«Пока совсем плохо не станет — никуда не пойдёт»

Врач-кардиолог — о болезни, которая убивает каждого второго новосибирца и становится женской

Дмитрий Астапов — главный специалист Новосибирской области по сердечно-сосудистой хирургии, врач клиники Мешалкина
Дмитрий Астапов — главный специалист Новосибирской области по сердечно-сосудистой хирургии, врач клиники Мешалкина

Новосибирские статистики опубликовали новый пугающий прогноз и назвали число жителей, умирающих за день. В смертельном списке болезни системы кровообращения обгоняют раковые заболевания и различные травмы — они стали причиной половины всех смертей новосибирцев. Корреспондент НГС.НОВОСТИ попросила главного специалиста НСО по сердечно-сосудистой хирургии, врача клиники Мешалкина Дмитрия Астапова объяснить, почему болезни сердца так распространены, почему они стали женскими и «городскими», а также можно ли спасти себя от сердечного приступа, если вовремя заняться здоровьем.

По свежей июньской статистике, с начала года более 18 тыс. жителей Новосибирской области умерли от болезней системы кровообращения. Это половина всех смертей. Почему болезнь так распространена?


Начнём с того, что сердце — это мышца, совершающая 60–90 ударов в минуту у здорового человека, а при физической активности — больше. То есть это мышца, которая работает ежесекундно. Она никогда не находится в расслабленном состоянии. Сравните сердце с мотором: что у машины жизненно необходимого выходит из строя в первую очередь? Мотор. Это физический закон — то, что работает интенсивно, в первую очередь подвергается рискам. То же самое сосуды. Коронарные артерии (если мы говорим об ишемической болезни сердца) — мало того, что они находятся на поверхности сердечной мышцы, они постоянно испытывают движение.


Всё это, естественно, отражается на сосудистой стенке — и рано или поздно, при наличии сопутствующих факторов риска она может дать «трещину», могут образоваться тромбы или атеросклеротические бляшки.


У нас в мире всего три патологии, которые являются ведущими в плане смертности в любой стране. Это сердечно-сосудистые заболевания (сюда же относятся цереброваскулярные болезни), онкология и (что более актуально для стран Африки и Латинской Америки) инфекционные болезни, прежде всего ВИЧ и СПИД. Что касается онкологии, это ведущая патология в странах с высокоразвитой экономикой, высоким уровнем жизни. Да, они научились контролировать смертность от сердечно-сосудистых заболеваний — и, как следствие, онкология вышла на первый уровень.


Но у нас открываются сосудистые центры, есть программа диспансеризации… Этого всё равно мало?


Диспансеризация не является обязательной в настоящее время, за исключением работников бюджетной сферы, где это более-менее ещё контролируется. А если человека ничего не беспокоит, то он не хочет тратить целый день на прохождение обследования, чтобы выявить проблемные точки в своём здоровье. Никто его не заставит.


Цель диспансеризации — даже не поставить диагноз. Это быстрый осмотр человека, который может выявить какие-то поломки в организме. На ней не лечат, а должны направить к конкретному врачу — кардиологу, например. 


Была бы диспансеризация тотальной и принудительной, как в СССР, конечно, было бы эффективнее, а сейчас это переведено в добровольный формат.


Что касается сосудистых центров, здесь, как мне кажется, немного диссонанс произошёл между пониманием населения и властей, для чего это создавалось. По сути, сосудистые центры — это такие перевалочные базы, на которых пациенту должны оказать экстренную помощь при инсульте или ишемической болезни сердца, стабилизировать его состояние, не дать развиться осложнениям. И отправить потом, при необходимости, в специализированные центры, где ему окажут помощь, нередко с применением более эффективных, дорогостоящих методик.


Судя по информации Новосибирскстата, сердечно-сосудистые патологии стали женскими болезнями. Почему?


Это правда, но отчасти. Вы смотрите в срезе процентов, но не смотрите в срезе возраста. Сердечно-сосудистая патология — как ни крути, заболевание, которое чаще затрагивает мужчин. Но мужчины сейчас живут 64 года в среднем, а женщины — 74 года. Проблемы сердечно-сосудистого характера начинаются у женщин после 45–50 лет, когда начинается период перестройки гормонального фона в связи с естественным старением, когда появляются дополнительные риски. У мужчины же это 40 лет — такая отметка, после которой нужно задумываться об обследовании раз в год. Женщины стали жить ощутимо дольше, их больше, чем мужчин.


Мужчины меньше следят за своим здоровьем — это да. Так уж повелось, что пока мужчине совсем плохо не станет, он никуда не пойдёт. Хотя и женщины тоже достаточно терпеливы, но они чуют, что что-то не так.


Изначально сердечно-сосудистая система одинаковая у мужчин и женщин, а гормональный фон — разный. Не забывайте, что женские гормоны являются очень хорошим защитником. И когда начинается перестройка гормонального фона, когда женщина теряет свои репродуктивные возможности, она практически сравнивается по гормональному фону с мужчиной, теряет часть этой защиты.


Мужчины по-прежнему больше рискуют и из-за образа жизни?


Сейчас, может, сократилась разница между количеством курящих женщин и мужчин, но мужчины всё равно на порядок больше курят. Проблемы с алкоголем, его постоянное употребление у мужчин больше. Тяжёлый физический труд, тем более на вредных производствах. 


Как бы мы ни били себя в грудь, говоря про эмансипацию, женщину никто не отправит работать в шахту, если сама не полезет.


А если человек вдруг задумается о здоровье, заменит литры пива на спортзал и лыжи — это снизит риски?


От рисков он может избавиться, но от необратимых патологических изменений — нет. В сердечно-сосудистой, как в и любой другой системе, есть обратимые и необратимые изменения. Если вы устраняете факторы риска, а изменения уже произошли… Например, уже есть атеросклеротическая бляшка в сосуде, сосуд перестал быть проходимым — и вы получили инфаркт. Это будет рубец на протяжении всей жизни. 


Если человек меняет образ жизни и внезапно осознает, что он делал что-то не так, старается минимизировать какие-то вредные факторы, он предотвращает усугубление патологии. Это вторичная профилактика сердечно-сосудистого заболевания. Обратное развитие — это редкость, если мы говорим об ишемической болезни сердца, инфаркте миокарда, инсульте.


Но это особенность жизни наших граждан, которая сформировалась, и перевернуть мировосприятие… Это социальная больше проблема.


У жителей Европы не так?


Мой субъективный взгляд: то, что я видел в европейских, в азиатских странах — просто элементарно другое восприятие жизни. Нет ощущения у гражданина, например, Испании, Евросоюза, что завтра ему может стать внезапно плохо в социальном плане — у него есть ощущение стабильности. Широко идёт социальная реклама — спортзалы, питание экологически чистое, хорошо развит аналог нашего Роснадзора (имеются в виду Роспотребнадзор и Россельхознадзор. — М.М.). Так что попасть на некачественную колбасу из картона в магазине — большая проблема. 


Не только образ жизни, но и климат несколько иной: не будете же спорить, что зимы в Сибири гораздо тяжелее, чем зимы, например, в Чехии. Нет перепадов из крайности в крайность: из –30 зимой в +30 градусов летом.


Всегда всё зависит от уровня жизни человека, в первую очередь. Реальные доходы упали на 15 % за 2014–2015 год (по данным Росстата) — естественно, если у человека стало меньше денег на 15 %, от чего он откажется? От спортзала, от всех процедур, которые не были жизненно необходимыми, он перейдёт на более дешёвые аналоги лекарств и на менее качественную еду.


Кстати, про ритм жизни. Аналитики также выяснили, что болезнями сердца страдают в большей степени городские жители.


Да, это больше техногенные заболевания. Такой парадокс: с одной стороны, в селе, считается, работа тяжелее — ранние подъёмы, позднее засыпание, особенно когда посевная идёт, зимы тяжелее. Но в промышленном мегаполисе — таком, как Новосибирск — помимо заводов и прочих вредных производств здесь элементарно высокий уровень шума, который сильно воздействует на нервную систему. 


Типичный городской житель не живёт в спокойном темпе: с утра встал, кофе опрокинул, побежал. В обед гамбургер съел, а вечером, если успел дойти до спортзала — хорошо, и то там взял штангу, не рассчитал — может закончиться это плохо.


В селе больше проблема именно запущенности сердечно-сосудистой патологии — качество диагностики и лечебной помощи. Во многих деревнях и сёлах до ближайшего фельдшера километров 30. Из деревень поступают гораздо более тяжелые пациенты зачастую.


Кардиохирург признал, что городской житель больше рискует получить болезнь сердца, чем сельский
Кардиохирург признал, что городской житель больше рискует получить болезнь сердца, чем сельский


Сейчас в Новосибирске очень жарко. Высокая температура действительно может спровоцировать сердечные приступы?


Я как-то читал нью-йоркскую статистику года четыре назад — они изучали, собирали несколько лет подряд с больниц «скорой помощи» данные. И на 30 % всплеск идёт во время жары, больные чаще поступают с артериальной гипертензией, гипертоническими кризами, инсультами.

 

Есть страны вроде Туниса, где температура +30…+35 нормальна в течение года. А в Новосибирске ты уснул, когда было +15, наутро проснулся — уже +37. Не сама температура влияет, а этот разброс, стрессовая ситуация, в которую попадает организм.


Если сейчас на улице у человека случится инсульт или инфаркт, как ему можно помочь?


Инсульт, напомню, — нарушение мозгового кровообращения. Человек, во-первых, начинает терять координацию: обширный инсульт часто сопровождается потерей двигательной способности в конечностях, смотря, какой очаг. Человек может просто идти и завалиться на бок — у него не будет работать рука и нога. Разговаривая с человеком, вы увидите асимметрию лица — у него может опуститься угол рта. Если попросите высунуть язык, он уйдёт в сторону. Нужно усадить или уложить, не дать развить физическую активность. И необходимо набрать на телефоне «скорую».


Если человек хватается за сердце, это может быть инфаркт. Как правило, люди, у которых стенокардия, ишемическая болезнь сердца, носят с собой препараты, и они могут либо сами достать, либо вы можете помочь достать таблетки. В любом случае, не стоит везти его куда-то самим, если это, конечно, не в лесу случилось, лучше дождаться кардиобригады «скорой» — они могут также дать рекомендации до приезда. Не стоит увлекаться самолечением.


Случается ли так, что человека вообще ничего не беспокоит, и сердечный приступ происходит совершенно внезапно для него и его близких?


Конечно, есть признаки заболевания сердечно-сосудистой системы. В первую очередь, одышка и боли в области груди (сжимающие, давящие) и ощущение перебоев в работе сердца (замирание, неправильное сердцебиение). Это основные признаки, которые человек может заметить сам. Если мы говорим о цереброваскулярной недостаточности и рисках развития инсульта, то это головокружение, головные боли.


Если вы заметили у себя такое, что не можете выполнять физическую нагрузку, которая легко давалась ещё год назад, и нет на это объективных причин, проходите 100 м и чувствуете одышку, то надо задуматься о том, чтобы пойти к врачу. А случаи, когда ничего не предвещало беды и человек ни на что не жаловался… Как правило, при расспросе что-то «вылазит», просто человек не считал, что задыхаться на третьем этаже в возрасте 40 лет — это ненормально. 


Стоит ли ждать в ближайшее время уменьшения числа сердечно-сосудистых болезней? Неужели ничего не изменится и нас ждёт пессимистичный прогноз?


Вы путаете пессимизм и реализм! Мы имеем хорошую базу для лечения этой патологии, имеем неплохие разработки по профилактике (первичной и вторичной) сердечно-сосудистых заболеваний. Не будет сенсационных заявлений. Никаких предпосылок, что мы сейчас создадим таблетку или напиточек, который человек выпьет при рождении и не будет болеть. Организм живой и по сути предполагает наличие каких-то проблем. 


В ближайшие годы не стоит ждать резкого уменьшения — болеть будут всегда. 


Никто ведь не отменял ответственность человека за своё здоровье. Заставить его позаботиться о себе, кормить таблетками насильно? Так не получится.

 

Но я напоминаю, уже сейчас продолжительность жизни не 55 лет, а 65 лет, в среднем. Так, у нас уже есть когорта людей, которые прожили на 10 лет дольше за счёт того, что у них не развилась патология— это уже положительный сдвиг. Так что не стоит пугаться относительных цифр статистики. 

Мария Морсина
Фото пресс-службы клиники Мешалкина

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей

Голосуй!

А вы ощутили падение своих доходов?

Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон

Проверочный код

Ваше сообщение отправлено