завершена Посмотрело: 2414

Сергей Сёмка, вице-губернатор НСО: что будет в 2015 году с торговлей, строительством и предпринимательством в Новосибирской области?

  • Дата проведения: 04.12.2014
  • Время: 11:00-12:35
  • Видео
  • Фото
  • Участники: Сергей Сёмка
4 декабря в прямом эфире НГС.НОВОСТИ на вопросы читателей ответит вице-губернатор НСО Сергей Сёмка

Сергей Сёмка отвечает в правительстве Новосибирской области за формирование решений в сфере промышленного производства, торговли, предпринимательства, строительства, регионального государственного строительного надзора, ведет вопросы, связанные с развитием Новосибирской агломерации.

Справка: Сёмка Сергей Николаевич — родился 4 марта 1966 года в Новосибирске. В 1988 году окончил Новосибирский электротехнический институт (ныне НГТУ). С 1988 по 1993 год работал мастером слесарно-фрезерного участка механического цеха производственного объединения «Сибсельмаш». С 1994 года — сотрудник администрации Новосибирской области, с 2010-го — министр промышленности, торговли и развития предпринимательства НСО, в апреле 2014-го назначен вице-губернатором НСО.
Ответы (0)
Текст онлайн-встречи18:17
Ива Аврорина: Добрый день, уважаемые читатели, зрители и слушатели портала НГС.НОВОСТИ! Сегодня у нас в гостях Сергей Николаевич Сёмка, вице-губернатор Новосибирской области. В правительстве он отвечает за формирование решений в сфере промышленного производства, торговли, строительства, государственного строительного надзора, и вы ведете все вопросы, связанные с новосибирской агломерацией.

Сергей Семка: И развитие предпринимательства, как по названию министерства промышленности.

Вопросов нам пришло действительно много. В этот раз мы столкнулись с ситуацией, фактически с организованным флешмобом. Нам пришло порядка 100 вопросов от жителей недостроенного дома на Галащука, 15. Наверное, с этого мы и начнем, потому что это большая часть вопросов из того, что пришло. Вопросов, как я уже говорила, достаточно много, я зачитаю один — от Ирины, потому что он наиболее структурированный и наименее эмоциональный.

Здравствуйте, каким образом в Новосибирске решается вопрос с недобросовестными застройщиками? Это группа компаний «Обь-Регион» — ул. Галащука, 15.
1. В чем заключается контроль министерством строительства застройщика по соблюдению сроков окончания строительства и ввода объекта в эксплуатацию.
2. Меры воздействия к застройщику при несоблюдении сроков.
3. Почему органы местного самоуправления бесконечно продляют сроки действия разрешения на строительство, по каким объективным причинам, почему разрешают значительно удешевлять проект в отличии от заявленного ранее.
И последнее — при сложившейся практике данной группы компаний, т.е. сбор денег у инвесторов, перенос сроков строительства, аффилированной компанией начата процедура банкротства — почему продолжают выдаваться разрешения на строительство по другим объектам в городе, притом что обязательства по предыдущим не исполнены.

Давайте прямо по пунктам.


Вопрос понятен, тем более он поступил заранее, поэтому так, мягко говоря, было время подготовиться и ответить на этот вопрос структурированно. Во-первых, добрый день, спасибо за вопрос, такой наболевший уже. Что касается адреса Галащука, 15. Застройщик «Обь-Регион». Одной из форм осуществления контроля за строительством и надзора в области долевого строительства является проведение проверок в отношении как раз застройщиков, осуществляющих привлечение дольщиков или денежных средств дольщиков, участников долевого строительства, в рамках возможных полномочий: раньше это министерство строительства и ЖКХ, сегодня это министерство строительства, после преобразования в правительстве. У нас отдельно министерство строительства. Были проведены документальные внеплановые проверки в отношении ООО «Главновосибирскстрой», являющегося как раз застройщиком этой многоэтажки. В ходе проведения проверок на основании представленных застройщиком документов выявлен был ряд административных нарушений, на которые были соответственно наложены административные взыскания.

А когда это выяснилось?

Это выяснилось в I квартале этого года.

А срок там сдвигается с 2012 года, насколько я помню. Дом должен был быть сдан в 2012 году. И только в I квартале этого года прошли проверки, я правильно понимаю?

Нет, это документарные проверки, а так надзор осуществляется именно за строительством. Подчеркиваю, за строительством, не за тем, как привлекались деньги дольщиков. Это уже проверялось — как, на каком основании, по каким договорам привлекались деньги дольщиков на строительство соответственно этой многоэтажки. Как раз во время этой проверки были усмотрены факты привлечения денежных средств в нарушение требований федерального законодательства по участиям в договорах. Строительство до момента регистрации этих сделок в Управлении Росреестра по НСО. Есть некоторые моменты, которые надо, прежде чем деньги вкладывать, их смотреть, эти моменты. Они такие обыкновенные, будем говорить, человеческие моменты. Во-первых, не сразу подписывать договор. Взять его домой, внимательно прочитать — что это такое, узнать побольше о компании, о застройщике — какие объекты построены, какая история у компании. Обратиться, если надо, за разъяснениями, за консультацией в юридический отдел министерства строительства, где помогут и укажут те моменты, на которые надо особо обращать внимание.

А любой человек может за консультацией обратиться?

Любой человек. Любой, подчеркиваю.

А если юридический отдел говорит — да, этот застройщик абсолютно хороший? Или что говорят? Или юридический отдел договор может посмотреть?

Юридический отдел может проконсультировать человека в зависимости от того, какие вопросы он ему задает.

То есть они не дают гарантии, они могут посмотреть договор и сказать, например, правильный он или нет, правомочный или нет. В чем конкретная помощь?

Понимаете, гарантия даже после того, как… жизненная ситуация — вы сходили к врачу, вам сказали, что вы здоровы, доктор же не дает гарантии, что вы завтра вдруг случайно от чего-либо, что он не обнаружил, к сожалению, можете либо заболеть, либо еще что-то. Экономическая ситуация меняется, поэтому гарантии… Человек может привлечь юристов, может привлечь консультантов и т.д. Но человек все равно принимает решение сам. А прогарантировать что-то и подстраховаться — это можно другими немножко способами.

Сергей Николаевич, а ситуация с домом на Галащука — я правильно понимаю, что там были нарушения с самого начала?

Нарушения именно в части привлечения средств.

То есть договор с дольщиками был оформлен с нарушениями законодательства?

Договор с дольщиками… Дело в том, что деньги были приняты от дольщиков до момента регистрации этих договоров в Росреестре. Это уже нарушение. Там такие нарушения, которые влекут за собой административную ответственность, будем так говорить. Не уголовную, а административную ответственность — застройщика, абсолютно точно, и тех, кто привлекает деньги. Потому что там застройщик не только сам привлекал деньги, но и нанимал, и делал уполномоченную компанию. Это один момент. Второй момент — в октябре мы рассматривали на большом совещании как раз [вопрос] по строительству этого дома, и было принято решение, что, во-первых, ускорить это строительство. И, несмотря на то что сроки, даже те, которые были поставлены и утверждены на совещании, что дом должен быть сдан до конца ноября, сегодня у нас с вами 4 декабря, соответственно этот срок отложился на месяц. Ориентировочно 20–25 декабря этого года должны быть предъявлены… Уже сегодня идет работа над устранением замечаний, выданных архстройнадзором, и до конца года первая очередь дома должна быть сдана. Вторая очередь должна быть завершена строительством в апреле следующего года. И до конца первого полугодия должна быть сдана. Такие обязательства взял на себя застройщик.

А какие-то рычаги воздействия на застройщика есть? Потому что с тем же «Закаменским», например, ситуация, там и трехстороннее соглашение было подписано, но при этом Анатолий Евгеньевич [Локоть] был у нас здесь, и было безумное количество вопросов от дольщиков «Закаменского». Они говорят: «Ну как же так? Было трехсторонее соглашение: обладминистрация, мэрия и застройщик, и ничего не двигается. Что вы можете сделать?». Анатолий Евгеньевич говорит: «Ну вот, наверное, мы будем смотреть, может быть, менять застройщика»…

Трехсторонее соглашение — это как раз когда привлекается другой застройщик на то, чтобы достроить этот дом. Ему предоставляется бесплатно земельный участок, чтобы на этом земельном участке он построил дом для того, чтобы оправдать те вложения за счет прибыли по новому объекту. Вот такой механизм.

А здесь застройщик тот же самый, да?

Да, здесь застройщик тот же самый.

Сергей Николаевич, какие все-таки рычаги воздействия на застройщика есть у областных властей? То есть вот они пообещают, что сделают, — возьмут и не сделают. Что вы сможете сделать, чтобы их как-то пошевелить?

Во-первых, это то, что я уже сказал, — Росстройнадзор. Это, как известно, жилой дом, тем более многоэтажка. Люди должны жить безопасно, это прежде всего. Это контроль и надзор за строительством объекта. По привлечению средств и по целевому использованию средств и т.д. есть уже другие механизмы, которые государством установлены. Во-первых, это обращение в суд, в прокуратуру, в полицию и т.д.

Это должны быть дольщики? Или прежде всего органы власти делают?

Прежде всего дольщики.

А я-то спрашиваю, Сергей Николаевич, что власть в этом случае может сделать? Какие рычаги у вас?

А вы считаете, что прокуратура и полиция — это не власть?

Нет, я про областную власть спрашиваю. То есть, собственно говоря, есть министерство строительства, вопросы к вам адресуют как к вице-губернатору, который вопросы строительства как раз курирует.

Я понимаю.

И что вы можете сделать, чтобы застройщики, которые взяли на себя обязательства… Они говорят, да, мы построим тогда-то и тогда-то. Если они не построят, вы что можете сделать?

Точно так же вместе с застройщиками обратиться в прокуратуру, в следственные органы. Вот и всё. И первое, о чем я сказал, — это административное определение правонарушений и привлечение к административной ответственности. Как известно, к уголовной и т.д. — это уже решает суд.

Да, это другое. А административная ответственность в чем заключаться может? То есть максимальные какие санкции?

Штрафы.

Большие?

Всё познается в сравнении. По каждой статье там свои штрафы — минимум, максимум, которые точно так же устанавливаются на законодательном уровне, на уровне федеральной власти.

Цифры какие-то не назовете? Приблизительные хотя бы.

По которым были привлечены?

Ну, например, да.

Если мне память не изменяет, это 60 тыс. и 100 тыс. рублей.

Тут еще вопрос, который входил как раз в вопрос Ирины, который мы первый с вами прочитали. Она спрашивает, почему при такой сложившейся практике продолжают выдаваться разрешения на строительство других объектов в городе. Это может стать каким-то рычагом воздействия на недобросовестных застройщиков? То есть, например, областные власти им говорят: «Пока вы не достроите то, что обещали, мы вам больше никаких разрешений на строительство не дадим»? Такой вариант вообще возможен или нет?

К сожалению, в действующем законодательстве такой вариант не возможен. Отсутствуют основания. Такое подобное, что где-то себя застройщик, мягко говоря, не зарекомендовал, не является основанием для отказа в разрешении на строительство.

А у региональных властей полномочий таких нет?

Нет, ни у региональных, ни у федеральных. И не выдавать, точнее, не продлять разрешение на строительство, — это тоже часть вопроса, есть только одно основание: если в течение 60 дней с момента первого получения разрешения застройщик не приступил к работам.

А если он там хотя бы сваю вбил, то всё, уже ничего не сделаешь?

Практически так.

Сергей Николаевич, вы знаете, что мы периодически на НГС пишем про обманутых дольщиков, статьи выходят и т.д. И там каждый раз, стабильно, под новостями, под статьями разгораются одни и те же дискуссии. Часть людей говорит, что с какой стати мы должны из налогов, которые мы платим, оплачивать. Почему государство должно помогать обманутым дольщикам? Почему в это должны вкладываться? С какой стати, если люди там сами рискнули и т.д.

Самостоятельно попали в эту ситуацию…

Да. Я хотела вашу личную позицию по этому поводу спросить. Вы про Галащука сказали, что в принципе надо было посмотреть договор, он изначально был оформлен с нарушениями, да? То есть изначально надо было сходить к юристам. А ваша личная позиция, она какова?

Личная позиция такова, что пока у нас несовершенное законодательство. Вы абсолютно правильно вопрос задавали: почему — если будем говорить так, по-обывательски, — если уже раз замарался, то почему он дальше имеет право обратиться и получить разрешение на строительство. При такой, мягко говоря, подмоченной репутации. Вот пока есть несовершенство законодательства и пока есть такие случаи, где бы мы не могли сказать четко правило поведения, как мы должны на основании, полностью: федеральное законодательство, прежде всего, областное законодательство, муниципальное, — где мы бы могли четко обезопасить от подобных вещей. Но понимаете, не во всем виноват тот человек, который вложил эти деньги.

То есть любой может в такую ситуацию попасть…

Ну не любой, но, конечно же, чем больше ты себя застрахуешь, чем больше ты проконсультируешься, то риск уменьшается. Риски все-таки надо минимизировать, но они существуют, они объективно существуют. В случае вот этого несовершенства законодательства, еще раз подчеркиваю, мое личное мнение, что таким людям надо помогать и власть помогает. Причем помогает не просто выделением, если привлекают еще одного застройщика, выделением там земельного участка, а оплачивают в том числе подведение инфраструктуры. Это линия электроснабжения, водоснабжения, водоотведения, тепловых сетей и т.д. Такие решения есть. И есть предложения, в том числе областной власти по изменению федерального законодательства. Ведь, как известно, по закону о поставках, правда для государственных нужд, это бывший 94-ФЗ, а ныне 44-ФЗ, есть случаи, которые предусмотрены, когда юридическое лицо попадает в список недобросовестных поставщиков. Тем самым, пока находится в этом списке, не имеет права участвовать в других конкурсах, тендерах на закупку и поставку товаров. Что-то подобное областная власть предлагает по изменению федерального законодательства.

А скажите, может областная власть, например, составить какой-то внутренний реестр? Хорошо, вы не можете дать разрешение на строительство, но составить какой-то внутренний реестр недобросовестных застройщиков можете — чтобы человек, прежде, чем заключать договор, пришел в тот же юридический отдел, допустим, в министерство строительства, и сказал: «Вот я собираюсь пойти туда-то, туда-то, посмотрите, пожалуйста, мой договор, правильный ли он, и что с этой компанией, нет ли у нее каких-то хвостов нехороших»?

Вот про хвосты можем сказать, а рекомендовать, вкладывать или не вкладывать деньги… это уже попахивает…

Нет-нет, именно история.

Попахивает коррупцией.

Конечно.

Историю компании можно. Сегодня вы прекрасно понимаете, мы с вами находимся в ситуации, когда доступ к информации тем, кто владеет немножко интернетом.

То есть люди по поисковику найдут не меньше, чем юридический отдел?

Не меньше. Юридический отдел или министерство строительства более грамотно, четко может изложить: какие, что это за хвосты и почему они образовались. Потому что не всегда, наверное, профессионально четко на некоторых сайтах излагается вопрос. Вот и всё. Легче это для понимания или нет — я не знаю.

То есть, Сергей Николаевич, если резюмировать, застройщику нужно внимательно проверять, понятное дело, с кем он связывается, нужно смотреть все документы. А областные власти максимум, что могут, — это на стадии недостроя вместе с застройщиками обратиться в суд. То есть никаких рычагов влияния и давления на недобросовестных застройщиков у вас, получается, нет.

Кодекс об административных правонарушениях.

И штраф в результате — 60 тыс. или 100 тыс.

Нет, это я здесь пример привел. По различным статьям там штрафы достаточные.

Есть больше?

Есть больше, безусловно.

Хорошо, достаточно подробно ответили на первый вопрос. И назвали даже сроки, в которые обещали. Если нет, пойдете в суд вместе с дольщиками? Им писать вам?

Писать, безусловно. И, бывает, мы этот вопрос смотрим на контроле. И сегодня, еще раз говорю, устраняются те замечания, которые были выданы архстройнадзором. Как раз сегодня эти замечания устраняются. И я назвал сроки, в которые должны быть способны [достроить дом] компании. Сроки реальные и замечания вполне приземленные, которые должны быть устранены. По первой очереди.

Хорошо, спасибо, следующий вопрос от Владимира. Он, в принципе, связан с предыдущим вопросом. Владимир спрашивает: считаете ли вы, что Новосибирск — это город-долгострой и ни в каком другом городе нет столько проблемных строек? Считаете или нет, и если да, то в чем причина — это халатность бывших властей или что?

Во-первых, я так не считаю. Я родился, вырос и живу в городе Новосибирске, я так не считаю. Истина постигается в сравнении.

Есть другие города, в которых долгострои?

Во-первых, я не знаю таких городов в СФО, где больше строится жилья, чем в Новосибирске.

Достраивается.

Строится! Именно строится.

Нет, тут говорят именно про долгострой.

Вводится жилья и коммерческой недвижимости в г. Новосибирске. Наш город Новосибирск — это молодой город, развивающийся город, который на протяжении последних, наверное, 15 лет становится краше. Чище, краше, ухоженнее. Мы приезжаем когда, особенно из других городов России, это видим. Истина постигается в сравнении. Нельзя видеть один негатив.

Нет, конечно, нет, но есть же статистика, которая говорит, что по количеству обманутых дольщиков… мы на каком месте в России?

Я не помню, на каком мы месте в России.

Одно из первых.

Девятое, по-моему.

А не третье?

Я не помню, а это на что влияет, на каком мы месте? Что мы дальше, какие выводы мы можем сделать?

Собственно говоря, вопрос именно этого-то и касался — долгостроев и недостроев, с чем это связано: большое количество недостроенных объектов, в том числе и жилых.

Мы находимся даже если на третьем месте, это не говорит о том, что мы на первом месте, мы впереди планеты всей, у нас какие-то особые нарушения и т.д. Мы все живем в одном, во-первых, экономическом пространстве, во-вторых, в юридическом пространстве. В одном, Российская Федерация — это единое целое. И говорить о том, что в г. Новосибирске что-то другое — это неправильно.

То есть у нас абсолютно так же, как и в других городах.

Да, просто у нас строят больше. И достраивают больше. В этом году мы по планам 15 объектов подобных должны ввести в эксплуатацию.

Подобных — это из недостроя?

Да, конечно.

А какие это объекты?

Я не помню на память сегодня. Они есть, и они все опубликованы. Которые самые на слуху — это, во-первых, на ул. Танкистов, буквально на этой неделе должен быть подписан акт ввода в эксплуатацию. Танкистов, по-моему, 4, если мне память не изменяет. Я не взял с собой список. Буквально неделю назад у губернатора вместе с мэром, с директором департамента строительства мэрии, нашим министерством строительства рассматривались эти объекты. И как раз решалось, где сколько осталось сделать по благоустройству, есть ли благоустройство. Где по местам общего пользования осталось — те недоделки, которые необходимо сделать и ввести в этом году, чтобы люди уже в Новый год смогли все-таки справить новоселье.

Давайте мы договоримся, например, что после эфира точные цифры мы назовем, все равно расшифровку делать будем… 15 этих недостроев, что у нас будет достроено, сдано и т.д. Хорошо?

Хорошо, будет размещен, в том числе на НГС.

Дальше у нас достаточно много вопросов, которые касаются поддержки предпринимательства.
Надежда спрашивает, будет ли в 2015 году поддерживаться программа по выделению субсидий безработным гражданам, которые приняли решение о самозанятости. В прошлом году эта субсидия составляла что-то около 60 тыс., однако в 2014 году уже не выделялась. Что с 2015 годом?


Эта программа — обучение безработных граждан новым профессиям, новым специальностям, через министерство труда. И затем на открытие нового дела давалась 71 тыс. а рублей. И человек, который после этой программы пришел, имел право также подать заявку в министерство промышленности, торговли и развития предпринимательства на возмещение затрат по открытию своего бизнеса, не больше половины от стоимости собственных вложений — в пределах 300 тыс. руб. 300 тыс. руб. он могу получить возмещения от минпромторга. Если это инновационный бизнес, то до 500 тыс. руб.

Притом что сам еще столько же вкладывает, да?

Как минимум. Возмещается половина затрат. Программа, которая в министерстве труда, будет продолжаться, может быть, не в таких объемах. И в минпроме эта программа тоже будет продолжаться.

А то, что Надежда говорит, что в 2014 году субсидия не выделялась, — она действительно не выделялась в этом году?

Субсидия на открытие — это программа минтруда. Немножко не ко мне вопрос. Я уточню, обязательно отвечу. В минпроме субсидии выделялись на открытие своего бизнеса.

Вопрос от человека, который собирается что-то делать или думает. Ну и достаточно много вопросов по поводу поддержки малого бизнеса. Что делать, куда обращаться, какие есть программы, т.е. какие-то программы поддержки малого бизнеса у нас есть? На 2015 год планируется ли что-то новое? И будет ли хотя бы сохранено то, что есть?

В вашем вопросе уже сквозит такое… «будет хотя бы сохранено». Безусловно, будет сохранено.

Ситуация у нас не самая же радужная сейчас…

Но мы не отказываемся от поддержки бизнеса. Более того, смягчаем требования к конкурсантам. Смягчение идет в качестве того, теперь уже, когда мы не требуем от подателя заявки на конкурс, чтобы он четко запланировал в течение двух лет, вернул в областную казну нам столько же налогов, на сколько мы оказали ему поддержку. Сегодня мы говорим, что если ты начинающий бизнесмен, мы готовы возместить затраты, опять же по конкурсу. Это не просто услуга всем, кто пришел, подал, и мы тут же возместили, — ни в коем случае. Это конкурс, где выбираются лучшие, выбираются комиссией, и возмещается 300 тыс. или, как я уже говорил, 500 тыс. Второй момент: если ты уже работаешь, мы оставляем все формы поддержки, которые именно востребованы. У нас программа с 1997 года, она постоянно совершенствуется. Это прежде всего компенсация затрат по техперевооружению или приобретению нового основного технологического оборудования. Это возмещение затрат части лизинговых платежей, компенсация процентной ставки для средних предприятий.

Не для малых, а для средних?

Для средних.

А у вас считается среднее откуда?

Не у нас считается, а по федеральному закону. Мы забываем, что Россия — есть единое экономическое пространство. По федеральному закону, когда оборот составляет… численность рабочих — от 101 до 250 человек и оборот, соответственно, — от 400 тыс. до 1 млрд руб. Вот это является средним предприятием. Плюс соответствующие учредители. Там не должно быть государственных компаний, каких-то концернов и т.д. Это все в федеральном законе написано.
Еще меры поддержки — возмещение затрат по обучению персонала, по повышению квалификации, по участию в выставках, ярмарках и т.д. Все формы поддержки на сайте минпромторга есть в Новосибирской области. И программа по абсолютному количеству средств будет уменьшена, но эти все поддержки останутся, и по квотам на эту поддержку по суммам средств — они ничуть не уменьшатся. Мы уменьшили средства в связи с тем, что экономика ведет себя мы все знаем как, хотя у нас восстанавливается в Новосибирской области именно сейчас… Мы уменьшили объем средств, выделяемых на создание инфраструктуры, поддержки малого предпринимательства. Например, докапитализация созданных нами семь-пять лет назад фондов. Это Фонд поддержки предпринимательства, который выдает гарантии.

Докапитализация — это что? Я вообще не уверена, что все понимают, кто это слышит.

Докапитализация — это дополнительный капитал в уставной капитал созданных уже фондов. Для того чтобы увеличить их уставной капитал, или, как еще сказать, увеличить собственность, чтобы они были, так сказать, по рейтингу выше и т.д. Мы сейчас можем уйти во все экономические понятия.

Не пойдем.

Тогда, соответственно, увеличение уставного капитала фондов, наверное, так проще, это строительство бизнес-инкубаторов новых. Это мы пока больше не будем, потому что в этом году нам нужно второй бизнес-инкубатор достроить в Новосибирске, на левом берегу, на ул. Троллейной, где граница Ленинского и Кировского районов, там перед «тёщиным языком», извините за скудность речи, это народное название. В сторону аэропорта Толмачёво. Кроме бизнес-инкубаторов, будем говорить, технопарки — это промышленные парки и т.д. Информационно-консультационный центр или, как он правильно называется, Еврокорреспондентский информационный центр, — вот на это средства в следующем году мы выделять не будем. А всё, что касается индивидуальной поддержки конкретных предприятий и организаций, которые будут подавать заявки и участвовать в конкурсе, все те направления, которые у нас в программе есть, — все остаются, с теми же средствами, что и были.

То есть и количество тех, на кого будет выделяться поддержка, и суммы — они остаются без изменений?

Без изменений. И, кроме того, у нас есть еще возможность с 5 декабря, буквально с завтрашнего дня, объявлен конкурс на оказание поддержки малым и средним предприятиям. Вся информация на сайте минпромторга. Средства еще есть и в этом году.

Сергей Николаевич, а есть сегменты, которые приоритетны? Приоритетная поддержка, которая оказывается тем, кто занимается производством продуктов питания, например?

Два приоритета. Они очень простые и просто объяснимы. Это сфера материального производства, куда входит то, что и вы назвали: производство продуктов питания, производство машин и оборудования, легкая промышленность, то есть обрабатывающие производства. И инновации. Инновации — это то, что со временем, мы надеемся, принесет те прорывные технологии, дополнительные рабочие места и т.д.

Будут кормить нашу область.

Кормить, поить и одевать.

Вопросов достаточно много, я не случайно сказала про продукты питания, которые связаны с импортозамещением. Андрей Сергеев, в частности, спрашивает, как отреагировали наши производители рыбы, предприниматели реального сектора экономики, на открывшуюся нишу. Ну и вообще, в принципе, с импортозамещением как изменится производство молока, мяса личными подсобными хозяйствами, спрашивают читатели. То есть каким образом увеличится и будет увеличено внутреннее производство по продуктам питания и промышленным товарам в Новосибирской области? Сами себя сможем кормить?

Первое — продовольственные балансы, они посчитаны. Они считаются независимо от ситуации. Мы сами себя всю жизнь кормили и сможем прокормить. Второе — импортозамещение — это не только продукты питания, но также и другие товары. Это то, что мы сегодня или раньше везли из-за границы. Конечно, мы, если говорить про классику советской экономики, отстали, далеко отстали от производства, средств производства, так называемая группа «А», раньше так называлась. Станкостроительная отрасль. Вот эти отрасли, когда мы для себя производили станки, оборудование, инструменты, во многом отстали. Есть определенные риски, но мы с этими рисками, я надеюсь, справимся. Это задача не только Новосибирской области, но и все страны и тех отраслей промышленности, которые есть.
Вот по рыбе был вопрос. В этом году производство рыбы увеличилось. Вылов и так далее — на 500 тонн. С 6 тыс. тонн до 6,5 тыс. тонн.

6,5 тыс. тонн для Новосибирска — это, конечно, немного совсем.

Вы знаете, опять же истина познается в сравнении, но это 8 с небольшим процентов. Если вы где-то еще скажете, что у нас объемы производства или кто-то стал жить лучше на 8%, мы тогда вместе с вами порадуемся. А вот здесь давайте опять же порадуемся, что на 8% рыбы стало больше. Именно нашей рыбы, речной, озерной и т.д. Есть момент, и вчера было селекторное совещание, которое проводил вице-премьер России Дворкович, где как раз обращались, мы писали об этом в минпромторг, что как раз разрешить подледный лов, есть такая проблема — подледный лов рыбы на заморных водоемах: там, где по весне не хватает кислородов, рыба все равно задыхается. И вот как раз разрешить подледный лов на этих водоемах, чтобы была возможность еще до того, как рыба все равно задохнется, все-таки ее выловить зимой сетями на подледной ловле. Такая проблема есть, с этой проблемой мы обратились. Ну а планы сегодня есть, конечно же, по увеличению и запуска малька, и увеличению объемов вылова рыбы. Это направление сегодня развивается. И наш департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды, который это направление ведет, говорит как раз и об увеличении количества предприятий на 5%, и на 8 с небольшим процентов — собственно количества рыбы. По импортозамещению, после введения санкций и ответных санкций со стороны нашей страны, удалось наладить контакты. Во-первых, по сырам. Безусловно, гурманы сыры премиум-класса в магазинах не найдут, но новые контакты с производителями сыров Алтайского края позволили нам все-таки сделать так, чтобы полки не опустели.

Сергей Николаевич, но ведь алтайские сыры в последнее время подорожали как-то чудовищно. Вот этот пластилиновый сыр, который 500 руб. стóит сейчас в магазинах, — пару месяцев назад это было 330–340 руб. У них что-то изменилось? Они на валюту завязаны? Почему так?

Давайте так. Во-первых, это вопрос непосредственно к производителям. Если цена растет, как вы говорите, чудовищно…

Я как мать и домохозяйка это говорю…

Ну, во-первых, все мы люди, все ходим в разные магазины. Должна быть возможность, первое — это ассортимент. Есть перечень товаров первой необходимости, которые входят в потребительскую корзину, за которыми особо пристальное внимание. И мы в свое время с большими крупными сетями договорились, что, во-первых, торговая наценка должна быть не выше 10% на этот список товаров первой необходимости. Хотя нам тогда Федеральная антимонопольная служба сказала, что, ребята, вы превысили свои полномочия. Но до сих пор, тогда письменная, а теперь устная договоренность соблюдается. Это первое.

А в товары первой необходимости что входит?

24 позиции. Я на память сейчас не смогу сказать.

Ну группы хотя бы…

Хлеб, молоко, сметана, крупы, мыло хозяйственное… 24 позиции.

Мясо, рыба входят?

Входят обязательно. Яйцо. Это тоже можно, если хотите, на вашем сайте выложить.

ПЕРЕЧЕНЬ
отдельных видов социально значимых продовольственных товаров первой необходимости, в отношении которых могут устанавливаться предельно допустимые розничные цены

Говядина (кроме бескостного мяса)
Свинина (кроме бескостного мяса)
Баранина (кроме бескостного мяса)
Куры (кроме куриных окорочков)
Рыба мороженая неразделанная
Масло сливочное
Масло подсолнечное
Молоко питьевое
Яйца куриные
Сахар-песок
Соль поваренная пищевая
Чай черный байховый
Мука пшеничная
Хлеб ржаной, ржано-пшеничный
Хлеб и булочные изделия из пшеничной муки
Рис шлифованный
Пшено
Крупа гречневая — ядрица
Вермишель
Картофель
Капуста белокочанная свежая
Лук репчатый
Морковь
Яблоки

Мы все ходим в разные магазины, в зависимости от достатка и т.д. Я, безусловно, придя в магазин, хочу что-то попробовать. Не имея возможности купить этот сыр с плесенью, поверьте, я спокойно к этому отношусь. Первое — потому что каждый должен жить по средствам, мы рассчитываем на то, что в кармане, особенно придя в магазин. А второе — на вкус и цвет товарищей нет.

Сергей Николаевич, вы хотите сказать, что у вас нет денег на сыр с плесенью?

Не то что у меня нет денег, у меня нет желания, во-первых. Я не гурман в этом смысле и считаю, что надо жить немножко другими желаниями, не стремиться к сыру с плесенью, а немножко о духовном думать. Это мое мнение.

А вы считаете, что одно другое исключает? Или сыр с плесенью, или духовность?

Абсолютно. Когда мы задумываемся о сыре с плесенью, время же у нас ограничено, времени у нас не остается думать о другом. О том, что нужно быть добрым, порядочным, честным, о том, что нужно улыбаться и здороваться, желать человеку добра. Вот эти вечные ценности. И жить по правилам, уважать старших.

То есть как только человек о сыре с плесенью задумался, он про это перестает думать?

А вы когда о чем-нибудь думаете, вы о другом тоже можете думать одновременно?

В один-единственный момент — нет.

Сыр-то с плесенью — бог с ним. Я говорю о тех вещах, которые общеприняты, общечеловеческие ценности, на чем держится наша духовность, сила. А вот об этом… Давайте так, мы все выросли в советское время. Разве плохо было, когда в семейном кругу была картошка на столе, селедка на столе, у всех в холодильниках практически один ассортимент был? Это плохо было? Скажите, от этого хуже было нам? Нет. Тогда мы переносимся вот в эти вещи, которые… Давайте тогда задумаемся о том, что есть рацион питания, необходимые витамины, которые человек должен потреблять, чтобы нормально двигаться, передвигаться. Если физическая работа, то такой рацион, менее физическая работа — такой рацион и т.д. Есть же вещи, которые мы должны обеспечить.

Сергей Николаевич, вот эти вещи вы сейчас говорите как вице-губернатор, который курирует торговлю? Или как частное лицо? Потому что если как вице-губернатор…

Как вице-губернатор, который курирует в том числе торговлю, могу сказать, что у нас обеспеченность торговыми площадями в качестве торговли, — торговля у нас не является приоритетной, подчеркиваю, — у нас обеспеченность больше, чем нормативом положено. Допустим, норматив обеспеченности — это 600 кв. м в области на человека, у нас порядка 800 с копейками квадратных метров на человека. Задача торговли для Новосибирской области — это как раз обеспечить тех людей, которые в отдаленных селах, где кроме одной розничной точки или киоска, грубо говоря, больше ничего нет. И у нас в программе было — когда дальше 11 км от райцентра, мы возмещали часть затрат по доставке товаров первой необходимости в отдаленные села. Вот это было. Нужно, чтобы у людей была возможность купить по доступным ценам. Потому что чем дальше везешь, логистика и т.д. Ну и так как ты там один находишься — какие хочешь, такие цены и устанавливаешь. Вот наши приоритеты. Сегодня минпромторг федеральный говорит о том, что мы, наверное, погорячились, когда убрали из киосков возможность торговать сигаретами и алкоголем. И, может быть, вернуть это.

У нас очень много вопросов на эту тему, причем я знаю, кто такая Наталья Кошелева, я думаю, что многие знают. Это активный член Коалиции киоскеров, у нее очень много вопросов на эту тему. Она прислала прямо пачку, я бы сказала. И они как раз касаются этого: будет ли все-таки это принято, будут ли все-таки возвращены в киоски сигареты и алкоголь, будет ли меняться система расчета расстояния от школы и т.д. Вы знаете, что рядом со многими киосками, например, автошколы — тоже считается, что нельзя продавать. Будет ли легче переоборудовать киоски в павильоны. Сейчас с этим серьезная проблема.

Да это несерьезная проблема.

Для них — серьезная. Мне интересна ваша точка зрения. Вы считаете, надо сигареты и пиво возвращать в киоски?

Вы знаете, мы постоянно ходим по тонкой грани, вот о чем мы с вами минут 15 назад разговаривали, 10 минут назад, — о духовных вещах. Мы в то время, когда убрали торговлю из киосков пива и сигарет — заметьте, в Новосибирске это прошло плавно, подчеркиваю, плавно — мы об этом говорили за 2 года до введения этого закона. В некоторых городах, опять же сравнивая с Новосибирском, это приняли в тот же срок практически — по- своему читают закон, что нельзя торговать. И вынесли всех. Мы дали возможность предпринимателям 1,5–2 года перепрофилироваться. Одна-единственная проблема была — как киоск перевести в павильон. И идите дальше. Прогнитесь, мэрия, прогнитесь, органы исполнительной власти Новосибирской области, чтобы нам помочь быстро все это сделать. Других форматов не было предложено. Других форматов как, например, товары художественных промыслов, может быть. Сегодня вопрос, который вы дали… Ну вот мы летом пепси-колой, кока-колой торгуем, еще лимонадами, «карачинской» будем торговать и т.д., а зимой нечем торговать. Летом жарко, люди хотят попить, постоянно холодильники открываются. Но посмотрите, мы с предпринимателями вместе с мэрией всегда ведем диалог. И город почему еще становится краше — потому что есть взаимное понимание. Нельзя было, как помните было раньше, четыре подряд холодильные установки ставить как попало. Потом сами же предприниматели жаловались, что у них воровали оттуда, разбивали и т.д. Мы договорились, приняли решение, как они должны стоять, как они должны быть расположены возле киоска. В свое время было очень много обращений от тех киосков, которые торгуют печатными СМИ.

Они просили оставить сигареты у них?

Они просили сигареты оставить. Там еще были товары, которые, мягко говоря, с трудом можно рядом положить. Есть такое понятие — соседство товаров.

Да, они говорили, что как только убрали из продажи сигареты, продажи печатной продукции упали.

Мы же не идем в сторону, чтобы каким-то образом развивать по своему профилю бизнес. Не знаю, как торговать газетами, но мы не ищем новые возможности именно в том, чтобы торговать газетами. Может быть журналами, может быть, какие-то акции устраивать и т.д. Мы говорим: дайте нам товар сопутствующий, мы останемся, будем доводить до людей всё то светлое и красивое, что написано в СМИ. Здесь такая же история. Поверьте, когда есть возможность в течение 2 лет перепрофилировать бизнес, то просто так говорить, что все это неправильно и нет никакой возможности, выступить только с одним предложением — чтобы киоск перевести в павильон, а ведь для чего перевести? Чтобы была возможность торговать пивом тем же и сигаретами.

Так ваша личная точка зрения — надо или не надо возвращать сигареты и пиво в первую очередь?

Моя точка зрения — что это можно возвращать только в удаленных районах. Там, где других точек просто нет. А это делать в форматах магазинов «у дома», в шаговой доступности. На первом этаже выкупленное помещение — может быть, но не киоски. Может быть, это и получится. Конечно, когда принимались многие решения, говорили, что это специально, поднимает прибыль в сетях.

Да, говорили, что это лобби крупных сетей.

На самом деле это не так. Не лобби сетей, но те цифры, которые были. Ведь когда мы пытались убрать холодильники, но мы договорились, что холодильные установки останутся, оказывается, 45% продукции, которую производит наш завод «Кока-Кола», реализовывается, удивился. От 45 до 60% — через киоски.

У сигарет процент тоже очень высокий.

Тут такая тонкая грань между доступностью, между соблюдением законодательства в киоске, где, извините меня, окошечко, и видно только, куда там паспорт может протянуть молодой человек, чтобы показать, что ему 18 лет.

Понятно, что там никаких паспортов, чаще никаких чеков и т.д.

Может, помните, в советское время с 21 года разрешалось покупать алкоголь.

Игорь спрашивает, что будет с ОАО «Сибэлектротерм». Завод на грани развала, массово увольняются сотрудники, электротермия руководству вообще не интересна, а производство сеялок убыточное и крайне нерентабельное. Какие действия принимаются администрацией области, чего ждать в 2015 году? Все боятся судьбы «Сибсельмаша», собственно говоря.

Все боятся, сопоставляя, что нынешний генеральный директор был генеральным директором «Сибсельмаша». Понятно. В вопросе уже больше половины практически ответа. Предприятие, которое занимается именно термией, выпускает печи. Уникальнейшее предприятие, у которого единичное производство. Там же СКБ или СКТБ, там же предприятие, которое его выпускает. Надо сказать, что за последние два года произошло то, о чем в вопросе идет речь. И сокращение, и т.д.

А с чем это связано? Спроса нет?

Во-первых, предприятие частное, и говорить о том, что делайте то, делайте это, — неправильно.

Если оно частное, почему тогда вопросы к администрации области?

Вопросы правильные, потому что люди, которые работают, — они здесь живут и хотят работать на предприятии, которому кто-то, может, бóльшую часть жизни отдал, кто-то пришел молодым специалистом. Я был на предприятии и встречался с коллективом. Эту встречу организовывал «Соцпроф». И вопросы как раз звучали. Не только политика идет по перепрофилированию. И, по моему мнению, и не только по моему мнению, собственно, руководством предприятия была заказана в Институте экономики СО РАН работа, которая вылилась в 108 листов формата А4 о перспективах развития предприятия. И в этой работе учеными был сделан вывод о том, что сегодня производство сеялок нерентабельно как минимум еще в течение 7 лет. Рентабельности не будет. Вот та политика руководства и, я считаю, акционеров — она привела к тому, что сегодня есть. Замещение объемов по термии объемами сельхозтехники и т.д.

Они заменили то, что выпускал завод, эти печи, на вот эти сеялки, которые оказались нерентабельными. Я правильно понимаю?

Не совсем так. Они сначала попытались рядом это сделать, в цехах оборудование пришлось поменять. Сделали определенные затраты на оборудование. Но сегодня вот то сельхозоборудование, которое раньше выпускал «Сибсельмаш», надо совершенствовать. И сегодня нужно по-другому изучать рынок. Все-таки основной профиль предприятия, где оно сильно и конкурентоспособно, — его необходимо оставлять и развивать. Это мнение не только мое, но и того же Института экономики, наших ученых Академгородка. Я выступал на собрании администрации области, говорил, что государственная инспекция по труду подала заявление по дисквалификации генерального директора. Сначала оно было отклонено по определенным основаниям, месяц назад уже повторно подано заявление в суд по дисквалификации директора. Бóльшая часть акционеров обещала сделать эту замену. К сожалению, пока не делает. Без квалификации, не дожидаясь инспекции по труду. Сегодня выбран новый председатель совета директоров предприятия, с которым буквально на прошлой неделе была встреча. Участвовали первый заместитель губернатора, я и председатель совета директоров Брындиков Александр Николаевич, это представитель Рособоронэкспорта, это возможность новых заказов и т.д. Где мы обговорили все конкретно, досконально, где было обещано, что ситуация на предприятии в корне должна измениться в ближайшем времени. Хочется верить.

Сергей Николаевич, я знаете, что не могу понять, если это предприятие частное… На 100% частное?

Да.

Каким образом тогда кто-то может влиять на поведение акционеров и, например, дисквалифицировать директора? Это получается, что у любого предприятия так можно сделать?

У любого [предприятия] директора можно дисквалифицировать.

То есть я открыла фирму, печенье пеку, к примеру, у меня есть директор. И тут кто-то приходит и говорит, мол, комиссия по труду сказала, что директор ваш неквалифицированный, ну-ка быстро его меняйте.

Это за определенные нарушения. Когда задержки по выплате заработной плате, когда зарплата платится частями, непонятно как, и т.д. Когда людям при задержке зарплаты не выдаются справки об этой задержке для того, чтобы люди, у которых ипотека, предъявили в банке, что не они в этом виноваты. Несоблюдение условий труда, уменьшение северного коэффициента. И это все я говорю о конкретном предприятии.

Вы же знаете, что ситуация с задержками зарплаты и т.д, — она не только в Новосибирске, в других городах тоже есть. Но хотелось бы, чтобы это услышали люди, что в случае, если на вашем предприятии происходят такие нарушения — задержка зарплаты, надо идти в государственную инспекцию по труду.

Можно и в свою профсоюзную организацию обратиться. Профсоюз — это как раз объединяющая организация работников. Для того чтобы консолидировано высказывать свою позицию.

Если она есть, да.

Как раз на «Сибэлектротерме» две профсоюзные организации.

Они сотрудничают или воюют?

Да вы знаете, нет ни сотрудничества, ни войны.

То есть независимые?

Друг от друга они независимые. Одна организация называется Федерация профсоюзов, которая подписывает соглашения. И вторая — «Соцпроф». Она, может быть, меньше по объему, но она присутствует.

Давайте поговорим про агломерацию. Вопросы на эту тему о том, чтó вообще это такое, потому что бóльшая часть жителей города и региона имеют об этом приблизительное представление. То есть понятно, что агломерация — это когда каким-то образом к Новосибирску кто-то как-то присоединяется. Что присоединяется, зачем и что от этого получит Новосибирск в результате? Мы новосибирский портал, людей интересует прежде всего город. Ну или область и посредством этого Новосибирск. Для чего это придумалось, для чего это делается?

Во-первых, агломерация — это уже по факту свершившееся событие. И за счет города Новосибирска, и за счет прилегающих районов и так далее, потому что началось, наверное, еще с 90-х годов, когда люди, живущие, работающие в Новосибирске, покупали земельные участки либо в черте города, либо за городом — направления различны. Чтобы удобно было ездить на работу — с работы каждый день.

Тогда агломерация была неформализованной…

Если давать какие-то определения или признаки агломерации, то это прежде всего территория, на которой компактно проживают люди. Ежедневная маятниковая миграция. То есть ежедневно ездят на работу и с работы, в центр субъекта нашего — город Новосибирск. Или еще по-другому есть — 2-часовая доступность добраться до места. Поэтому, если так грубо говорить, агломерация — это центр Новосибирск, Новосибирский район — опоясывающая агломерация. И все районы, которые примыкают к Новосибирскому району.

Зачем нужно это формализовать? Кто и что от этого получит? Чем это будет прекрасно?

Формализовать нужно только для того, чтобы понятное для всех участников было развитие.

Развитие какое и чего?

Синхронное развитие территорий. Чтобы мы говорили, что развиваем Промышленно-логистический парк в направлении Московского тракта.

А он уже за пределами Новосибирска, например, находится?

Ну а люди, которые там работают, — они живут в Новосибирске. Дальше мы хотим решить проблему, как доставить их туда, на чем доставить, как обратно они должны доехать, где они должны в конечном итоге отдыхать и т.д. Вот эти вопросы, прежде всего. Дальше строился Северный обход. И мы видели, в первое время особенно, подчеркиваю, трасса Димитровский мост – ул. Фабричная – Владимировская — она на первое время разгрузилась. Дальше мы строим Восточный обход. Эти объекты не находятся на территории Новосибирска, но существенно разгружают. А дальше Юго-Западный транзит, который объединит [обходы] в определенное кольцо вокруг Новосибирска. И мы говорим о том, что определенное количество транзитных машин не будет заезжать в город. Не будут здесь портить экологию, не будут здесь создавать дополнительные пробки и т.д. Это же мы строим прежде всего для кого? Для новосибирцев. И даем новосибирцам жить комфортнее, и комфортнее жителям области, предоставляя возможность въезжать в Новосибирск и работать. Следующий момент — аэропорт «Толмачёво», который не является г. Новосибирском, это город Обь. Мы сегодня развиваем аэропорт «Толмачёво». Прежде всего акционеры развивают аэропорт «Толмачёво», но и область, правительство принимало участие в свое время, когда был защищен проект по конструкции, расширения аэропорта «Толмачёво». Дальше должно приниматься решение. Если больше 5 млн пассажиров, должны решаться вопросы доставки этих пассажиров, и сегодня в пробном варианте разрабатывается. Либо это электрички, либо отдельная электричка, либо какие-то прицепные вагоны — по образу и подобию, как это начиналось в Москве, когда во все аэропорты ходят скоростные поезда, типа аэроэкспресса. Либо это вагоны.

А Анатолий Евгеньевич говорил, что никто не может на это повлиять, это решает только железная дорога, и всё.

Это абсолютно не так, не хочу ничего другого говорить, но это не так. Это не решает железная дорога, потому что это должен решать аэропорт, который сегодня намерен не просто регистрацию, сдачу багажа в свое время сделать, подчеркиваю, когда пассажиропоток увеличится на вокзале Новосибирск-Главный, а также на вокзалах Томска, Кемерово, Барнаула. Чтобы была возможность у людей добраться, там зарегистрироваться, сдать багаж, добраться по ж/д путям и, соответственно, дальше в аэропорт «Толмачёво» или в г. Обь, или на остановочную платформу Павино.

Или в Академгородок, из которого не уехать никаким образом в «Толмачёво»…

Или из Академгородка, да. И оттуда, соответственно, автобусами в аэропорт и улететь. Кто тут должен решать? Железная дорога, аэропорт «Толмачёво», дальше нам понадобится либо реконструкция платформ остановочных, либо что-то еще. Надо смотреть, чья это территория, в полосе ли отвода, либо еще нужно прихватывать муниципальную территорию, чтобы что-то там строить. Поэтому это решение многих, и ежегодно, подчеркиваю — ежегодно, подписывается соглашение между ОАО «РЖД», Западно-Сибирской железной дорогой, правительством Новосибирской области и мэрией г. Новосибирска о совместном развитии. Но я тут не назвал аэропорт «Толмачёво», в свое время компания «Сибантрацит», которая добывает антрацит в Искитимском районе Новосибирской области, тоже вошла в это соглашение, потому что задача стояла — увеличение объемов производства. А это все надо вывозить. И тогда, когда это соглашение подписывалось, добывалось 1,5 млн или 2 млн тонн антрацита, а по планам до 10 [млн]. Соответственно площадку погрузочно-разгрузочную, пути надо увеличивать. А без ОАО «РЖД» и правительства Новосибирской области, которое поддержало этот проект, невозможно. То есть только согласованные действия. Вот как раз агломерация — ничего придуманного нет, и мы никакие дополнительные структуры не придумываем.

Я знаете чего не могу понять, Сергей Николаевич, я вас слушаю сейчас, вот смотрите, естественно, нужно продумывать общую транспортную систему, общую систему строительства, но в принципе это же все входит и так в компетенцию областной власти.

Областной — нет.

Почему? Город Обь, Бердск, Искитим — это же все в Новосибирскую область входит?

Входит.

А транспортные развязки и т.д. — областная власть не может все это делать? Это все в ведении муниципалитетов?

Дело в том, что мы с вами только одну тему затронули. Дальше муниципалитет сегодня любой, не город Новосибирск, [а например] Искитим, Искитимский район выдает земельный участок на то, чтобы осуществить крупный инвестиционный проект. Как он дальше повлияет? А мы сегодня к выделению земельного участка и что там будет построено — ни областная власть, никто не имеем отношения, потому что муниципалитет принял решение по выделению земельного участка. Мы говорили о маленьком-маленьком примере. В конце прошлого года Новосибирский район выделил землю для Кудряшовского свинокомплекса недалеко от аэропорта «Толмачёво». Зная, но забыв, что аэропорт «Толмачёво» будет реконструировать вторую взлетно-посадочную полосу. Хорошо, что арендатор был с понятием, и с арендатором удалось договориться и поменять договор аренды на то, что все-таки аэропорт «Толмачёво», вторая взлетно-посадочная полоса — надо реконструировать и там необходимо определенное количество гектаров от того, что уже выдано. А если бы это было по-другому?

То есть это полномочия муниципалитетов, которые будут ограничены в ряде вопросов?

Они никак не будут ограничены.

А как? Смотрите, они хотели Кудряшовский построить. С месяц назад был ряд публикаций, которые говорили как раз, что резервирование территорий — это такой, по сути дела, как гласила формулировка, бюрократический рейдерский захват муниципальных земель.

Неправда.

Не читали?

Чистая неправда. Нет законом предусмотренных легитимных способов резервирования территорий, даже под государственные нужды.

То есть вы как агломерация не можете сказать: «Так, значит, муниципалитет, это не трогайте, то не трогайте, мы там что-то построим».

Нет. На сегодняшний день нет.

А перспектива есть, что в ближайшее время это поменяется?

А перспектива… Мы хотим это сделать, хотим через согласующий орган сделать, который существует — градостроительный совет при [областном] правительстве. Хотелось бы, чтобы вот эти вопросы, эти процессы как раз согласовывались так, чтобы потом не получалось так, что мы объявили на уровне правительства, что мы смотрим транспортный коридор, мы будем строить там не Восточный обход, даже не Юго-Западный транзит, а выбрали трассу еще для какого-то [направления]. Мы выбрали и показали ее на карте. Потом вдруг, не поверите, почему-то, буквально через две недели, появляются собственники у этих участков там, где мы выбрали. Не знаете, почему?

Понятная схема.

Понятная? Так вот от этого надо уходить. Чтобы мы имели возможность хотя бы резервировать хотя бы таким образом, пока это не установлено. Земли для государственных нужд, подчеркиваю, не для частников, а для государственных нужд. Чтобы пользовались потом все жители.

Перечень объектов государственным нуждам будет какой-то? Дорога областного значения, что еще может быть?

Есть проекты как, например, мусоропереработка, о котором мы давно-давно говорим и на которого инвестора привлекли, и он будет. Земельный участок мы выделяем не в Новосибирске, потому что законом запрещено. Мы эти участки выделяем в Новосибирском районе. И вот тут надо очень четко понимать, что мы должны среди муниципалитетов, во-первых, жить согласованно. Что любое строительство, которое мы делаем, должны другие муниципалитеты знать, как мы это делаем, как это на них повлияет. Чтобы мы потом не возмущались точечными застройками, пробками, коллапсами, которые вдруг возникают, потому что сдали этот объект, а теперь посмотрите, какой выезд, посмотрите, какие очереди стоят, чтобы выехать. А въехать? А людям надо. Мы не можем сегодня. Грубо говоря, все вопросы решить. Мы приняли схему территориального планирования в апреле этого года для всех муниципалов, входящих в Новосибирскую агломерацию, она обязательна. Их 12. Сегодня по этой схеме… новую схему территориального планирования утвердил только Искитимский район. Остальные — в первом полугодии следующего года.

Они не хотят этого?

Почему не хотят? Они делают, но это же время нужно, а извините, вот эти 1,5 года как мы будем? Вот об этом мы и говорим.

У вас ощущение, что они это специально тормозят? Создается впечатление, что полномочия муниципалитетов все-таки как-то урезают?

Абсолютно нет. Мы хотим договориться, ведь поймите, хорошо, давайте без правительства придумаем. Пусть сами муниципалитеты. А смогут? А для чего тогда правительство? Через правительство это можно и нужно делать. Именно чтобы муниципалитет как минимум знал, что это будет сделано, где, и как на него повлиять. Потому что понятно, что сегодня в Новосибирск из этих районов ежедневно люди ездят на работу. И сегодня муниципалитет в любом направлении, взять Бердск. Сколько людей работает в Новосибирске? И как Бердску самостоятельно как муниципалитету развиваться? Понимая, что у него столько трудовых ресурсов. Они все работают, или большинство, в Новосибирске. Что это? Спальный город? Как ему дальше развиваться? Место только для того, чтобы развивать там береговую территорию?

То есть агломерация придумает, например, как развиваться Бердску, например, который стал городом…

Стоп-стоп. Не надо в крайности бросаться.

Я хочу, чтобы было максимально человечным языком объяснено, как это будет для Новосибирска и прилегающих городов, потому что Бердск — он тоже рядышком совсем.

Как это будет?

Как хочется, как планируется?

Смотрите, сегодня Промышленно-логистический парк — один из объектов, которые мы развиваем. Дальше мы говорим, что восточные ворота города Новосибирска, там уже тоже создались компании по контейнерной переработке. Самая крупная компания — «Евросиб». Сегодня она заключила, это компания, с железной дорогой договор. Сначала было очень много возмущенных — мы тоже хотим участвовать. Мы приехали туда, выездное совещание сделали. Потом железнодорожники собрались. Ребята, давайте, участвуйте. Участвуйте в доле. А точнее, скажите, сколько вы будете перевозить, сколько вы будете перерабатывать. Нам нужны от вас заявки, чтобы понимать, как нам развивать этот курс железнодорожный, Иню-Восточную. Все промолчали. Тогда всё через компанию «Евросиб».

Остальные вкладываться были не готовы?

Не вкладываться. Они даже изначально не готовы назвать свои перспективные объемы — сколько у них будет. Вот сегодня понятно, сколько. Сколько завтра будет? Сколько послезавтра будет?

А «Евросиб» даже в нынешней экономической ситуации способна просчитать вперед? Мы не знаем, сколько завтра будет стоить рубль по сравнению с евро и долларом или баррель нефти.

Давайте не будем об этих спекуляциях говорить.

А это спекуляции?

Это политические спекуляции, конечно.

Всё вернется обратно?

Не знаю, куда вернется — обратно или не обратно. Вы имеете в виду — к 6 рублям за доллар?

Да хотя бы к 36.

Понятно. Не об этом сейчас речь. Вот восточное направление. Точно подобный промышленно-логистический парк. Есть определенные заявки от промышленности, от логистов, от контейнерных переработчиков. Мы сегодня готовы эту площадку развивать. Мы сегодня сделали Агентство инвестиционного развития как единое окно для того, чтобы инвестор приходил и инвестору предлагалось. Зона опережающего развития. Так называемые точки роста мы должны определять. Вокруг этого что будет? Есть селитебная зона для жилищного строительства, там же, рядом. Сегодня настает время, что возить работников на предприятие становится сложнее и сложнее.

Они там же будут жить себе? В такой резервации?

Как вариант. Не там же будут жить, а нужно дать возможность. А это разве плохо? Место, где работаешь, там же живешь.

Там тогда должна быть целая инфраструктура, там школы должны быть.

Вы говорите, у вас нет денег в кармане, чтобы купить сыр с плесенью. Не об этом речь. Сегодня шесть дней из семи — это работа. День — выходной. Почему я не должен жить рядом с работой, например, чтобы один день выехать куда-то. Зачем ему жить в Новосибирске и тратить на дорогу в ПЛП львиную долю времени. Да пусть он лучше либо на работе больше, либо будет возможность позже встать и раньше прийти домой. Это же правильно.

Может, потому, что ему хочется, чтобы у него ребенок в школу ходил, а не ездил долго?

А кто спорит? Со временем должна быть инфраструктура, когда появится определенное количество жителей. Потому что сегодня, например, выдается под комплексную жилую застройку или под коттеджную застройку. Сегодня по плану коттеджи — 3 коттеджа, 5, 10, и люди начинают требовать: подождите, когда остальное-то будет осваиваться? Мы инфраструктуру для кого будем делать? Для пяти жителей? Неправильно. Давайте возьмем обязательства. Остальные 995 когда? И под это мы будем синхронизировать планы. Вот также и в межмуниципальном взаимодействии. Каждый берет на себя определенные обязательства, остальные понимают, чем это для них грозит. Что они у себя должны сделать, чтобы подстроиться под это, хотя бы минуса не получить при этом. Это всё житье. Сосед что-то построил, если мы говорим о частном секторе, я должен знать, рядом живущий, что вот этот козырек, когда он дополнительную к крыше сделал пристройку, чем мне это грозит — вода будет сливаться, снег скатываться.

Ну или сосед построил многоквартирный дом на участке под частную застройку, и у соседей нет ни воды, ни канализации, ничего.

Как вариант. Или завел курочек, петушка, петушок каждое утро меня будит в шесть, а я привык вставать в полседьмого. Мы должны добрососедские отношения выстраивать, мы же одна семья, один субъект.

То есть направление ПЛП понятно. Еще какие вещи? То есть какие-то транспортные дополнительные развязки?

Обязательно. Сейчас СГУПС (НИИЖТ по-старому) должен представить математическую модель транспортного движения г. Новосибирска. Мы договорились в федеральном Минрегионе, что, по большому счету, для всех пилотных проектов, которые называются агломерация, сегодня важна транспортная развязка, комплексная транспортная схема. И первых наш шаг будет — ее разработка. Но мы не должны быть оторваны, мы должны взять то, что уже наработано в Новосибирске, крупном мегаполисе, третьем городе в стране. Есть модель. Теперь мы должны взять ее за основу и доработать — как, на что повлияет и т.д. Не забывайте, Северный обход, мост через реку Обь. Там сегодня два ряда — по каждому ряду в одну сторону. Но возможность оставлена. Как только напряженность или количество машин, проходящих за единицу времени, увеличится — не помню, от скольки, сразу же построится еще две полосы. Вот такие вещи мы должны создавать.

То есть с возможностью расширения?

С возможностью расширения, с возможностью изменения какого-либо. Вот такие вещи даже в наших узких иногда возможностях, мы должны это создавать. По-другому нельзя. Мы сегодня вспоминаем, когда говорим о трассе, которая от Автовокзала до Калининского универмага — Ипподромская. Когда она была заложена? В каких планах? Кто ее закладывал? По-моему, даже в 70-х годах. Мы должны что-то подобное делать, учиться у старших и мыслить перспективно, стратегически. Я понимаю, что сложно и 90-е годы перевернули всё. Когда люди работали и жили рядом, понятно было, хотя бы в одном районе. А когда человек на одном конце города живет, на другом конце города работает, это какое время, что нужно сделать, чтобы привести это в какую-то систему? Систему, подчеркиваю, должна быть система, понятная, четкая. Может быть, не всем понятная, но подавляющему большинству. Чтобы можно было понимать: система устраивает — не устраивает. Буду в ней жить: комфортно — не комфортно. Если что-то не устраивает, менять систему либо в этой системе находить место.

Вопрос напрашивается — а деньги откуда на всё это? На новые транспортные развязки. У нас же бюджет дефицитный сейчас изрядно, и сокращается всё, что только можно.

Ну не изрядно. Во-первых, он у нас в тех пределах, в тех требованиях. Бюджет принят пока только в первом чтении. На следующей неделе, надеюсь, будет принят во втором чтении. Но все комитеты уже прошли, и головной заключительный бюджетный комитет прошел вчера. Бюджет напряженный, безусловно. Но даже при этом бюджете мы рассматривали на заседании правительства программу по строительству дорог и договорились, что в понедельник рассмотрим. Важны приоритеты. Опять же, касаясь агломерации. В области что-то строится? Один из проектов был вариант увеличения категорийности дороги со стороны Ордынки, Ярково до поста ГИБДД г. Новосибирска. А скажите, вот мы построим эту дорогу и что? Без вложений параллельных, синхронизированных Новосибирска — от кольца бывшего поста ГИБДД до Хилокского рынка и т.д., наши вложения куда пойдут? Получится так, что автомобили потом в какое-то узкое горлышко… и будут те же пробки. Вот о чем речь идет, что такое агломерация. Второй проект как вариант — ленинск-кузнецкая трасса, Гусинобродское шоссе, Гусинобродский рынок, выход на Восточный обход. Это обязательство. И тут тоже город от бывшего поста ГИБДД до Гусинобродского рынка и дальше — тоже нужно наметить и в бюджете предусмотреть средства, чтобы расширить эту дорогу, сделать категорийность.

Это на 2015 год будет заложено?

Это будет заложено. Во-первых, там это закладывается по принципам ГЧП.

Я знаю только ГКЧП.

ГКЧП мы тоже помним, 91-й год. ГЧП — это государственно-частное партнерство, где инвестор сам находит средства, делает, но принимается в программе четкие, ясные, в какой срок, с каким процентом эти деньги будут возвращены инвестору. А это рассчитывается на жизненный цикл дороги — сколько с момента ее строительства до момента капитального ремонта, вот этот цикл. На это рассчитывается возврат инвестиций. Вот этот проект как раз будет рассматриваться. Либо мы должны от Татарки вниз на Чистоозерку, где дороги практически нет, либо дорога на Здвинку, либо дорога от Венгерово и пошла на Кыштовку, может быть, там мы сегодня должны создать условия, чтобы хотя бы в щебне построить. Вот эти приоритеты будут рассматриваться и включаться, потому что дорожный фонд — целевой, там средства собираются: и акцизы так называемые, и средства налогоплательщиков на транспортные средства. Целевые — они по-другому, кроме как на дороги, тратиться не могут.

Маленьких два вопроса. Изначально, когда начали говорить в 2007 году о создании агломерации, высказывалось предположение, что такое укрепление позволит привлечь больше федеральных денег сюда. Этот как-то сработало сейчас в результате? Или эта идея не оправдалась?

Вы знаете, это намечалось, и намечалось даже в прошлом году, и в этом году. Но именно через действующую уже федеральную программу. До того, как минрегион России канул уже в лету, было именно так. Мы определяем пилотники, как они говорили, помогаем им, в том числе лоббируем ваши интересы по уже действующим программам. Как таковое функционирование агломерации, такой программы нет. И только в рамках действующих программ можно привлечь средства.
А конкурс? Пилотники — там мы вошли, но денег пока никаких нет?

Там только обещано было, но я хочу сказать, что та структура или управление, которые были в минрегионе, они сейчас в Минэкономразвитии России. И в данном случае у нас больше возможностей потому что, грубо говоря, Минэкономразвития и Минфин — это два министерства федеральных, мнение которых самое решающее при одобрении, при принятии государственных программ. И при включении в эти программы каких-либо мероприятий или объектов по строительству. Мы договорились, что на следующий год еще проведем Международную конференцию по агломерациям, то, что было в марте этого года, такую же, под эгидой уже Минэкономразвития, потому что управление в полном составе, с теми же работниками перешло в Минэкономразвития. И федеральное правительство ничуть не смещает приоритеты, говоря о том, что развитие агломераций, понятное, синхронизированное с муниципалитетами, — это один из приоритетов. Чтобы у нас агломерация не ассоциировалась с какой-то большой пробкой, либо с какой-то большой территорией, где броуновское движение, бессистемное. Чтобы у нас этого не было.

Чтобы был четкий план и четкая система. Последний вопрос не могу не задать, потому что с утра сегодня по всем соцсетям гуляет перепост с сайта КПРФ. Не знаю, видели ли вы сегодня…

Нет.

Про министерство строительства, которое вы, собственно говоря, курируете. КПРФ пишет, что забрали деньги из бюджета города, потому как проблемы с бюджетом областным, а вот посмотрите, как их расходуют. Для министерства строительства делается новое помещение, соответственно Боярского и его команды. И это обойдется городу в 6,5 млн руб. в год. То есть там посчитали аренду. Это бизнес-центр на ул. Коммунистической. Что только на аренду уйдет 6,5 млн плюс там вложено в районе что-то около 400 тыс. (врать не буду) в коммуникации и т.д. Что-нибудь можете по этому поводу сказать? В условиях такого жесткого дефицита есть необходимость в таких тратах или нет? По-моему Стариков это комментировал в фейсбуке и сказал, что, наверное, это кто-то вредит специально нашему губернатору и пытается его подставить таким образом.

Прежде чем комментировать, а комментировать всегда очень просто, критиковать еще проще… А работать сложно… Помните, опять же в советское время ссылка, тогда была КПСС, не КПРФ, что критика должна быть конструктивной.

Прекрасно помню. Экономика должна быть экономной, а масло масляным.

Ну вот, критика должна быть конструктивной. Если ты критикуешь, скажи, как [должно быть], покажи, сделай сам, как угодно. Вот это интересно было бы. И прежде чем критикуешь, надо изучить вопрос. Надо посмотреть вопрос со всех точек зрения — что было заложено, когда этот процесс начался. Если он начался давно, когда его можно остановить, что нужно для консервации процесса, какие средства на содержание и т.д. Почему мы сегодня при экономии бюджета принимаем решения. По некоторым — надо либо новое строить, либо достраивать, потому что либо проблема назрела, ее нельзя откладывать, либо достраивать потому, что дешевле будет достроить, чем содержать, потом по новым ценам достраивать. Вот и всё.

Но тут идет речь о затратах на содержание аппарата по сути дела.

Не знаю, я не читал. Вот когда представят и скажут, как это раньше называлось, технико-экономическое обоснование, сегодня бизнес-план.

Вы не в курсе этого?

Не в курсе, я не читал. По суммам не в курсе.

Мы можем от вас рассчитывать на комментарий, когда вы ознакомитесь?

Вот этого? Нет, не хочу. Для чего-то надо это людям. На сайте своем выложили — пусть выкладывают. Я вне политики. КПРФ-КПРФ.

Но вы же деньги контролируете министерства строительства…

Деньги не я контролирую, во-первых.

Хорошо, деятельность министерства.

Деятельность министерства строительства. Но это не столько даже к министерству строительства относится. Туда любое министерство могло переехать, какая разница? Любое министерство. А тут, как я понимаю, уже четко связано.Там деньги отобрали, 10 % от НДФЛ, тут, наверное, еще приплели точечную застройку Боярского, а Боярский в мэрии работал, а там еще скажут, что специалисты некоторые переходят к нему на работу из департамента строительства. Можно такое раздуть и на этом очень много заработать политических очков. А зачем? Смысл какой?

Никаких комментариев?

Никаких.

На этом мы закончим сегодняшнюю встречу. Спасибо вам огромное. Напомню, что у нас сегодня в гостях был Сергей Николаевич Сёмка, человек, который в нашем правительстве отвечает за всё, что связано со строительством, торговлей, предпринимательством и агломерацией.

Всё, что связано, — это хорошо сказано (Улыбается.) То есть всё, что не так, то ко мне. Понял, спасибо. (Улыбается.
Читайте также