«Женщины пойдут криминалить»

На каждые пять родов в Новосибирске приходится один аборт — исключение этой процедуры из ОМС обернется расцветом подпольных клиник по прерыванию беременности

«Женщины пойдут криминалить»

​В России вновь началось обсуждение сложной и неоднозначной темы: запрета абортов. 27 сентября патриарх Кирилл поставил свою подпись под петицией общественников об исключении абортов из списка услуг ОМС. Эта новость в очередной раз расколола общественность на два лагеря: одни называют решившихся на аборт женщин убийцами детей, другие считают, что у каждого должно быть право выбора. Новосибирские акушеры-гинекологи и специалисты кризисных центров объяснили, к чему приведет исключение абортов из ОМС, а сибирячки рассказали, через что приходится пройти женщине, которая решила прервать беременность.

27 сентября патриарх Кирилл подписал обращение граждан за запрет абортов, в котором предлагается исключить аборты из ОМС. Участники общественных движений «За жизнь» и «Православные добровольцы» планируют собрать миллион подписей, а после отправить документ в администрацию президента. Поддерживает эту идею небезызвестная сенатор Совета Федерации Елена Мизулина, также за профилактику абортов высказалась новая омбудсмен по правам детей Анна Кузнецова. Подобные инициативы появляются последние несколько лет регулярно, однако Госдума с той же регулярностью отклоняет законопроекты, ссылаясь на юридические и технические неточности в документах. 


Аборт по желанию женщин в России проводят до 12-й недели беременности, а по медицинским показаниям прервать беременность можно на любом сроке. По данным Фонда обязательного медицинского страхования, в Новосибирской области, 


каждый бесплатный для пациентки аборт обходится бюджету в сумму от 4200 до 7400 руб. в зависимости от больницы.


Как сообщили в областном минздраве, с 2013 по 2015 год количество родов в регионе выросло с 38 295 до 39 078, а число прерванных беременностей за аналогичный период сократилось с 24 552 до 21 693. Причем, поясняют в минздраве, в эту статистику входят не только аборты по желанию женщины, но и самопроизвольные выкидыши и аборты по медицинским показаниям. «Лет 10 назад на одни роды приходилось 1,5 аборта. Сегодня, например, в Заельцовском районе на 5 родов приходится 1 аборт. Вообще из тысячи женщин фертильного возраста только 6 делают аборт — наши цифры очень близки к уровню благополучных стран Европы», — рассказывает заведующий акушерско-гинекологической службой ГКБ № 1 Александр Шаклеин.


Новосибирские акушеры-гинекологи признаются: они против абортов, но запретительные меры могут подтолкнуть женщин прерывать беременность не в больницах, а на дому у неквалифицированных специалистов. «Если она захочет избавиться от беременности, она найдет какую-нибудь бабушку, которая делает криминальные аборты», — уверены врачи. Даже несмотря на сегодняшнюю доступность контрацептивов и абортов, в Новосибирске каждый год гибнет как минимум одна женщина, которой сделали криминальный аборт. «Привозят в тяжелейшем состоянии. Кто им делал криминальный аборт, они не выдают, да и часто уже не могут ничего сказать. Это не только жительницы области, но иногда и горожанки с высшим образованием — они хотели скрыть беременность от родственников, коллег, знакомых», — рассказывают медики.


Многие решившиеся на аборт женщины сперва обращаются к психологам или в кризисные центры. «Чаще всего к нам обращаются женщины до 30 лет, которые еще не имеют достаточно опыта и не планируют беременность. Женщины решают прервать беременность в стрессовом состоянии и после принятия решения в таком состоянии могут сожалеть о сделанном. Среди причин они озвучивают материальные и жилищные трудности, но это поверхностные причины… Реальной причиной чаще всего оказываются отношения с молодым человеком и родителями, которые, как и женщина, оказываются в стрессовой ситуации», — говорит психолог московского кризисного центра по вопросу незапланированных беременностей «Семья и детство» Татьяна Попова.


Одна из прошедших эту процедуру сибирячек рассказала НГС.НОВОСТИ, что сам аборт был едва ли не самым тяжелым стрессом за время ее беременности. Кристина забеременела, будучи студенткой вуза. Узнав об этом, ее молодой человек заявил, что он хочет переехать в Москву, а жена и ребенок для него будут обузой. Кристина поехала в Искитимскую больницу — по прописке, — чтобы сделать аборт.


«Думаете, это легко — лежать в одной палате с женщинами, у которых случился выкидыш? Они ждали и хотели ребенка, а тут какая-то малолетка пришла на аборт — находиться в одной комнате с ними невыносимо.


И без того плохо морально и физически, а тут на тебя искоса смотрят. Я не жалею, что тогда прервала беременность. Ну что я бы дала ребенку в 20 лет? У меня даже своего угла не было. Рос бы он безотцовщиной и видел, как я унижаюсь, выбивая через суды алименты», — рассказывает Кристина. Спустя 8 лет после аборта она родила и воспитывает двойняшек.


Другая сибирячка, Алена, наоборот, отмечает: чувство вины так и не появилось — и она даже пошла обсуждать это с психологом, решив, что так быть не должно. «В интернете только об этом и писали. Я смотрела форумы, где женщины страдали после аборта, а у меня было не так. Ходила к психологу недели две, потому что мне казалось это неправильным», — рассказала Алена. Перед самой процедурой ее пыталась отговорить врач. «Гинеколог сперва вела себя нейтрально, но потом начала говорить, что первый аборт очень вреден для здоровья, — мне дали несколько дней на "подумать". Когда я решилась, пришлось оплатить наркоз для вакуумного аборта — он не входит в услуги ОМС. В начале 2014 года это стоило 1600 руб.», — вспомнила Алена. Девушка считает, что аборты не следует выводить из ОМС, потому что в частных центрах эти услуги дорогие. «Не каждая сможет потянуть аборт финансово без ОМС, так как расценки просто бешеные. Я знаю одну девушку, она делала аборт не по ОМС и, чтобы его оплатить, взяла кредит», — добавила собеседница.


Истории абортов в России почти сто лет. Советский Союз первым в мире сделал аборты легальными, но с 1936 по 1955 год действовал запрет на аборты по желанию женщины.


Однако даже после отмены запрета многие женщины всё равно погибали из-за криминальных абортов.


Врач Галина Овчаренко, которая в 80-е работала в терапевтической комиссии и выписывала направления на аборт, вспоминает: «После 1955 года женщины на сроке до 12 недель свободно получали направления на аборт, никаких препятствий не было. В советское время многие делали криминальные аборты, потому что не успевали в разрешенный срок — население было плохо образованно в этой сфере. Когда понимали, что беременны, было уже поздно. Подпольные аборты намного страшнее официальных: в больницах его выполняют в стерильных условиях, соблюдаются нормы антисептики. Если аборты уйдут в подполье, то тут как кому повезет», — резюмировала врач.


Практикующие врачи соглашаются: аборты по ОМС — это вынужденное зло. «Медицинское сообщество, конечно, против абортов, но запрет вызовет всплеск абортов вне лечебных учреждений — женщины пойдут криминалить… Это приведет к осложнениям у женщин, повысится материнская смертность, а государство будет затрачивать большие суммы на их лечение. Бесплатные аборты в ОМС нужны малообеспеченным слоям населения, которым не по карману платные», — резюмировал Александр Шаклеин.



Дарья Януш

Фото Marjan Apostolovic (Essentials/iStock)

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено