, что вы хотите купить доллар, но по рациональной цене. Увидев его сегодня, предположим, по 71, есть, предположим, вероятность, что он вырастет еще на 10 и после этого откорректируется на 20. Когда он откорректируется, предположим, на 20, куда-нибудь к уровню 60–62, посмотрите на общественное мнение, которое будет вам в этот момент продавать те доллары, которые вы могли бы купить по 75. Вероятность этого будет очень высокая.
Вопрос12:39
Евгений:Когда продавать доллары?

Ива Аврорина: Дополню вопрос. Когда его покупать? И надо ли его покупать сейчас?
Ответ
В идеале я бы задал уточняющий вопрос: а для чего вы его покупали? Это часть ответа на вопрос, когда его продавать. Если для того чтобы поехать отдыхать, когда у вас наступит отпуск, то не продавайте, потому что вы его уже, скорее всего, купили по более-менее адекватной цене. Вы просто потратите эти деньги с удовольствием во время вашей поездки на отдых, где о работе не нужно думать ни в коем случае. На работе мы работаем, на отдыхе мы отдыхаем. Каждый человек живет не для того, чтобы работать, а для того, чтобы быть счастливым. Купив доллары, у вас будет прекрасное настроение, если вы их потратите за рубежом.
Другая крайность — если вы купили доллар с точки зрения сбережений, накоплений. Валюта сама по себе, любая — будь то сакраментальная зеленая бумажка... А я только так доллар называю в беседах со своими коллегами, потому что нет ни одного актива в России, к которому бы с таким трепетом относились русские люди, особенно если они чуть старше меня. Мне 32 года, но у меня есть возможность общаться с людьми, которые прошли все кризисы молодой России. Я сам смутно помню это все, но тем не менее через разговоры с ними я понимаю, что доллар — это что-то, к чему нужно относиться с неким трепетом, потому что много раз он спасал людей от многих проблем. Кого-то сделал богатым, но гораздо больше людей он разочаровал в тот или иной момент времени, если они действовали на уровне эмоций. С моей точки зрения, отвечая на этот вопрос, любая валюта — это не есть прямой механизм сбережения. Валюту нужно вкладывать куда-то, чтобы она работала на вас.
Вопрос12:58
Антон:Какой курс доллара будет в конце года?

Ива Аврорина: Много вопросов про то, что будет дальше с курсом доллара.

Александр: Возможен ли курс доллара 75 и более рублей при падении нефти ниже 40 долл.?

Ответ
Никто не знает, сколько будет стоить доллар. Но можно спрогнозировать либо смоделировать ситуацию таким образом, что сколько бы он не стоил, вы будете чувствовать себя намного спокойнее и комфортнее, а возможно, и будете чуть богаче, если вы будете действовать рационально, адекватно и взвешенно. Особенно по отношению к тому, что происходит в экстремальные моменты. Они периодически случаются. Мы с вами начали разговор с того, что огромное количество эпитетов «черный вторник», четверг, август... Кстати, по поводу августа. В народе есть идея о том, что именно август самый опасный, самый страшный месяц. Факт — опять подтвердилось. Вот мы поставили еще одну галочку, что в августе происходили опять некие проблемы. У меня день рождения в августе, поэтому я августы хорошо помню. Самый, наверное, из не приятных моментов за время моего наблюдения за финансовыми рынками — это 8 августа 2011 года. Буквально на час я отлучился с работы, чтобы принять поздравления от своих коллег и знакомых. И очередной «черный» день произошел в рабочий день и в августе. Сейчас об этом никто не помнит, но его тогда называли ровно так.
Возвращаясь от примера к прогнозированию динамики курса доллара, могу сказать примерно следующее.
На моделирование валютного курса, в частности курса рубля по отношению к доллару, к евро или к другой валюте развитых стран, которые в момент ухудшения общей конъюнктуры являются валютами-убежищами, работает некая многофакторная модель. Внутри этой многофакторной модели могут быть сотни или тысячи разных факторов. Но на данный момент, с моей точки зрения, одним из ключевых, безусловно, является стоимость барреля нефти. Люди об этом догадываются и прекрасно все понимают. Я видел очень хорошие попытки моих клиентов прогнозировать стоимость рубля к доллару в прошлом году через определение того, сколько же будет стоить нефть. В прошлом году я бы не взял на себя ответственность с легкостью прогнозировать динамику валютного курса, потому что помимо стоимости барреля нефти в прошлом году для настроения финансового рынка огромное значение имела геополитика. Это был свежий, новый фактор, который влиял на финансовые рынки каждый день все сильнее по спирали, которая раскручивалась, которая затягивала в себя абсолютно все.

Ива Аврорина: Ситуация на Ближнем Востоке и т.д., да?

Ответ
Скорее, первый виток санкционной войны. Очень яркое, очень свежее и очень непонятное освещение ситуации на Донбассе, конфликт с Украиной. Никто до конца не понимал, как далеко зайдут Запад и РФ в своей конфронтации. С уверенностью могу сказать, что в этом году, начиная с февраля, после минских соглашений, появились хоть какие-то правила игры. Да, на Украине стреляют — отвратительный и прискорбный факт. Судя по всему, с обеих сторон происходят некие нарушения минского формата. Но для финансового рынка и для определения валютного курса сейчас это имеет гораздо меньшее значение, чем это было в прошлом году. Давайте просто на пальцах посчитаем. Если для определения стоимости рубля в прошлом году от нефти мы давали 3 у.е. из 5, то остальные 2 — это была геополитическая ситуация. Если в этом году по-прежнему стоимость барреля нефти для определения курса рубля имеет, может быть, даже 4 все у.е., то на геополитику оставшаяся единичка даже в полной мере не влияет, потому что есть еще много других факторов.

Ива Аврорина: Ольга Валиева, экономист, говорила о таком факторе, как системный кризис в стране. Вы это учитываете?

Ответ
Конечно. Абсолютно с вами согласен. Это четкая и понятная формулировка. Но для моделирования валютного курса важна деталь: это сильный и свежий фактор либо это новость, которая живет и работает очень давно. Не секрет, что с 2008 года, с тех проблем, которые вызвали встряски на мировом рынке, мы, РФ, полноценно так и не вышли. У нас был инерционный рост года до 2011-го. Начиная с 2011 года цвело и пахло в России по всем параметрам. Но до 2014 года почему-то это большого влияния на динамику курсообразования не оказывало. Всем было очевидно и сейчас очевидно, что в России нужно проводить очень масштабные, болезненные, может быть, реформы, в частности, связанные с неким уровнем коррупции. Как мне кажется, эти процессы, хоть и медленно, но идут.
В факторной модели наибольший вес имеют наиболее актуальные факторы. И сейчас, как это не покажется странным, именно путем прогнозирования динамики стоимости барреля нефти можно определять вектор движения курса доллара.

Ива Аврорина: То, что сейчас цена на нефть падает и скоро достигнет какого-то критически низкого уровня, как вы сказали в начале, — это ситуация временная?

Ответ
Безусловно. Это некая глобальная тенденция, которая должна достичь своего апогея.

Ива Аврорина: Почему она должна достичь своего апогея?

Ответ
Я приведу пример из диаметрально противоположных способов прогнозирования любого финансового или фондового актива. Первый подход — это подход фундаментальный; второй подход — подход технический.
Начнем с более простого, понятного и наглядного — технический подход. Адепты этих подходов друг друга просто ненавидят, потому что считают это псевдонаукой. Если ты грамотный специалист, ты можешь пользоваться обоими подходами. Технический анализ. Псевдонаука. Я в свое время пытался написать кандидатскую диссертацию, применяя элементы этой псевдонауки, что мне и поставило грандиозные барьеры на этом пути. Любая тенденция, которая достаточно сильная, достаточно продолжительная имеет определенные характеристики. В конце очень сильной тенденции чаще всего бывает мощное ускорение, которое оказывает давление на участников, пытающихся играть против этой тенденции. Проще говоря, темпы падения всегда максимальны в самом конце. Если нефть у нас снижается с мая текущего года с уровня 70,3 долл. за баррель до уровня 42,2, то в самом начале этой тенденции, когда и нужно было больше всего бояться, кричать, а вдруг нефть развернулась, может быть, нужно с этим что-то делать. Напомню, что в мае у нас доллар был на минимуме 48,88. Вот здесь нужно было переживать и думать, а как же страховаться от возможной коррекции цен на нефть. Сейчас, когда нефть пробила поддержку на уровне 50 долл. за баррель, тенденция эта идет очень высокими темпами, каждый день темпы падения максимальные...

Ива Аврорина: И это значит, что мы приближаемся ко дну. Где дно, ниже которого падать уже нельзя? Геологи и специалисты по нефтедобыче говорят, что есть некая цена за баррель, ниже которой добывать нефть нерентабельно.

Ответ
Тут мы перемещаемся от технического анализа к адептам другого подхода, которые говорят, что вот эти самые ускорения, падения не имеют никакого значения. Все можно рассчитать на основе простой человеческой логики. Есть некая цена на нефть, ниже которой добывать становится нерентабельно. Но эти же самые адепты говорят, что в рамках ценовой войны многие крупные участники могут и будут добывать для того, чтобы устранить своих конкурентов. На рынке ждут, когда один из крупных игроков сдастся. Тогда вопрос заключается именно в корпоративной войне. В какой-то момент кто-то из слабых игроков уйдет из-за стола. На данный момент, с точки зрения геополитики, слабыми игроками являются Венесуэла, Нигерия, Бразилия и Россия. Нам тяжелее всего. Сильными игроками являются Саудовская Аравия и Иран, который только возвращается на рынок нефти и который готов на данный момент продавать по любой цене, потому что до этого он просто не мог продавать. Это значит, что на данный момент это поле очень конкурентно. В рамках этого поля есть очень высокая вероятность ожидания того, что один из крупных игроков должен сдаться. Как у нас сдаются крупные игроки? Переворот.

Ива Аврорина: Расшифруйте, пожалуйста, тезис о том, что Россия — это слабый игрок.

Ответ
Не могу быть голословным, но приведу условные примеры. Если условная цена добычи барреля нефти в Саудовской Аравии равна 2,5–5 долл. В Иране примерно идентична. В РФ тяжело приходится нефтяникам, если стоимость барреля нефти опустится ниже 20–25 долл. В такой стране, как Венесуэла этот уровень выше 50 долл. за баррель, в Нигерии выше 60 долл. за баррель. Все, что ниже — это попытка удержаться от игры на выбывание.

Ива Аврорина: В Венесуэле и Нигерии такая высокая стоимость добычи нефти, потому что она там как-то тяжело добывается или дело в технологиях, которых у них нет?

Ответ
Абсолютно справедливо. И вот здесь на все то, что сегодня мы с вами уже обсудили, накладывается еще один замечательный фактор под названием «научно-технический прогресс» и устаревание тех производственных мощностей, которые во многих странах давно не обновлялись. Во многих странах научно-технический прогресс поставлен во главу угла. В частности, это тот самый игрок, который пытается перекраивать рынок, из-за которого весь сыр-бор, — США с их сланцевой нефтью. Но, с моей точки зрения, это некая «попса». Не так много на самом деле господа из Америки добывают нефти, как они говорят.

Ива Аврорина: Но мы-то тоже планируем сланцевую нефть добывать, большие проекты под это заточены.

Ответ
Чем ниже стоимость нефти, тем меньше вероятности, что кто-то будет даже думать о сланцевой нефти. Ради примера стоит заострить внимание на том, что нефть добывают тремя способами. Нефть можно добывать старым дедовским способом, когда качалка тянет нефть из земли с огромного месторождения. И вопрос только в издержках — сколько там нефти и насколько сложно ее извлекать. Саудовская Аравия богом одарена гигантскими месторождениями и очень легким способом ее извлечения. Им просто повезло.
В России много таких месторождений, но постепенно они подходят к концу. В 2009, 2008 и даже 2010, 2011 годах очень популярной темой, когда нефть была 100–130 долл. за баррель, было «а сколько этой нефти у нас осталось». В тот момент считали почему-то только старую, дедовскую нефть. И тогда считали, что если все пойдет так, как есть, то нефти осталось на 10–20 лет. Была группа людей, которые говорили, что ресурс невозобновляемый, но мы знаем, где этой нефти вагон и маленькая тележка — на шельфе. Мы знаем, что на шельфе добыча нефти гораздо дороже уровня 80 и даже 90 долл. за баррель. И мы знаем, что поскольку это невозобновляемый ресурс, то мы готовы начать проектирование и разработку сложных гигантских проектов на шельфе, понимая, что цены на нефть будут 100, 120, 150, 200 долл. за баррель. Г-н Миллер, уважаемый мной человек, который воссоздал «Газпром» после развала 90-х годов, в мае 2008 года сказал, что он ждет, что уже в следующем году стоимость барреля нефти будет 200 долл. И все с ним согласились. Определенная доля истины, конечно, в этом есть. Много денег пошло на разработку таких проектов. Не только мы такие дураки по сегодняшним ценам. Огромные транснациональные корпорации, гигантские, самые дорогие бизнесы в мире огромные деньги, десятки миллиардов долларов вкладывали в очень длинные, очень низкорентабельные проекты по разработке нефти на шельфе. С моей точки зрения, именно на этих проектах и стоит заострять внимание сейчас. Это второй способ добычи.
Третий способ — это научно-технический прогресс. Сначала американцы сделали прорыв в сланцевом газе, потом в сланцевой нефти. Это третий способ добычи, очень рентабельный, очень подвижный на данный момент. Американцы не сделали прорыва в добыче нефти, но они, как очень трудолюбивый народ, собрали со всего мира все самое новое и совершенное и научились даже из скудных источников, которыми богат какой-либо американский штат, за счет мощнейшего моделирования и определения, какой и где сколько нефти залегает... Логика такая: приезжает орава людей, делает дырку, горизонтально раскидывает сеть насосов, все оттуда высасывает после гидроразрыва, потом через 3 дня сворачивается и едет на новое место. Раньше знали про такой способ, но не готовы были показать такую эффективность добычи нефти.
Все три компонента: и огромные долгосрочные проекты добычи на шельфе, и дедовский способ, и самый современный способ добычи сланцевой нефти — в той или иной степени реагируют на ту конъюнктуру, которую мы на данный момент наблюдаем. Позволю себе опереться на главного экономиста нашей компании, который считает, что на данный момент самый чуткий, самый легкий способ реакции есть у добычи легкой сланцевой нефти, они просто перестают бурить новые скважины. Через какой-то промежуток времени, предположив, что стоимость барреля нефти будет ниже 90 долл. в течение следующих 3–4 лет, постепенно начнут сворачивать гигантские проекты на шельфе. И если рыночный механизм придет в состояние неэффективности, мы увидим стоимость барреля нефти в диапазоне 30–50 долл. хотя бы на 6 месяцев, то мы через определенный промежуток времени получим не избыток, а дефицит нефти в долгосрочной перспективе. И цена поползет в обратную сторону.
Такие вещи наблюдались множество раз на других товарно-сырьевых рынках. Прекрасный пример — это никель. Никель у нас когда-то, в 2008 году, стоил баснословные деньги. Потом образовался существенный избыток никеля на складах хранилища. Цена упала. Потом из-за неправильной методики подсчета запасов на складах оказалось, что существует его дефицит, и он благополучно вернулся. Сейчас вместе с остальными сырьевыми товарами он снизился. Но амплитуда колебаний цены никеля не идет ни в какое сравнение с колебанием цены на нефть, потому что нефть гораздо более ликвидный актив. Нефть — это очень трендовый актив. То, что я вам говорил про технический анализ: любая сильная тенденция доходит до некоего апогея. После этого серьезные люди начинают сворачивать долгосрочные серьезные проекты, и какой-то крупный игрок выбывает.

Ива Аврорина: Понятно, что возникнет дефицит, и цена на нефть начнет расти. Когда?

Ответ
Чем сильнее сейчас, тем дольше и тем сильнее отскочит в будущем. Рынок никогда не останавливается. Рынок никогда не перестанет двигаться, просто ему чаще всего легче двигаться в том направлении, в котором этого никто не ждет. Если он заходит слишком далеко, на зону фундамента, причем фундамента очень крепкого, то вероятность движения в обратном направлении, к справедливому уровню, будет очень высока, с каждым днем она будет расти. Главный экономист компании БКС говорит примерно следующее. С маленьким уточнением — прогнозировать динамику любого инструмента на коротком промежутке времени нелогично, и в общем такой задачи у нас не стоит. Мы делаем прогнозы на среднесрочные и долгосрочные интервалы.

Ива Аврорина: Среднесрочный прогноз — это на какое время?

Ответ
Долгосрочный интервал начинается у нас от 12 мес. и больше, среднесрочный — в районе 4–8 мес. У каждого могут быть свои поправки, но я примерно так это воспринимаю. Наш главный экономист считает, что справедливой и оправданной ценой барреля нефти на данный момент с учетом всех тех вещей, которые мы с вами сегодня обсудили, является уровень 65–75 долл. На горизонте 12 месяцев он считает это наиболее справедливым и оправданным уровнем.
Могу сегодня раскрыть маленький секрет, как можно моделировать курс рубля, исходя из наших тощих лет. Все знают, что есть формула г-на Немцова, если я не ошибаюсь, когда некое значение — производное стоимости барреля нефти на курс рубля, можно делить или умножать, чтобы определить курс рубля на текущий момент.
Вопрос13:07
Сергей:Словоблудие. Лекция учебного центра форекс-клубов. Людей волнует
курс рубля к доллару. Все все понимают, но решение принимают разные. Вы дадите прогноз одни поверят, другие нет. Дайте прогноз, а мы оценим.
Ответ
Все-таки чуть-чуть из лекций, которые так любил, когда преподавал в университете. Зная механику, как это считается, всегда можно, не опираясь на меня, не перекладывая на меня ответственность полностью, сделать свой собственный прогноз.

Ива Аврорина: Давайте вы сейчас назовете механизмы, мы посчитаем, и вы озвучите свои выводы.

Ответ
Легко. Есть механизм, а есть мое мнение. Обожаю высказывать свое мнение. Я сразу же говорю, что я оптимист. Я попробую пойти в разрез с консенсусом, потому что я по-прежнему остаюсь оптимистом по отношению к рублю.
Механизм: 3600 делим на стоимость барреля нефти марки Brent — 43,3 — это стандартная формула, которая работала у нас в золотые годы. Есть произведение барреля нефти на текущий курс рубля. Если мы 43,3 умножим на текущий курс доллара, где-то в районе 71, мы должны получить некое произведение. Я уверяю вас, что оно будет гораздо меньше, чем 3600 сейчас.

Ива Аврорина: 43,3*71=3074,3.

Ответ
3074 — видно, что до 3600 мы не дотягиваем. Это некое условное значение, от которого мы будем отталкиваться, пусть будет 3100, округлим. Теперь для того чтобы определить, сколько будет стоить реально рубль, мы должны 3100 разделить, предположим, на 40.

Ива Аврорина: Почему на 40?

Ответ
Это прогнозная цена нефти у аналитиков-пессимистов.

Ива Аврорина: Давайте поставим совсем страшные 25. 3074:25=122,96. Что мы получили?

Ответ
Это курс доллара.

Ива Аврорина: Т.е. вы хотите сказать, что если в краткосрочной перспективе нефть будет стоить 25 долл. за баррель, то доллар на российском рынке будет стоить 123 руб.?

Ответ
Да, это математика.

Ива Аврорина: Краткосрочный прогноз стоимости барреля нефти вы можете дать?

Ответ
Безусловно, могу. Но, опять же, подчеркну, что я являюсь оптимистом, и любой грамотный специалист не дает краткосрочных прогнозов.

Ива Аврорина: Среднесрочный — это 4–6 месяцев. Среднесрочные прогнозы дают грамотные специалисты?

Ответ
Безусловно. Больше, чем сейчас, в диапазоне между 45 и 60.

Ива Аврорина: Это очень большой диапазон.

Ответ
Хорошо, давайте возьмем среднее значение между этими двумя значениями — 52,5.

Ива Аврорина: Давайте посчитаем. 3100 делим на 55, получаем 56. Итак, получается, что по вашему оптимистичному прогнозу в течение полугода доллар будет стоить в районе 56 руб., опустится ниже 60.

Ответ
Да. Но есть нюансы. Я не зря сказал про 3600 сегодня. 3600 — это произведение стоимости барреля нефти на курс доллара, которая работала в России в тучные года.

Ива Аврорина: Т.е. формула устаревшая получается?

Ответ
Она не устаревшая. Как и любая ситуация на рынке, она моделирует отношения участников, готовы ли они затянуть пояса или нет. На моей практике это произведение колеблется между уровнем 2950 и уровнем 3900. В зависимости от уровня напряжения или рыночной неэффективности рынок для себя выбирает некую дельту от этого до этого значения.

Ива Аврорина: Но разница-то основательная.

Ответ
Разница просто огромная. Поэтому среднесрочный временной интервал является наиболее объективным и качественным способом определения, к чему готов рынок.
У меня есть коллеги, опытные люди, у которых чуть больше времени, чем у меня. Они взяли статистику за каждый день в течение 3 месяцев. Они перемножали реальный курс рубля на стоимость нефти марки Brent.
На рынке гораздо более важно... есть такой показатель «взвешенное». Что такое «взвешенное»? Те события, которые отстоят от нас на более продолжительный временной промежуток, имеют меньшее значение для нас. Те события, которые были день, два, месяц, два назад, гораздо важнее, чем то, что было 2 года назад. Мир изменился, поэтому 4 месяца — это тот самый среднесрочный взгляд, о котором мы с вами сегодня говорили. Буквально позавчера я посмотрел этот график, который составили мои коллеги. 3150 — это то, откуда пляшет рынок. 3150 делим на стоимость нефти марки Brent 43,3 и примерно, исходя из этой формулы, можно определить справедливый курс рубля.

Ива Аврорина: Вы посчитали? Что получилось?

Ответ
В районе 72 получается.
Вопрос13:30
Ива Аврорина:Торги у нас уже начались. Но пока не вижу данных.
Ответ
С 90%-ной вероятностью могу сказать, что +/- 1 руб. сейчас.
И еще одно маленькое допущение, как это все можно прогнозировать. По мере того, как цена на стоимость барреля нефти марки Brent будет расти...

Ива Аврорина: Когда она начнет расти?

Ответ
Я как оптимист, как человек, давно работающий на финансовом рынке, считаю, что в декабре этого года нефть с высокой степенью вероятности будет стоить дороже, чем сейчас, причем существенно. Это мой смелый прогноз. Люди хотят конкретики — пожалуйста. Нефть будет стоить дороже, и она будет стоить выше 50 долл. за баррель. Соответственно, если мы пересчитаем курс доллара через стоимость нефти марки Brent, а именно к этому я сегодня всех и подталкиваю, то курс доллара при цене нефти на 10 % будет, как зеркало, примерно на 10 % дешевле, чем сейчас.

Ива Аврорина: А вы при этом не учитываете, что может произойти на Шанхайской бирже, если брать внешние условия, что в декабре же у нас госкорпорации выплачивают очередной транш по кредитам и скупают доллары? Это все вы учитываете в прогнозе?

Ответ
Безусловно. Есть общественное распространенное мнение, что в декабре нужно подготовиться к чему-то очень плохому. В прошлом году это совпало действительно со многими рыночными факторами, но немногие знают, что в этом году пик внешнего долга придется не на декабрь, а на сентябрь.

Ива Аврорина: У нас два в этом году транша осталось — в сентябре и декабре.

Ответ
В декабре, я уверен, что, действуя по аналогии, многие к декабрю приготовятся настолько, что в декабре уже у всех будет иметься все то, что нужно будет отдать. Так работает рынок.
Очень важный момент про Шанхай. Мы сегодня с вами об этом говорили. Замечательный инструмент — индекс стоимости шанхайских компаний. Немногие знают, что индекс Шанхайской биржи в течение последних 4 лет находился на уровне 1900–2250 пунктов.

Ива Аврорина: Что это означает?

Ответ
Когда началась заварушка между Россией и Западом, огромное количество денег захотело найти убежище в юго-восточном регионе. И деньги, спекулятивные и не только, потекли на Восток. Есть такая замечательная песня у одной попсовой группы — «На восток». Шанхайский индекс вырос за 9 месяцев с 2 до 5,2 тыс. пунктов. Но об этом никто нигде не кричал. Люди зарабатывали гигантские деньги. Две и 5200 — это больше 100 %. И только когда началась адекватная, корректная и логичная коррекция в Шанхае, все решили об этом вспомнить. Кто из тех, кто сейчас называет Шанхай причиной следующего мирового кризиса, знает, что те люди, которые покупали акции в Шанхае на протяжении 3 последних лет, даже с учетом падения всех последних дней, на самом минимуме сегодняшнего дня все равно имеют плюс 50 % в долларах США за последние 9 месяцев. Это фантастика. А было у них 200 % в мае этого года в долларах США. Но об этом никто нигде не говорил. Я очень жалею тех жителей, в том числе и Китая, которые, как большинство неквалифицированных участников, пришли покупать самые перспективные в мире китайские акции не по 2, не по 3, а, к сожалению, по 4 и по 5. Именно их нам сегодня показывают на экранах телевизоров по замечательным информационным каналам, которые кричат: где то государство, которое обязано защитить нас от падения акций китайских компаний, ведь нам обещали, что все должно расти. Кто вам что обещал? Ребята, он стоил 3 года 2 тыс. пунктов, вы пришли покупать его по 4. Вы вообще задумывались о том, что на рынке бывают коррекции? Шанхай — это прекрасный пример пузыря в чистом виде, который был раздут и разогнан, и в самый последний момент пришли самые неквалифицированные, самые незащищенные — все те, кого пригнали туда реклама и попса.
Я убежден, что падение стоимости барреля нефти — это та же самая логика только со знаком «–», какую мы наблюдаем в Шанхае. В прошлом году, когда нефть в это же самое время, в конце августа, стоила в районе 85–95 долл. за баррель, 60 казалось крахом. Сейчас никто не готов поверить в то, что 60 — это вообще реальность. Но напомню, что после уровней, близких к 45 долл. за баррель, в декабре прошлого года и в январе этого года, в мае все видели 70 по Brent и воспринимали это как само собой разумеющееся. Ведь это что-то хорошее — значит, это данность. Но сейчас есть некое экстремальное отклонение, которое, с моей точки зрения как эксперта и оптимиста, наверное, долго не продлится. Я считаю, что курс нефти будет выше в среднесрочной, долгосрочной перспективе, чем сейчас.
Но всегда есть рынок. Рынок — это всегда очень сложная, многофакторная модель, на которую влияет миллион разных факторов, но в каждый момент времени для рынка имеет значение тот или иной фактор. Давайте небольшую ложку дегтя в бочку меда в отношении нефти я внесу, чтобы мы понимали, что, несмотря на весь мой оптимизм, есть, безусловно, и пессимизм. В России огромное количество проблем. Одной из главных является сейчас снижение стоимости сырьевых товаров. И, возможно, именно это и подтолкнет и бизнес, и власть к тому, чтобы мы модернизировали как свое сознание в пользу более современного и креативного (а мир вокруг нужно начинать менять именно с себя), так и тот образ жизни и подход к работе, который в России складывался 10-летиями. Чаще всего даже складывался не в новой России, а даже в советское время, когда было от каждого по способностям, каждому по потребностям.

Ива Аврорина: Нет, это при коммунизме, которого так и не было. А в советское время было «каждому по труду».

Ответ
При таком раскладе бизнес работать не может и не хочет. В этом нет смысла. Можно просто взять больничный и за тебя поработает сосед. Когда все взяли больничный, то работать некому. Эффективность труда в России, к сожалению, об этом мало кто говорит, на порядок ниже.

Ива Аврорина: Про это очень много пишут и говорят. Мы говорили о системном кризисе в стране. Он касается не только коррупции, но и производительности труда и других вещей. К чему все это? Рубль и нефть, вы прогнозируете, вырастут к декабрю. Ориентировочно выше 55 долл. за баррель. Рубль укрепится. Но при этом — ложка дегтя к чему была? Нужно начать с себя за оставшиеся месяцы?

Ответ
Про себя — это на всю жизнь. С этого нужно начинать каждый рабочий день и нерабочий день. В выходной — на природу и не сорить. В рабочий — на работу и честно до конца рабочего дня с полной отдачей. Но пока, говоря экономическим языком, темпы роста ВВП в РФ (а туда попадает все: эффективность, производительность и много других параметров) будут ниже темпов роста той страны, с которой мы сравниваем себя или свою валюту, пока наша инфляция будет на порядок выше, в долгосрочной перспективе все равно очень плавно, постепенно, с пиками, со взлетами, откатами, связанными с экстремальными случаями рубль будет потихонечку ослабевать к доллару. Но текущие низкие экстремальные цены на нефть — это, скорее, шанс увидеть коррекцию по доллару, причем очень существенную, если я правильно все понимаю. Если взять за основу оптимистичный прогноз нашего главного экономиста...

Ива Аврорина: Он у вас тоже оптимист?

Ответ
Я с ним лично не встречался. Но по моей объективной оценке, это человек, который не подвержен влиянию извне. На то он и главный экономист, чтобы иметь возможность и умение, даже если все вокруг говорят «да», говорить «нет». Он на основе своих расчетных объективных выкладок считает, что справедливая стоимость нефти марки Brent в 2016 году будет 60–80 долл. за баррель. Но это никак не отменяет постепенное ослабление рубля по причине других факторов.

Ива Аврорина: Мы говорим об ослаблении рубля от нынешнего значения? Или мы говорим про какое-то выравнивание к декабрю, и дальше пойдет снова сползание?

Ответ
Приведу пример сильной коррекции курса доллара, который был у нас в районе 80 в декабре прошлого года, до уровня 48,88 в мае текущего года. Соответственно, как я себе представляю, такая амплитуда колебаний может быть с курсом рубля. Но пока темпы роста российского ВВП ниже, чем в США, пока инфляция выше, общий тренд на очень плавное снижение рубля хоть с сегодняшнего уровня, хоть с уровня 48,9 будет сохраняться. Это тот фактор, который работает против нас. У нас был уникальный момент в российской истории, когда в 2005, 2006, 2007 и первой половине 2008 года темпы роста российского ВВП были выше на порядок, чем темпы роста ВВП в США, но при этом инфляция тоже была выше. Помните, как вел себя тогда доллар? Доллар опускался после кризисных моментов начала 2000-х к минимальному значению 23,7 после того, как до этого он ходил на 35. Если (35–23,7):35 — мы получим грандиозное укрепление рубля, которое продолжалось очень долго. У любого из непрофессиональных участников, поддавшись эмоциям, есть шанс купить доллар так дорого, что в итоге он может просидеть, как это было в 2008 году, купив доллар по 36, в следующий раз увидеть его по 36 в 2014 году. Есть такой шанс. Но более длинная тенденция пока говорит, что рубль все равно будет плавно ослабевать.

Ива Аврорина: Доллары покупать сейчас или подождать немного, и они временно еще опустятся?

Ответ
Жить, работать эффективно, менять мир вокруг себя, воспринимать доллар как любой другой инструмент, который может меняться в цене как вверх, так и вниз. Иметь возможность, что на какой-то промежуток времени доллар может стоить дороже, чем сейчас. Но если по необъективным причинам курс доллара опустится неадекватно низко (предположим, ниже 50–55 руб. за доллар), можно рассмотреть возможность, чтобы изыскать резервы, купить валюту и на эту валюту взять те инструменты, которые будут генерировать вам доход в валюте. Чувствовать себя снова спокойно, заниматься любимым делом, не забывать отдыхать, жить в России, развиваться.

Ива Аврорина: Кто-то собирается сделать ремонт, у кого-то дети скоро закончат школу, и надо будет платить за обучение. Варианты накопления разные, не все могут играть. Люди хотят сберечь то, что есть, поднакопить какие-то резервы. Покупать доллар, когда он будет стоить 50–55 руб., ждать дальше смысла не имеет? Вы говорите, что к декабрю есть шансы, что рубль укрепится. На 60, например, покупать?

Ответ
Есть такой термин «альтернативная доходность». Это значит, что в любой момент времени вы можете выбрать тот инструмент, который при меньшем уровне риска принесет вам большую доходность. Покупка доллара на текущих уровнях несет в себе грандиозные риски того, что он может скорректироваться, и не дает ничего с точки зрения получения текущего дохода, который вы могли бы получить, даже если бы вы пришли в самый надежный, самый крупный банк РФ и открыли бы там валютный вклад. У вас с экономической и математической точки зрения заработать шансов будет больше, чем вы просто купите эту зеленую бумажку.

Ива Аврорина: Люди пытаются как-то планировать и считать с сегодняшнего дня. Кому-то предстоит лечение, кому-то обучение детей, кто-то копит на машину и не хочет, чтобы эти деньги обесценились.

Ответ
Как это связано с долларом?

Ива Аврорина: Растет курс доллара — растут цены в магазинах, на услуги.

Ответ
Как это связано?

Ива Аврорина: Если доллар растет быстрее, чем инфляция...

Ответ
Доллар — это всего лишь инструмент. Он не связан напрямую с инфляцией, это один из компонентов инфляции. У нас есть импортные товары, которые номинированы в долларах США.

Ива Аврорина: Но практически ничего, что производится у нас, не производится без импортных составляющих. Спрашиваем у владельца местной птицефабрики, почему так выросли цены на птицу и яйца, вы же их тут производите. Он говорит, что курс вырос, а мы покупаем пробиотики и даже породистых цыплят за рубежом. То же самое касается любого производства. Сахар и мука у нас биржевой товар — их цена зависит от курса доллара.

Ответ
А вы знаете, сколько стоит сейчас сахар и мука?

Ива Аврорина: Я знаю, что рост цен рекордный в процентном отношении.

Ответ
В тот момент, когда растет курс доллара, стоимость биржевых товаров, в т.ч. таких, как нефть и другое сырье, находится на минимальных значениях за последние годы. В эффективной рыночной экономике...

Ива Аврорина: Расшифруйте, пожалуйста, фразу, что сахар и мука находятся сейчас на минимальных значениях. Сахар сейчас...

Ответ
Это в рублях.

Ива Аврорина: У нас 99 % населения получают доход в рублях.

Ответ
Всегда нужен тот, кто будет во всем виноват. У каждого человека в 90 % его проблем виноват он сам. Никто не готов этого признать, они готовы переложить вину на соседа, на брата. Доллар — уникальный инструмент, на который можно переложить вину за рост цен. Предположим, я владелец небольшого бизнеса. Я понимаю, что мои продажи стремительно падают, люди стали меньше потреблять моей продукции по какой-то причине.

Ива Аврорина: Например, доходы резко сократились.

Ответ
У меня есть 2 пути: получать меньше денег либо поднять цены, чтобы компенсировать тот недостаток проданных активов и товаров, который на данный момент у меня не продается. Ко мне приходит человек и видит цену: была 100 руб., стала 110. Он возмущается и говорит: что ты делаешь? Я знаю, что если я обвиню в этом соседа, он не поверит. Если скажу, что у меня идут плохо дела, он мне скажет: это твои проблемы. Но я всегда знаю, что у меня есть то, переведя вину на что, человек мне поверит.

Ива Аврорина: Назовите мне хоть одну сферу, где нет импортных компонентов. Что у нас не завязано на валютную составляющую?

Ответ
Я не буду отвечать на этот вопрос, потому что это дискуссия еще нескольких часов, я вам миллион примеров могу привести. Не настолько все завязано на импорт, насколько это модно сейчас называть в рамках текущего момента.

Ива Аврорина: Понятно, что под этой эгидой цены поднимаются еще и потому, что очень хочется больше денег.

Ответ
Очень хочется легко этим прикрыться. Проблема-то в другом. В низкой конкуренции. Если бы у меня был конкурент, я бы не смог поднять цену, зная, что он оставит ее прежней. Отсутствие эффективности, производительность труда, много других вещей. Пока потребитель будет терпеть повышение цены в рамках русского менталитета, это будет продолжаться под любым предлогом.

Ива Аврорина: Бойкотировать?

Ответ
Здоровая конкуренция — это способ победить неэффективность. Купите в другом магазине. Заставьте наше любимое государство работать так, чтобы пресекались монополистические сговоры по поднятию цены. Не настолько все зависит от валюты.
Вопрос13:34
Ива Аврорина:Возвращаясь к основной теме нашей беседы. По среднесрочному прогнозу баррель у нас будет стоить выше, чем сейчас, ориентировочно выше 50 долл. Соответственно, рубль в кратковременной перспективе может укрепится, и этот момент нужно отлавливать.
Ответ
Есть 2 пути. Можно продать доллары, чтобы иметь возможность купить их дешевле через 3, 6 или 12 месяцев. И другой путь — купить в долларах и зарабатывать в долларовом эквиваленте на тех активах, которые позволят вам, не продавая доллар, в долларовом эквиваленте генерировать достойный доход. Можно просто банковский депозит открыть и хотя бы получать проценты. У нас есть 50 крупных банков, в которых можно в большей или меньшей степени быть уверенным.
Если с Россией что-то случится, если вы не уверены, что Россия будет существовать завтра, тогда имеет смысл хранить ваши доллары под подушкой, если вы собираетесь в Америку эмигрировать. Но если у вас есть рациональная задача, а не эмоциональная задача, заставьте ваши деньги работать с большей или меньшей степенью риска. Сами по себе доллары не дают вам ничего.

Ива Аврорина: Т.е. мы можем прогнозировать, что в среднесрочной перспективе краткосрочное укрепление рубля случится, но отползание вниз потом будет длительным, медленным и неуклонным.

Ответ
Пока мы не поменяем механику нашей экономики.
Ива Аврорина13:35
Онлайн-встреча завершена. Спасибо за внимание.
Читайте также