«Лечу в Сирию. Работа такая»

В Сирии погиб новосибирец — он стал наёмником частной военной компании ради зарплаты в 250 тысяч

Алексей Гора
Алексей Гора

5 сентября эксперты CIT сообщили о гибели в Сирии 26-летнего сибиряка Алексея Горы. По данным блогеров, мужчина служил наёмником в частной военной компании Вагнера и погиб 1 сентября во время обстрела. Родственники парня не знали, что сын участвует в военных действиях, а друзья были уверены, что Алексей служит в армии по контракту. Почему другие «солдаты удачи» называют солдат Вагнера «мясом», а эксперты считают, что необходим закон, защищающий наёмников, и зачем спортсмен и любимец женщин отправился на чужую войну — в материале корреспондента НГС.НОВОСТИ.

5 сентября группа Conflict Intelligence Team (группа блогеров, которые занимаются расследованиями военных конфликтов по открытым данным) объявила о смерти Алексея Горы, который, утверждают эксперты CIT, служил наёмником в частной военной компании (ЧВК) Вагнера. 


Информацию о гибели Алексея НГС.НОВОСТИ подтвердили его родственники. «Мама не в себе, весь день плачет», — кратко написал брат погибшего сибиряка в переписке с корреспондентом НГС.НОВОСТИ в социальной сети «ВКонтакте». 


Один из родственников Горы рассказал, что о смерти Алексея семья узнала 1 сентября: с ними связались родные сослуживца Алексея, который тоже погиб после обстрела в госпитале. 


Судя по странице матери Алексея «ВКонтакте», похоронили Гору 5 сентября в Томске. «Он просто погиб как герой, защищая нашу Родину», — считает родственник наёмника. Мужчина признался, что семья не знала, чем в последнее время занимался Алексей и как он оказался в Новосибирске, — хотя последний раз парень выходил на связь с близкими в середине августа.


Друзья Алексея рассказали, что родился парень в Юрге, но ещё в детстве переехал с семьёй в Томск. После школы он помотался по стране — сначала переехал в Листвянку, потом пробовал жить в Иркутске и наконец обосновался в Новосибирске. Близкие уверены, что парень катался по городам не только в поисках лучшей жизни — он пытался сбежать от проблем с семьёй. «Там неблагополучно всё было, — вспоминает Иван, который вместе с Алексеем занимался футболом в Листвянке, — Но он (Алексей — А.И.) не особенно любил на эту тему беседовать».


Лиза Бармашенко, которая общалась с Алексеем, когда он жил в Иркутске, вспоминает, что Алексей даже жил в реабилитационном центре, но недолго. «А вообще он был хороший, — вспоминает девушка. — Не пил, не курил. Помню, как работал на СТО. У него в жизни были тяжёлые моменты, что он где работал, там и жил. В последнее время, кажется, помирился с семьёй, они как-то общаться стали».


Друзья вспоминают, что Алексей очень любил футбол, в Листвянке он играл в местной сборной. «Девушкам Алексей нравился очень, как они сами говорили, — уверяет томич Даниил Мальцев, который помнит Алексея по школе. — Любил отдохнуть в клубе, был азартным, но спокойным парнем, не припомню, чтобы он с кем-то ругался. Моё отношение к нему всегда было от души».


Евгений Кокшаров, который общался с Алексеем в Томске, припомнил, что погибший постоянно мечтал создать полноценную семью, с детьми. В Иркутске он познакомился с девушкой, которую в переписке с друзьями называл не иначе как «будущей женой». Но обеспечить семью не получалось — сибиряк не мог найти толковую работу. «Он чем только не занимался, — продолжает Иван. — Торговал сувенирами, рыбой, в бане работал. В принципе парень-то с головой был. Но без образования, всё было в планах. А он хотел стабильности».


В конце 2016 года Алексей обратился к Ивану с просьбой помочь ему устроиться в МЧС — но этот план провалился. Тогда Гора собрался и уехал в Новосибирск, сказав другу, что будет пытаться оттуда попасть в армию, по контракту. «Девушку туда пламенно хотел перевезти, — вспоминает парень. — Когда "отслужит". Я вообще не знал, что он в Сирии, он не всем это рассказывал».


Лиза вспоминает, что в июле Алексей писал ей в соцсетях — рассказывал, что он сейчас на службе в Кемеровской области, писал: «Оберегаю твой сон». 


«Через две недели лечу в Сирию», — писал тогда Алексей. 


«Чего в Сирии забыл? Нечего там делать», — ответила Елизавета.


«Ну а что поделать... работа такая (смайлик)», — это было последнее сообщение, которое Гора отправил своей приятельнице. 


Скриншот с фотографией новосибирца в группе Conflict Intelligence Team в Facebook
Скриншот с фотографией новосибирца в группе Conflict Intelligence Team в Facebook

Частная военная компания — это коммерческое предприятие, которое предлагает услуги, связанные с охраной, защитой (обороной) и участием в военных конфликтах, а также со сбором разведывательной информации. Услугами таких компаний чаще всего пользуются во время военных конфликтов. Сложно сказать, когда точно начали прибегать к помощи наёмников, но первая официальная частная военная компания появилась в 1967 году в Великобритании, её основателем являлся полковник британской армии Дэвид Стерлинг. 


Точное количество ЧВК в России неизвестно, самыми известные — это «РСП-Групп», ЧВК «Мар», «Редут-Антитеррор».


На сайте ЧВК «Мар» корреспондент НГС.НОВОСТИ обнаружила презентацию, в которой описываются все возможности частных военных компаний и их преимущества перед регулярной армией. В числе прочих там есть и такой пункт: «Следует отметить, что правительство может использовать ЧВК в обход ограничений, которые накладываются существующими механизмами контроля (например, законодательное ограничение численности воинского персонала, направляемого за рубеж). Во многих странах ЧВК не обязаны отчитываться о масштабах своей деятельности или статьях своих расходов. 


Их сотрудники в основном также не обязаны подчиняться воинской дисциплине или быть подготовленными вести действия в соответствии с законами о вооружённых конфликтах. 


Более того, компании могут с легкостью прекращать свою деятельность, из-за чего бывает сложным выяснить место пребывания их персонала в случаях нарушения законов».


Специалист по военному праву юридической компании «Ваш эксперт» Сергей Воевидка уверен, что в стране существует не более десятка ЧВК. «При этом нормативно-правовой базы по ним не существует, — подчёркивает эксперт. — Одновременно они у нас не запрещены, у них форма юридического лица. Заключают договор на осуществление какой-то деятельности, к примеру, по охране территории». Воевидка подчёркивает, что формально эти частные военные компании существуют на грани со ст. 359 УК РФ («Наёмничество»), по которой финансирование или иное материальное обеспечение наёмника, как и его использование в вооружённом конфликте или военных действиях, наказываются лишением свободы на срок от четырёх до восьми лет, а участие в вооружённом конфликте в качестве наёмника — лишением свободы от трёх до семи лет. Однако чаще под эту статью, считает собеседник, попадают всё-таки добровольцы, а не сотрудники ЧВК.


«Наёмники устроены в компании и осуществляют деятельность официально, — продолжает эксперт. — Но здесь есть другая проблема. Когда наёмников где-то поймают, где-то покалечат, — то социальной защиты им нет, потому что нет закона. Это проблема частной компании — будет ли она им помогать. Почему многие сейчас говорят: давайте не будем лукавить, напишем закон, дабы защитить людей от таких случаев. Как только какая проблема — наёмник оказывается с ней один на один. И нет никакой страховки».


Попытки легализовать частные военные компании уже были — в 2014 году депутат Геннадий Носовко внес в Госдуму законопроект, который предполагал создание ЧВК в России. Однако правительство его раскритиковало, сообщал в 2016 году РБК: после того как с законопроектом познакомились представители силовых ведомств, 


кабмин пояснил, что создание и деятельность общественных объединений, действия которых направлены на создание вооружённых формирований, запрещены ч. 5 ст. 13 Конституции РФ.


Корреспондент НГС.НОВОСТИ связался с одним из действующих наёмников, который свой «трудовой стаж» начал в 2014 году с Донбасса. «Попасть сюда не так и сложно, — объяснил Александр (имя собеседник попросил изменить, но оно известно редакции — А.И.) — Тех, кто армию прошёл, — таких не берут, это детский сад, нужны люди с опытом боевых действий. Выходят на людей через знакомых. Абы как в ЧВК не залезешь, за тебя должен кто-то поручиться». Однако, оговаривается мужчина, в последнее время правила стали мягче из-за нехватки кадров. «В прошлом году Вагнер потерял 80 % личного состава, — пояснил наёмник. — Знаете, наёмники — это как мясо своего рода. Каждый день знаешь, что можешь погибнуть. Подписываем контракт. Основные пункты перечислять не буду. Ну, как в армии: главное — слушаться командира. Знаю, что всё это не совсем законно. Но, понимаете, тут не абы как». Александр знает случаи, когда наёмники, устроенные официально, всё-таки попадали под 359-ю статью как добровольцы. Но точно не уверен, нарушали ли коллеги закон и почему посадили именно их.


«Много мотиваций (у наёмников — А.И.). Основная — это деньги: здесь платят от 250 тысяч и выше. Рублей», — подчеркнул собеседник.


Новосибирцы оказываются в зоне боевых действий не только из-за денег — некоторые даже тратят свои сбережения, чтобы попасть на войну. Так, в августе стало известно, что на востоке Украины погибла продавщица из Краснозёрского Анастасия Паутова — она уехала на Донбасс, оставив дома 2-летнюю дочь, чтобы отомстить за смерть дяди.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей

Реклама

Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено