Дело Рязанцевой: врачи заплатят за всё

Врачей заставили 23 года платить дочери умершей пациентки, а ее родные получат огромную компенсацию — эксперты рассказали, сколько стоит жизнь россиянина и европейца

Дело Рязанцевой: врачи заплатят за всё

​В Новосибирске суд назначил многомиллионную компенсацию морального вреда — 6 млн руб. за смерть 32-летней женщины при родах. Сумма не является рекордной, но на фоне обычно присуждаемых компенсаций выглядит солидно. Так, в 2015 году суды обязывали больницы к выплатам компенсаций в размере 2 млн, 2,9 млн, 4,5 млн руб. Эксперты видят: суды с каждым оценивают врачебные ошибки все дороже — до недавнего времени правила игры задавал именно Новосибирск. Корреспондент НГС.НОВОСТИ вспомнил подробности громкой трагедии в роддоме и узнал, что нужно обязательно сделать, если собираешься судиться с врачами.

На минувшей неделе судья Калининского районного суда Марина Симоненко назначила моральную компенсацию за гибель роженицы в роддоме в размере 6 млн руб. Изначально иск был заявлен на сумму 25 млн руб., рассказала НГС.НОВОСТИ юрист, представитель истцов Юлия Стибикина. 


По решению суда, по 1,8 млн руб. должны будут получить дочь и муж погибшей Михаил, 2 млн руб. — ее мать и 150 тыс. руб. — ее брат. Кроме того, больница должна будет сначала выплатить девочке 148,8 тыс. руб. за потерю кормильца, а потом каждый месяц платить по 14 875 руб., пока она не закончит учебу.


30 июня 2015 года в родильном отделении 25-й медсанчасти 32-летняя Надежда Рязанцева родила дочку Дашу. Однако уже через несколько часов состояние сибирячки неожиданно ухудшилось, и она умерла. Как рассказывал год назад корреспонденту НГС.НОВОСТИ муж женщины Михаил, беременность была долгожданной и планируемой, патологий не было. Изначально его жена планировала рожать в городском перинатальном центре на ул. Лежена. Но из-за отсутствия там свободных мест беременную женщину отвезли в ГКБ № 25, более известную как 25-я медсанчасть.

Женщина рожала сама, хотя, по словам мужа, были показания к кесареву сечению — вес ребенка составил 4,350 кг. «Но менялась смена врачей, и одни другим сказали: "Сама родит"», — рассказывал Михаил Рязанцев.

Родственники заказали независимую экспертизу в санкт-петербургском «Бюро судебно-медицинской экспертизы». «Было доказано, что Надежда Рязанцева умерла от острого массивного кровотечения, которое в случае своевременного проведения оперативного вмешательства позволило бы предотвратить смерть. Таким образом, получается, что врачи пропустили кровотечение у Рязанцевой и в связи с их бездействием она умерла», — объяснила Юлия Стибикина. Теперь она намерена от лица семьи Рязанцевых добиваться уголовного наказания для конкретных врачей, из-за которых умерла сибирячка. Руководство больницы вину медперсонала так и не признало.


Размер компенсации по делу Рязанцевой — 6 млн руб. — не самый большой из тех, что назначали судьи в России, но по-прежнему один из самых больших в Новосибирске. Так, в прошлом году было три громких дела, когда суды назначали высокие моральные компенсации за врачебные ошибки, но цифры были меньше: 2 млн руб. с роддома № 7 — за смерть ребенка при родах; 2,9 млн руб. с роддома № 4 — за то, что ребенок родился в тяжелом состоянии; 4,5 млн руб. с ГКБ № 25 — за тяжелые последствия после операции на желчном пузыре. Формально рекордом в Новосибирске пока остается компенсация в размере 7 млн руб. — в 2010 году Центральный суд обязал частную клинику «Авиценна» выплатить эту сумму по иску о смерти новорожденного ребенка. Однако позже кассационная инстанция снизила сумму компенсации до 3 миллионов.


По словам директора ООО «Центр медицинского права» (г. Омск) Алексея Панова, который является в России одним из ведущих специалистов в области защиты прав пострадавших от врачебных ошибок,


в последние годы размеры моральных компенсаций растут:


«Я начинал заниматься в 1999 году врачебными ошибками и компенсациями морального вреда — суммы были 5–7 тыс. руб. Сейчас тенденция увеличения размера компенсации морального вреда налицо. Причем пионером по размеру компенсаций морального вреда была Новосибирская область — суммы на 2, 4, 6 млн руб. появились впервые именно здесь. А 1,5–2 года назад пальму первенства забрал Санкт-Петербург». В начале этого года суд Санкт-Петербурга взыскал с южно-сахалинской больницы 17 млн компенсации по делу абитуриента военного училища. Во время операции на носовой перегородке у него остановилось сердце, а врачи оказались не готовы к такому развитию событий. На сегодня это рекордная выплата в России, знает эксперт.


Опрошенные автором юристы затруднились дать гарантированный рецепт родственникам погибших или пострадавших от врачебных ошибок, как добиться многомиллионной компенсации морального вреда. По мнению белгородского юриста Александра Шпая, защищающего интересы родственников мужчины, которого в декабре прошлого года в одной из белгородских больниц нокаутировал несколькими ударами хирург Илья Зелендинов,


очень многое будет зависеть от того, насколько правильно были оформлены врачебные документы.


«Самое главное, что могут сделать родственники, — это отследить, чтобы с самого начала в медицинской документации было все правильно зафиксировано: время, дата, кто и что конкретно делал, что в итоге получилось. И если на стадии формирования документов все было правильно, то в суде будет проще. А если этот момент прозевать и документы будут оформлены правильно для больницы, а не для пациента, тогда в суде будет крайне проблематично», — говорит специалист. И добавляет, что первый документ, который необходимо немедленно требовать у больницы после несчастья, — копия выписки болезни.


«Я был в Великобритании, Америке, Германии — там суммы компенсаций морального вреда существенны. В США могут доходить и до 100 млн долл., — приводит пример Алексей Панов. — И эти тенденции проникают и в наше судопроизводство. Существенный размер компенсации — это мотив для отслеживания качества и безопасности медицинской помощи».


Одна из крупнейших компенсаций была назначена в прошлом году в Европе. В апреле 2015 года, спустя 6 лет разбирательств, британский суд присудил компенсацию морального вреда в размере 15 млн фунтов (по тогдашнему курсу — 1,2 млрд руб. — А.Т.) мальчику, ставшему инвалидом в результате действий врачей при родах. Диагноз ДЦП Джеймс Робшоу получил из-за кислородного голодания при рождении, сообщала thetimes.co.uk. При назначении компенсации суд учел стоимость пожизненной терапии с учетом стоимости услуг разных врачей, оборудования, и потерю дохода в течение всей жизни.

Как считает Алексей Панов, в России такие огромные компенсации пока маловероятны, как по причине отсутствия в нашей судебной системы прецедентного права, так и из-за более низких доходов населения и учреждений, на которые судья ориентируются при назначении компенсаций.


Поправка: В материал было внесено уточнение о пересмотре решения по иску к клинике «Авиценна». Редакция приносит извинения за допущенную неточность.



Андрей Ткачук
Фото предоставлено Михаилом Рязанцевым

НГС.БИЗНЕС

АФИША

SHE

НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ

АВТО

НГС.РАБОТА

Лента новостей


Авторские колонки

Новости звёзд

Реклама
Реклама

Сообщи свою новость

Здесь вы можете оставить информацию, фотографии и видео с любыми событиями, свидетелями которых вы стали, обо всём, что происходит в городе и области. Ждём. Мы работаем для вас!
Ваше имя
Сообщите новостьПрикрепите доказательства: ссылки на видео и аудио вставьте в текст сообщения, загрузите фото
Фото
Эл. почта или телефон
Докажите что вы не робот
Ваше сообщение отправлено