«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»

Новосибирцы — о том, какой была уличная торговля в лихих 90-х

В Новосибирск возвращается уличная торговля. Постоянная ярмарка действует у ГУМа, у железнодорожного вокзала, а прямо в центре города каждый год раскладывают свои товары белорусы. Обозреватель НГС.НОВОСТИ вместе с другими жителями Новосибирска решил вспомнить, какой была уличная торговля в разные периоды новой и новейшей истории города.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Торговля с рук в СССР была запрещена — за это можно было получить реальный срок. Так что до конца 80-х уличная торговля в городе практически отсутствовала, если не считать Гусинобродской барахолки и отдельных зон, где можно было купить какие-то специфические товары. Одной из таких зон был, например, магазин «Аккорд» на пересечении улиц Гоголя и Советской, где можно было приобрести пластинки — причём не только российские, но и иностранные. Цена иного диска могла превышать половину средней месячной зарплаты, но если был товар, то, видимо, был и покупатель.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Однако самое интересное время для уличной торговли пришлось на начало 90-х, когда только-только был принят закон, легализовавший эту деятельность. При этом никаких ограничений, разрешений и тому подобного поначалу получать было не нужно. По городу уже расползались первые коммерческие магазины, но нередко на улицах можно было застать коммерсантов, торгующих прямо с машин. Одну такую распродажу автор застал на станции метро «Студенческая», где «давали» китайские кроссовки Golden Cup. Собралась приличная толпа, поэтому «давали» по две коробки в одни руки. 


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Поначалу продавцы (их было несколько) ещё пытались хотя бы выбирать в недрах фургона коробку с обувью того размера, что просил очередной покупатель (о том, чтобы кроссовки мерить перед покупкой, не могло быть и речи), но потом коробки просто стали менять на деньги. И уже получив желанный товар, люди смотрели, что, собственно, они купили. Когда размер не подходил, пытались найти обладателя пары обуви нужного размера. И если ему не нужен был ваш размер, то уже вдвоём можно было искать третьего участника сделки.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Свобода торговли, обрушившаяся на горожан, принимала порой совсем уже гротескные формы. Светлана Шуваева вспоминает, как её родственники как-то наткнулись на грузовик, с которого торговали вином в бутылках. «Ажиотаж, очередь, давка. Родственник мой подходит, смотрит ассортимент, не видит искомое и спрашивает у продавца: "Три семерки есть?" (это популярная марка советского портвейна). На что продавец достаёт из кармана пачку этикеток толщиной в пару пальцев, пролистывает её, достает "Три семерки", лепит этикетку на ближайшую бутылку и, не смущаясь, протягивает: "Держи!"» — рассказывает Светлана.


Глядя сейчас на длинные полки с продуктами под внешне разными брендами (но мало отличающимися содержимым), понимаешь, что, в сущности, ситуация не так уж сильно изменилась.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Сохранявшийся дефицит на многие виды товаров сам подталкивал горожан к предпринимательству. Владелец сети книжных магазинов (BookLook, «Плиний Старший» и т.д.) Михаил Трифонов вспоминает, что в начале 90-х менял книги на водку: «Интеллигентный покупатель приобретал в магазине водку по талонам по установленной государством цене и менял её у меня, например, на словарь Ожегова или Мюллера (которые я продавал с лотка рублей по 80–90). Бутылку водки я продавал тут же в течение получаса по 100–110».


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Преподаватель Андрей Поздняков рассказывает, как он, будучи первокурсником НГУ, осваивал азы мерчандайзинга (такого слова тогда, разумеется, никто не знал): «Родители прислали вместо денег несколько палок копчёной колбасы и кроссовки (не мне, а именно на продажу). Я иду на развальчик напротив продуктового ТЦ и договариваюсь с одной из бабулек под дичайший процент (по-моему, 50/50 у нас с ней было) о продаже моего барахла. Колбаса за то время, пока ехала сутки в тёплом вагоне у проводников, успела покрыться белым налётом. Я с ней проводил (так научили по телефону) предпродажную подготовку: натёр подсолнечным маслом, смыв налёт и добавив "товарного блеску". С кроссовками ничего подобного делать не надо было, они были качественные — пакистанские».


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Купить что-то ценное можно было не только на улице, но и в таком неожиданном (для сегодняшних жителей России) месте, как посадочная платформа вокзала Новосибирск-Главный. Сотрудник Музея Новосибирска Юрий Лобанов вспоминает, как с отцом ходил туда покупать игровую приставку «Сега»: «Когда там останавливался поезд "Улан-Батор – Москва", китайцы продавали приставки прямо из окна, и её можно было купить в 3–4 раза дешевле, чем в "Алькоре" (знаменитый магазин на Вокзальной магистрали), зато нельзя было проверить. Приставка выглядела точно как уже новомодная "Сега Мегадрайв 2", и написано на ней было "16 бит". Когда я нёс коробку с приставкой по двору, пацаны мне крайне завидовали, и кто-то даже подрался из-за того, кто первый придёт ко мне играть, потому что "Сеги" ещё не было ни у кого. Но оказалось, что внутри это обычная 8-битная "Денди", которая была у всех».


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Постепенно уличная торговля расползлась по всему городу. Привыкшим к уюту торговых центров молодым людям сегодня это уже трудно себе представить, но тогда никого не смущала покупка на рынке под открытым небом одежды и обуви.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


«Всегда было интересно примерять одежду на улице зимой в закутке торговой палатки. Ноги ставишь на какую-нибудь затоптанную картонку из-под обуви, и вперёд. Что-то было в этой дикости — наверное, смесь смирения и азарта. Это был настоящий квест. Добыть (почти как тушу мамонта), доползти, сделать! Страсть, да и только», — вспоминает журналист Наталья Нашталова.


«Менял словарь Ожегова на водку и продавал её по 100 рублей»


Не нужно думать, впрочем, что людей интересовали только тряпки. Одним из совершенно особенных мест Новосибирска в 90-х была книжная ярмарка у ДК им. Чкалова. Именно с неё начинали свой путь в бизнесе нынешние книготорговцы, а для целого поколения она стала не просто местом покупок, но и своего рода клубом.


Предприниматель Юлия Дрокова вспоминает, как ездила туда вместе с родителями аж с улицы Троллейной (это другой конец города): «Почему-то непременно там нужно было оказаться как можно раньше. Машины у нас тогда не было, поэтому выезжали по темноте, с первыми петухами. Покупали там много чего. Отдельно помню красивое издание Набокова в нескольких томах».


А что и где покупали вы на уличных ярмарках в 90-х? Присылайте свои фото и воспоминания на почту редакции news@ngs.ru с пометкой «Уличная торговля»!

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено