«Сносили, сносим и будем сносить»

Дачи у Оби и старые дома на ул. Богдана Хмельницкого отправят под снос — главный архитектор Новосибирска рассказал о планах застройки города и заявил, что его лицо «испоганила ветхозаветная реклама»

«Сносили, сносим и будем сносить»

Главный архитектор Новосибирска Виктор Тимонов спустя почти полгода после назначения встретился с журналистами и рассказал, что думает о внешнем облике города и какие задачи намерен решать в первую очередь. 30 ноября он провел первую пресс-конференцию, где рассказал о будущем частного сектора, программе развития застроенных территорий и назвал современную застройку Новосибирска «архитектурой фастфуда». Корреспондент НГС.НОВОСТИ выслушал ответы Тимонова на вопросы журналистов и выбрал самые интересные из них.

О дачах на территории города вдоль Оби


По садоводческим товариществам никакой точечной застройки не предусматривается, но большинство из них приговорены генпланом — по ним пройдут автомагистрали (областные или общегородские) <…>. Садоводы обречены. Это роскошь — иметь в центре города садовый участок, и слава богу.


Налоговая политика будет выстроена таким образом, что совершенно невыгодно и нерентабельно будет содержать четыре сотки в центре города, платить бешеные налоги. Не мытьем, так катаньем, называется. Город может в десять раз больше заплатить, чтобы вычистить этот створ [Оби], убрать эти сады и проложить там дорогу, потому что дальше [Новосибирск] иначе не сможет развиваться. 


О развитии застроенных территорий (РЗТ) и частном секторе


Город будет развиваться по программе развития застроенных территорий. Это двухэтажные бараки в Ленинском районе, будем их сносить и застраивать. Также это Дзержинский, Заельцовский и даже Железнодорожный районы. У нас сейчас полно таких мест. Для градостроителей это резерв. И частный сектор — тоже резерв развития города <…>. В основном малоэтажная индивидуальная застройка уйдет на территорию Новосибирского района. Вся периферия постепенно будет застраиваться. Даже те территории, которые были выделены под садоводческие участки и долгое время не осваивались, — последние годы люди при наличии дороги активно инвестируют в эти участки и начинают их застраивать.


О судьбе ул. Богдана Хмельницкого


Старые здания сносили, сносим и будем сносить. То, что там проехали трактором — это безобразие, согласен абсолютно со всеми. По людской памяти в клубе «Отдых» у всех юность, молодость прошла, все эти танцы… В свое время с Алексеем Акимовичем Беспаликовым (экс-сенатор Совфеда от НСО. — О.В.) провели там два международных турнира по бильярду, съезжались люди, устанавливали столы. Зал был утилитарно очень удобен, там можно было и балы проводить, и спортивные соревнования. С точки зрения архитектуры — ноль, там вообще не о чем говорить.


Что касается Дома спорта, то никогда он ни в одном реестре памятников не числился, но да, туда ребятишки ходили с малого возраста — и бокс, и тяжелая атлетика, и гимнастика, и танцы. В последние годы там проводились выставки собак, кошек. Здание значительно обветшало, сгнили полы и часть перекрытий. То, что инвестор совершенно за последние десять лет в ремонт не вкладывался — думаю, что [он делал это] сознательно, подводил здание под гильотину.


По «Отдыху» — то же самое <…>. Поскольку было принято такое решение, никто инвестору не смог помешать, даже самые высокие руководители в городе. А не снес бы он? А рухнуло бы перекрытие? Тогда бы точно PR-кампания была в отношении этого инвестора — на все сто, но были бы жертвы.


Отдельно Тимонов высказался о сквере с фонтаном за Дворцом культуры им. Горького на ул. Богдана Хмельницкого. По его словам, у мэрии сейчас нет денег на ремонт ДК:


«Это как пожилого человека запинать — так и с этим зданием происходит. Оно ветшает, ветшает, ветшает. Молодежь там разбивает эти балясины и суперграфику ненормативную рисует — из великолепного скверика получилась запущенная территория, с которой надо что-то делать. И будем делать».


О районе Расточки


Двухэтажная, трехэтажная квартальная застройка на ул. Мира ничуть не хуже [чем на Богдашке], но капитальность домов намного ниже. Людям сказать, что мы вас [жителей ул. Мира] оставляем как памятник — неправильно. Думаю, там судьба предопределена. Там предварительно [компания] «АкадемСтрой» проработки уже делает. Cейчас выбирают пилотную площадку для первого дома, чтобы расселять людей в новый дом, и постепенно сносить эти малоэтажные кварталы, чтобы реанимировать этот район, но он потеряет свое лицо, конечно.


О строительстве автовокзала


Позорище, которое мы имеем на Красном проспекте, — это общепризнанно. Я это комментировать не буду. Поэтому принято решение сделать несколько автовокзалов (поскольку площадь города колоссальная и пригородный транспорт вынужден входить в этот трафик и создавать неудобства для пассажиров). [Владимир] Фефелов (бывший главный архитектор Новосибирска. — О.В.) сделал неплохой, но дорогой проект автовокзала в западном направлении — в районе Хилокского рынка. Там по проекту гостиница большая. Думаю, будет застраиваться [этот участок] в несколько этапов — сначала автовокзал с парковками, потом уже гостиница. Инвестора там пока нет.


Впереди идет проект на ГБШ, им занимается бизнесмен (бывший депутат горсовета, экс-министр региональной политики Новосибирской области. — О.В.) Андрей Гудовский. Несколько вариантов представлял он, все были пока отклонены из-за непроработанной пешеходно-транспортной схемы <…>. На ГБШ прорабатывается, в том числе скоростной трамвай (чтобы вывозить людей с ул. Татьяны Снежиной). Когда будет метрополитен, там будет конечная [станция], но когда он будет? Денег сейчас нет. <…> До конца года покажем вокзал на ГБШ — и на публичных слушаниях, и разместим на сайте. Инвестор рвется в бой и уже настраивается на следующий [автовокзал] — на южном направлении (в сторону Бердска и Искитима), там выбираем площадку.


О новостройках


Мне риэлторы говорят, что при покупке квартиры потенциальный собственник смотрит, прежде всего, на планировку квартиры, на вид из окна. Если не на кладбище — уже хорошо. Затем на наличие инфраструктуры, зеленых насаждений, парковочных мест, затем на транспортную схему и только потом уже на шестом-седьмом месте — фасад здания. Первое впечатление от здания сильно позитивное или негативное, а потом оно уже абсолютно ровно. Часто многие уходят на работу — еще темно, возвращаются — уже темно. Поэтому фасад красный, синий, зеленый или сайдингом обшит — это уже вопрос десятый. Но для меня это был неприятный элемент. Риэлторы говорят, что архитектура на цену [квадратного метра] не влияет. Я намотал на ус. Мы копья ломаем, что дома должны быть красивыми, а, оказывается, жителям не очень-то и надо.


О лице города


У нас город не очень благоустроен. Этого никак не удается достичь. Есть какие-то короткие временные отрезки летом, когда город весь зеленый, когда улицы чистые, когда дождь пройдет — и он выглядит более-менее симпатично. Но это короткий период. Все остальное время мы либо боремся со снегом, либо грязновато немножко, либо еще что-то. Владимир Филиппович [Городецкий] как-то сказал такую фразу в отношении одного из зданий, она меня немного царапнула: «Хоть бедненько, но чистенько». Если бы нам удалось хоть немного город вычистить, отмыть витрины, фасады, рекламу отодрать <...>.


Мы весь город испоганили ветхозаветной рекламой, которая совсем не современная, все залеплено.


Говорят, что бюджет такие бешеные деньги получает от этой рекламы. Не согласен. Три четверти рекламы — город ничего с этого не имеет. Это и есть наше лицо — реклама, грязь, немытые витрины.


Что касается архитектуры, то каждый временной период в государстве оставляет след. Советский период — это знаменитые хрущевские дома, они еще долго будут присутствовать в облике города. А сейчас период экономического спада, когда инвестор боится вкладываться — раз, закон позволяет привлекать для проектирования более дешевых, а значит, менее квалифицированных архитекторов — два. Чтобы сэкономить на фасадах или витражах, используют дешевенькую китайскую фасадную продукцию наподобие знаменитых вентилируемых фасадов. Для общественных зданий пойдет, а для жилых домов это должна быть железобетонная этажерка, а наружные стены — кирпич. Например, в Санкт-Петербурге [такие дома есть].


Наш коротенький период экономического спада будет охарактеризован архитектурой фастфуда. Это обидно для моих коллег-архитекторов. Я им говорю: «Зачем рисовать плохо?». А они мне говорят: «Сколько мне платят, так я и рисую». Хотя есть отдельные объекты. И слава богу. Мне не нравится, как выкрасили аквапарк. Но когда заходишь внутрь, смотришь и как будто не в Новосибирске находишься.


О символе Новосибирска


Здесь мы отстаем [от других городов]. Но оперный театр — жемчужина, хоть это и истасканное понятие. Все, кто приезжают к нам из Сибирского федерального округа, в шоке, когда видят наш театр. Далеко за Уралом, в глубинке, и вдруг такое учреждение. Когда им [гостям города] в музее рассказывают, в какой период здание было построено и что во время войны эксплуатировался [театр] как склад общекультурных ценностей, то тут не только шляпу, хочется снять со скальпом. 


У нас есть несколько художественных, архитектурно-художественных, общественных советов, которые в этом направлении (поиска символа города. — О.В.) интенсивно ломают голову. Мне, честно говоря, некогда об этом думать, я человек бумажный. Сижу с утра до вечера с проектами, ковыряюсь с письмами, это моя стезя. Но думаю, будет объявлен конкурс, и каждый разработчик расскажет, почему именно такой видит символ.


Но я бы пошел дальше. Москвичи сделали классную вещь <…>. Они дали новую жизнь старым фабричным стенам (имеется в виду «Трехгорная мануфактура». — О.В.). У нас есть в Новосибирске тоже такие места, например речной порт. Там такие классные есть ангары. Пока не удается убедить убрать оттуда китайские товары, как раз с инвестором и собственником идут переговоры, чтобы сделать там музей города, выставочные молодежные центры, что-то типа клуба «Отдых». Идет работа.


Москвичи на каждый город разработали брендбуки (руководство по фирменному стилю). Мы на пороге своего брендбука тоже стоим, что-то подобное сделаем. Мне обидно, когда новосибирцы говорят о своем городе в негативе <…>. Зачем на собственный дом навешивать какие-то негативные ярлыки? Мне неприятно, я буду всегда пытаться немного другую позицию занимать и ее обосновывать.


Напомним, 59-летний Виктор Тимонов сменил в июне этого года вышедшего на пенсию Владимира Фефелова. В интервью корреспонденту НГС.НОВОСТИ в июне он признался, что готов работать и преображать Новосибирск столько, сколько ему позволит работодатель.

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено