Мама, мне уже не больно

Сибирячка подает в суд на врачей, которые не заметили смертельную болезнь у ее дочери, — после родов девочка прожила 8 месяцев и умерла в реанимации в страшных муках

Мама, мне уже не больно

Рождение долгожданной дочки Кати стало для молодой жительницы Новосибирска и ее мужа сущим кошмаром — страшные болезни у ребенка стали видны на УЗИ-диагностике только перед родами. Почти восемь месяцев жизни Катя провела в больничных палатах, там же маленькая девочка скончалась. Проверка минздрава не нашла ошибок в решениях врачей консультации и роддома, однако доследственная проверка СК все еще продолжается. Молодая мама решила судиться с врачами — она говорит, что не стала бы обрекать своего ребенка на такие муки и сделала аборт, если бы врачи до родов сумели найти признаки болезни. Подробности трагедии, которую никто не смог предсказать, — в материале НГС.НОВОСТИ. 

Жительница Новосибирска Наталья К. забеременела в 22 года — девочка была желанным ребенком для молодых родителей. По словам Натальи, о беременности она узнала почти сразу и тут же встала на учет в женскую консультацию при поликлинике № 14 на ул. Демакова. До 32-й недели беременности все шло хорошо — УЗИ показывали, что ребенок здоров. 


Но на 8-м месяце специалисты заметили, что у девочки задержка в развитии. «Я испугалась, тревогу забила, но моя врач мне сказала: "Не переживай, кости есть, а мясо нарастет". Повторное УЗИ в женской консультации сделали на 37-й неделе, [оно подтвердило,] что не развивается ребенок», — вспоминает девушка. Потом ее отправили в роддом № 7, а оттуда — в клинику Мешалкина, но до родов ребенку нигде не смогли помочь. 


Роды в конце декабря 2015 года проходили тяжело. «Пошла рожать под эпидуральной анестезией, не чувствовала ничего, родить никак не могла, [ребенка] доставали щипцами. И еще она ударилась при этом — когда доставали, я слышала шлепок. Тогда не объяснили ничего, но у нее на голове была большая гематома», — описала Наталья. Кроме гематомы у девочки были многочисленные пороки: неправильное развитие черепа, гипоплазия легких, отсутствие первых пальцев на обеих кистях, деформированные пальцы стоп, признаки незрелости к сроку и другие. 


После месяца реанимации в роддоме Катю ждали инфекционная больница № 3, лечение у неврологов и успешная операция на сердце в клинике Мешалкина. 


Дома с родителями девочка пробыла не дольше двух месяцев — научилась даже самостоятельно дышать и есть, но внезапно у нее поднялась температура до 39 градусов, и «скорая» увезла младенца в детскую горбольницу № 4 им. Гераськова.


Катя умерла в реанимации — в тот день Наталья вместе с мужем как раз собирались навестить дочь (в этом отделении постоянное присутствие родителей запрещено. — М.М.). «В 7 утра позвонили, сказали, что ребенок умер, остановилось сердце. А до этого еще нам говорили: "Зачем вы сюда поедете?", но мы с мужем все равно настояли и приехали… Я задаю вопрос — почему так. А врач, он заведующий реанимацией, мне ответил: "Она умереть должна была еще два дня назад…"», — рассказала Наталья.


Проверка обстоятельств смерти девочки началась в октябре 2016 года, следует из ответа следователя Ленинского отдела СУ СКР по Новосибирской области — его копию НГС.НОВОСТИ предоставила адвокат Натальи Юлия Казанцева. В ноябре СК отказал в возбуждении уголовного дела по ч. 2 ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть пациента). Однако в конце января 2017 года замруководителя следственного отдела Павел Иванников решил назначить дополнительную проверку, и сейчас идет судебно-медицинская экспертиза по качеству оказанной помощи девочке в больнице — документы находятся в отделе особо сложных экспертиз.


В январе проверку качества и безопасности медицинской помощи, оказанной ребенку в женской консультации и роддоме, назначило и министерство здравоохранения Новосибирской области. В «контрольных мероприятиях» участвовали главный акушер-гинеколог НСО Рэм Волков, главный специалист по внебольничной помощи региона Елена Аксенова, главный специалист по лучевой и инструментальной диагностике Александр Дергилев и профессор кафедры акушерства и гинекологии НГМУ Татьяна Соколова, сообщили в пресс-службе министерства.


«По результатам проведенной проверки нарушений порядков и стандартов медицинской помощи не выявлено. Указанные в анамнезе пациентки пороки не могли быть обнаружены при проведении плановых скрининговых обследований», — заверили в минздраве.


Однако, по мнению адвоката Юлии Казанцевой, специализирующейся на медицинских конфликтах, качественная диагностика могла бы дать паре шанс стать родителями здорового ребенка.


«При своевременной постановке диагноза возможно было бы и проведение внутриутробного оперативного вмешательства для исключения дальнейшей патологии либо дало бы им возможность обдумать и принять решение на более раннем сроке о прерывании беременности. Таким образом, встает вопрос о том, а для чего тогда беременной наблюдаться в женской консультации, проходить скрининги и другие обследования, если наша медицина не может своевременно диагностировать пороки развития?» — возмущается адвокат.


На вопрос, как бы поступила Наталья, если бы узнала о болезнях ребенка на ранних стадиях, девушка отвечает уже вполне уверенно. «Я бы, скорее всего, аборт бы сделала. То, что мы с ней пережили — я бы ребенку такого не пожелала», — добавила она. 


Сейчас защитница Натальи готовит исковое заявление в суд на врачей, которые «в силу халатности, профессиональной небрежности, попустительства, неполного обследования своевременно не обнаружили у ее ребенка многочисленные пороки развития». Сумму иска Юлия Казанцева уточнить затруднилась — этот момент она еще обсуждает с Натальей. 


Новосибирским больницам нечасто приходится расплачиваться за опасные роды пациенток. В 2016 году районный суд попытался обязать горбольницу № 25 выплатить больше 6 млн руб. за смерть погибшей в родах женщины, однако областной суд назначил повторную судебно-медицинскую экспертизу. Досудебное урегулирование споров с больницами, по мнению экспертов, тоже возможно, если проведенная независимая экспертиза четко указывает, что врачи были неправы, но на это чаще идут частные клиники.


Дополнение: После публикации статьи Наталья сообщила, что дополнительно делала скрининг-тесты и генетический анализ во время беременности в платных клиниках, но и они не указали на отклонения в развитии ребенка. 

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено