Город слёз: репортаж НГС из Кемерово

Как кемеровчане переживают трагедию — и что они говорят о страшном пожаре в «Зимней вишне»

Мемориал у торгового центра «Зимняя вишня»
Мемориал у торгового центра «Зимняя вишня»

Пожар в ТЦ «Зимняя вишня» унес — по официальной версии — 64 жизни. Разбор завалов продолжается до сих пор. Третьи сутки тысячи жителей несут цветы и игрушки к сгоревшему торговому центру. Центральные улицы перекрыты, на главной площади города тысячи жителей требовали отставки местной власти, а губернатор Тулеев и его замы заявляют, что акцию протеста устроили «200 бузотеров», которые хотели попиариться. Обозреватель НГС отправился в Кемерово, чтобы своими глазами увидеть, как кузбассовцы переживают крупнейшую трагедию в своей истории. 

«Вы не представляете, как это страшно»

В понедельник центральные улицы в окрестностях ТЦ оказались перекрыты. О «Зимней вишне» говорят на остановках, в автобусах, в магазинах и кафе. Уже третьи сутки слова «пожар», «экспертиза», «в завалах нашли…», «следователи говорят...» и споры о количестве погибших слышны отовсюду, стоит лишь прислушаться.


Найти сгоревший ТЦ несложно — к нему почти круглые сутки тянутся километровые вереницы людей. Улицы перекрыты, в том числе центральный проспект Ленина, на котором стоит «Вишня». Люди пробираются по заледенелым лужам сквозь дворы и закоулки — многие с цветами и игрушками в руках. Даже те, кто не потерял в пожаре близких и родных, говорят: «наши дети», «наши ребята».


У импровизированного мемориала, заваленного цветами, стоят люди с почерневшими лицами — родственники. «Я не понимаю, зачем они сюда приходят. Зачем нам это?.. 


Вы не представляете, как это страшно», — смотрит на бесконечный поток людей женщина, которая потеряла ребёнка в огне. Но возмущаться или разговаривать с идущими земляками нет сил — она просто смотрит, как люди идут и идут.


Возле родителей погибших то и дело появляются люди в камуфляжной форме — сотрудники СК: для расследования трагедии собрали спецгруппу из 100 лучших следователей. Во вторник, когда президент Путин вместе с частью родственников погибших детей ездил в местный морг, один из кемеровчан спросил президента:


— Виновные будут наказаны?

— Ну о чём вы говорите... 100 человек следователей отработают по полной, — ответил Путин.


Сотрудники СК в штабе
Сотрудники СК в штабе

Пока же отношения с сотрудниками следствия у кемеровчан, мягко говоря, напряжённые. Василий Магасев, сотрудник центрального аппарата СКР, стоит в окружении родственников погибших детей. «Мы работаем, мы пытаемся сделать всё возможное, чтобы ускорить процесс опознания и выдачи тел, — и после паузы: — Мы знаем, что это звучит глупо, но примите наши самые искренние соболезнования».


«Сколько к нам подходили, никто ни разу нам такое не сказал!» — выкрикивает в ответ, захлебываясь рыданиями, одна из женщин.


Кроме работы с родными жертв пожара СК допрашивает всех, кто выбрался из ТЦ живым. Официальная причина пожара пока до сих пор озвучивается с приставкой «предварительно»: замыкание электропроводки, случайный поджог поролона в детском развлекательном уголке… Допрашивают и персонал ТЦ: директор компании – собственника здания, арендатор помещения, в котором предположительно находился эпицентр возгорания, и ещё 3 человека уже фигурируют в сообщениях СК как подозреваемые.


«Я уже не чувствую боли»

В школе № 7, которая в 50 метрах от горевшего торгового центра, оперативный штаб. Здесь работают и отдыхают спасатели, медики, полицейские и журналисты, работающие на месте трагедии. Здесь же размещают родственников, близких погибших. В коридорах мелькают люди в рясах — их пригласили читать молитвы. В дверях суета: бегают люди с коробками еды и огромными бутылками с водой; чуть дальше от входа, у спортзала, время замерло под жёлтым светом ламп. Каждый час здесь вывешивают свежие списки опознанных погибших.


«Там даже окон не было, — плачет у стены Ксения, которая потеряла в пожаре дочку. — Где были пожарные?». Женщину тщетно пытаются успокоить два психолога. «Почему они не отдают мне её, почему мне не отдают мою дочку?» — заикаясь и теребя в руках ремешок от сумки, спрашивает она их.


Кемеровчан будет долго преследовать чувство вины — оно гложет тех, кто сумел выбраться, и тех, кто был на улице и видел, как пламя охватывает здание. 


«Люди с четвёртого этажа на рамах висели, и люди это всё видели, понимаете? Мы просто смотрели, потому что ничего не могли сделать. Хотя я думаю, что не одна такая, кто чувствует себя виноватой. Понимаете? Что с этим делать?» — всхлипывают в одном углу коридора. «Я уже не знаю, что думать. Все глаза выплакала. Я не чувствую уже боли. Сейчас я хочу, чтобы все нашлись, чтобы не томили нас здесь. Хотя дома сидеть тоже не могу. Не могу просто», — доносится женский голос из другого конца вестибюля.


Мемориал неподалёку от ТЦ «Зимняя вишня»
Мемориал неподалёку от ТЦ «Зимняя вишня»


«Простите нас, дети»

Пасмурным утром вторника к серому зданию местного морга съезжаются люди — родственникам начинают выдавать тела. В штабе людям пообещали, что начнут с 8:00, но на деле вышло, что без отмашки от следователей СК делать это нельзя. «Почему вы мне не отдаёте тело? Какой звонок? Почему вы мне не даёте забрать тело?!» — кричит на медиков женщина, чьих родных уже опознали.


Тем временем на площадь Советов шли люди: сперва сотни, потом — тысячи. К 11:00 кемеровчане заполнили площадь — у дверей обладминистрации их встретили мэр Кемерово Илья Середюк, вице-губернатор региона Сергей Цивилев (тот самый, что потом опустился на колени, попросив прощения у митингующих) и рота ОМОНа в шлемах и с дубинками наготове.


Между митингующими и входом в администрацию встали цепью сотрудники ОМОНа
Между митингующими и входом в администрацию встали цепью сотрудники ОМОНа

«Мы пришли сюда за правдой», — в какой-то момент закричал кто-то из толпы в ответ на заявление чиновников о том, что официально погибших — 64 человека, а не «сотни», как об этом сообщали всю ночь местные паблики и каналы.


«Это и есть правда, зачем нам обманывать? Это наша общая трагедия», — ответил Цивилев, но слова его потонули в криках «Позор!» и «В отставку!».


Если в понедельник Кемерово плакал, то во вторник главным чувством была злость — такая, что иногда казалось: вот-вот толпа кинется и разорвёт и стоящих перед ними несколько часов подряд чиновников, и ОМОН за их спинами. Обошлось: простояв до вечера, люди начали расходиться. Предложения пойти на прорыв оцепления и ворваться в администрацию остановили сами же митингующие: «Не надо, вы что, нас же прогонят сразу».


Вечером над площадью взлетели белые шары в память о каждом погибшем. «Простите нас, дети», — вывела со звонким скрипом фломастером на шаре девушка, прежде чем отпустить его в небо.


Акция памяти после митинга
Акция памяти после митинга

Как дальше будет жить с озлобленными кемеровчанами местная власть — непонятно. Вторничный митинг был явно не из тех, где люди выговорились и ушли: гибель детей забыть невозможно, а публично брошенные Тулеевым и его замами фразы про «200 бузотеров» и «вы пиаритесь на гибели людей» кемеровчане чиновникам уже не простят. Отставок Кемерово ждёт до сих пор — и, кажется, отставки мелких чиновников людей уже не устроят. Тулееву за его карьеру кузбассовцы прощали многое, но вот то, что за гибель детей он извинился не перед родителями, а перед Путиным, ему уже не простят никогда.


«Нас кто-то наказывает»

Окончательные причины пожара ещё не названы, но кемеровчане формулируют их очень чётко и без СК и МЧС: халатность, разгильдяйство, взятки, русское авось.


«Я думаю, тут всё роль сыграло, но главное — это, конечно, безразличие властей: они же выдают разрешение», — переговариваются по пути к мемориалу кемеровчанки Анна и Даша.


«Всё шло как будто по цепочке: сначала случился пожар, сигнализация не сработала, пожарные не сработали, двери закрыты были… 


Если бы я верил в Бога, то я бы подумал, что нас кто-то так как будто наказывает, —


добавляет идущий поодаль Михаил. — У нас на работе все плачут уже второй день. Работать сложно очень и страшно. Жить страшно».


…В местном гриль-баре в квартале от «Зимней вишни» поздним вечером вторника почти нет посетителей. Редкий звон вилок и ножей прерывается криками мужчины лет 50 на вид. «Что вам надо? Не надо на меня наезжать, вы ничего не знаете обо мне!» — внезапно и с надрывом кричит он пьяным голосом на всех, кто сидит рядом. Его пытаются успокоить своими силами, но тщетно — в итоге приезжает вызванный наряд пультовой охраны. Выводят из бара вежливо, в глазах персонала и посетителей — ни капли страха или раздражения. «Я его знаю, у него недавно родственник умер, и потом ещё в пожаре кто-то», — вздыхает женщина за соседним столиком. В баре снова становится тихо.


Читайте также:

День гнева: онлайн-репортаж с митинга горожан в Кемерово

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено