«Я смирился»: новосибирец стал инвалидом после нелепого случая на работе

Он пытается выбить у государства дорогую коляску — пока её нет, Максима носит на руках любимая

О Максиме заботится любимая девушка, с которой он познакомился после несчастного случая
О Максиме заботится любимая девушка, с которой он познакомился после несчастного случая

До несчастного случая на работе Максим Шкрябий был обычным парнем — работал грузчиком-комплектовщиком и прокачивал мышцы, добиваясь идеальной мускулатуры. День, когда на Максима упал тяжёлый груз, изменил всё — врачи вообще сомневались, что молодой человек выживет. Однако он вышел из комы и, несмотря на парализованное тело, собирается вести полноценную жизнь. Но для этого ему нужна особенная электроколяска, которая стоит больше 750 тысяч рублей, — а пока 27-летний Максим полностью зависит от девушки, которая живёт с ним и не может работать. Подробности — в материале НГС.НОВОСТИ. 

Новосибирцу Максиму Шкрябию 27 лет. Сейчас любимая девушка Любовь, с которой он познакомился в интернете 4 года назад, носит его на руках — и это не красивая фигура речи. У Максима парализованы спина и ноги, отнялись пальцы и кисти рук — и без специальной электрической коляски со специальными регулировками передвигаться он может только так, с помощью Любы.


Рассказывая НГС.НОВОСТИ предысторию тяжёлой болезни, молодой человек будто стесняется собственной слабости. Он работал грузчиком, гордился солидной мускулатурой — хотя в тренажёрный зал не ходил, хватало тяжёлой работы. 


Максим до несчастного случая на складе
Максим до несчастного случая на складе

«В 2009 году я устроился на работу [в компанию «Стендор-Сибирь»] — пошёл комплектовщиком-грузчиком межкомнатных дверей. Отработал 2 месяца, а потом у нас должен был из Москвы прийти контейнер, мне нужно было сфотографировать груз. Но контейнер поставили под уклоном, наперекосяк. Когда мы попытались вскрыть контейнер, двери не поддались — груз сместился. Сам контейнер на прицепе стоял. 


Начали вскрывать — в нём было [что-то] цветом как обычный картон. Я пошёл за телефоном, начал настраивать, слышу крик: "Падает!"» — вспоминает Максим. 


Упавший «картон» оказался прессованным деревом, о котором начальство ничего не сказало рабочим. Грузчик успел схватить один лист, но ещё четыре молниеносно попадали на него, сломав шейные позвонки. «После этого я прикован к кровати. Я в реанимации пролежал долго — [врачи] давали 15 %, что я выживу. В коме пролежал сутки. Но я отошёл. Сначала думал, что встану, не знал, что всё будет так тяжело. Речь о коляске зашла после того, как мне оформили инвалидность первой группы третьей степени», — описал новосибирец. После этого и начались попытки получить нужную коляску.


По словам Шкрябия, специалисты новосибирского отделения Фонда социального страхования сначала дали ему обычную — но он с неё падал. В 2012 году власти всё же выдали ему электроколяску, но на ней нельзя регулировать наклон и высоту сидения и управлять подножкой. «Не могу достать до лифта — приходится просить. А за 8–10 часов у меня ноги так устают, что опухают», — объяснил Максим Шкрябий. Более того, новосибирец надеялся получить две электроколяски — домашнюю и прогулочную, поскольку сам он не может мыть коляску от уличной грязи, и эти заботы ложатся на Любовь.


У Максима есть коляска, но она не делает его самостоятельным человеком — так что ему нужна специальная
У Максима есть коляска, но она не делает его самостоятельным человеком — так что ему нужна специальная


«Получается, это нагрузка на мою девушку — а она и так меня пересаживает», — сокрушается собеседник. 


Сейчас ни Максим, ни Любовь не работают — девушка не может оставить Максима дома одного. Поэтому им приходится жить на пенсию по инвалидности (около 13 тысяч рублей) и пособие по утрате труда — хватает только на необходимое. Причём пенсию по инвалидности мужчина начал получать только в 2015 году. 


«О стоимости [в фонде] говорили, что коляски слишком дорогие. Что они стоят больше 750 тысяч каждая. Купить самому? Это очень дорого, я такое не потяну», — объяснил Шкрябий.


Как рассказала заместитель руководителя бюро медико-социальной экспертизы Марина Примакова, порядок получения кресла должен быть таким: медицинская организация присылает в бюро документ, где расписано состояние больного. «Мы его осматриваем, беседуем и рекомендуем, разрабатываем индивидуальную программу реабилитации инвалида. Выписку направляем в Фонд социального страхования или другие органы исполнительной власти, кто будет исполнять ему эту карту реабилитации… Если там прописано "коляска с электроприводом" — значит, обязаны выдать коляску с электроприводом», — описала замруководителя, добавив, что по конкретному пациенту должен дать комментарий именно Фонд соцстрахования. 


Корреспондент НГС.НОВОСТИ отправила запрос в новосибирский ФСС, но за несколько рабочих дней на него так и не прислали ответ.


Любовь заботится о Максиме, но она не может оставить его дома одного — и вынуждена пока не работать
Любовь заботится о Максиме, но она не может оставить его дома одного — и вынуждена пока не работать

Отчаявшись получить коляску, Максим обратился к адвокату Юлии Казанцевой, которая специализируется на медицинских делах. Она напомнила, что, по приказу Министерства труда России, территориальный орган ФСС должен был дать нужную инвалиду кресло-коляску в течение 15 дней. Пока что адвокат отправила заявление в региональный ФСС. Юлия Казанцева затруднилась сказать, что они с Максимом предпримут дальше — в случае, если обращение не даст результата. 


Бывшее начальство Максима своего экс-сотрудника бросило с его проблемами один на один. «После этого случая завели уголовное дело — я начал в суд обращаться. Два года я судился с ними — но потом дело затянули, [закрыли] по сроку давности.


А что сделаешь? Жизнь такая. Я первое время вообще выходить на улицу не хотел. Говорил, что выйду только сам, на своих ногах. Верил, что восстановлюсь. 


А последние года два я смирился — и просто хочу то, что мне необходимо, чтобы жить как обычный человек, построить семью», — вздохнул молодой человек.


Дополнение: После публикации статьи Фонд социального страхования прислал ответ на запрос. В ФСС подтвердили, что Максим Шкрябий нуждается в коляске с электроприводом и с электрическими регулировками. Сейчас Фонд ищет поставщика для закупки комнатной и прогулочной колясок для новосибирца, подчеркнули в пресс-службе ФСС. 


Ранее НГС.НОВОСТИ рассказали историю новосибирца, которому всё же удалось получить компенсацию за травму на работе: слесарь обварил ноги во время ремонта бассейна «Лазурный». Калининский районный суд обязал мэрию выплатить пострадавшему больше 1 млн рублей.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей

Реклама

Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено