«Придется работать до полуночи»

Путин сменил новосибирцам часовой пояс — маркетолог, водитель, экс-глава администрации НСО, футболист и фермер описали главные последствия этого

«Придется работать до полуночи»

Президент Путин подписал закон о переходе Новосибирской области на 4-часовую разницу с Москвой. Все, дискуссии на этом закончились, и с 24 июля новосибирцы заживут, как в старые добрые времена — ведь с 1919 по 1993 годы город жил именно с 4-часовой разницей со столицей. Теперь у нас будет одинаковое время с Красноярском и другими соседями. В Сибири с разницей +3 будет жить пока только Омская область. Корреспондент НГС.НОВОСТИ обсудил очередной перевод стрелок с теми, кого это коснется сильнее всего, — водителем, менеджером, работающим с Москвой, пенсионером, спортсменом, крестьянином, чтобы узнать, как изменится их жизнь после того, как время станет как в СССР.

Первый опрос о переходе на 4-часовую разницу с Москвой НГС.НОВОСТИ провели в середине февраля этого года. И точно такой же вопрос задали читателям в начале июля. Любопытно, что количество сторонников перевода уменьшилось — зимой «за» голосовали 64,24 % опрошенных, а сейчас доля поддерживающих снизилась до 56,57 %. Выросло число противников нового перевода стрелок — с 26,74 до 33,32 %.

Павел Кашин, консультант по маркетингу: «Я считаю, что сибирякам, которые работают с европейской частью, придется работать больше и спать меньше. А тем, у кого дети, возможно, придется поменять работу, так как дите надо уже в 6 забирать из садика.

Я работаю не только с Москвой и другими российскими городами в европейской части страны, но и с Украиной, Белоруссией, Египтом. Там находятся мои подрядчики — копирайтеры, дизайнеры и прочие специалисты, участвующие в организации рекламных и маркетинговых кампаний. Почему именно там? Потому что в Новосибирске дерут бешеные деньги за свои услуги, причем чаще всего еще и проблемы с профессионализмом.

Просыпаюсь я в 8 утра и с 9 утра общаюсь с клиентами из Новосибирска, после полудня — с подрядчиками из регионов, с которыми сейчас +3 разница. Коммуникации с сотрудниками из европейской части заканчиваются около 22:00–23:00.

Теперь мне придется сидеть до полуночи, плюс увеличивается затык с утра,

так как большинство людей творческих профессий — совы, и если раньше их пробуждения я ждал до полудня по-нашему, то теперь, значит, до часу. В связи с этим я даже думал о переезде в Москву, но это, конечно, слишком кардинальный шаг и пока такой острой необходимости нет.

Вести дела из Новосибирска с Москвой в этом плане, конечно, неудобно. В более худшей ситуации только Дальний Восток, они вообще уходят с работы, когда Москва только просыпается».

Иван Индинок, пенсионер, 78 лет, бывший глава администрации Новосибирской области: «Я "за". Потому что утро стало слишком ранним, а вечер слишком поздним. Рано темнеет. Раньше в 11 вечера еще светло было, а сейчас уже в 10 темно.

И мне кажется, что сбивается какой-то внутренний ритм, когда в 3 часа утра уже светлеет. Я уже мечусь по постели, думаю, пора вставать, идти куда-нибудь.

Некомфортно. И потом, мы же десятилетиями жили в часовом поясе +4.

Неудобно это для любителей спорта, так как трансляции будут начинаться еще позже, чем сейчас. Тут уже ничего не поделаешь, надо свыкаться.

И потом — все уже вокруг перешли на 4-часовую разницу: и Алтай, и Кемерово, и Томск, и Красноярск. Только мы — столица Сибири — самые умные, и у нас до сих пор +3. Ну не надо быть умнее Папы Римского! Надо поступать так, как большинство поступает.

Еще мне кажется, что хороший вариант был, когда переводили летом и зимой стрелки на час. Это же делали еще и с экономических позиций. И к тому же при таком сезонном переводе это было не так заметно, как сейчас при постоянном +3. Я против постоянного летнего времени и +3, так же как против из милиции сделать полицию».

Александр Цитцер, глава фермерского хозяйства «Увалы» (500 коз), с. Медведск Черепановского района НСО: «В общем говоря, на мне и на хозяйстве это практически никак не отразится. Это слишком небольшая разница — хоть для дойки, хоть для кормления. Сейчас первая дойка происходит часов в 5. Неудобство будет лишь в первое время, так как придется просыпаться, по сравнению с тем, что сейчас, на час раньше. Но это временный момент, потом нормализуется, вопрос недели — не больше.

Хотя, с другой стороны, для коз в этом решении все же больше плюсов.

Так как светлее будет, а темнеть будет позже. Опять же, больше световой день — на пастбищах больше пастись будут. И убирать зерновые, сена, травы — удобнее все же, когда светлее.

Для деревенских жителей особой разницы не вижу: кто работает, тому приходится и без того рано вставать, поздно ложиться. Независимо от того, какая там разница с Москвой. Я вот встаю часа в 4… Мне кажется, тут больше разговоров.

Единственное, конечно, футбол теперь придется смотреть еще позднее — это не совсем удобно».

Евгений Зиновьев, 35 лет, экс-футболист, заместитель гендиректора по спортивной работе ФК «Сибирь»: «Играя за ФК "Сибирь", я регулярно менял часовые пояса. Перелеты к московским командам, в Хабаровск, в Калининград… Но делать это из Новосибирска еще более-менее удобно, потому что мы в центре России, а вот дальневосточным командам… Сибирячки же уже приспособились.

У нас есть недельный цикл, в котором тренерский штаб составляет тренировки в таком временном порядке, чтобы нам было проще играть потом на выезде, в другом часовом поясе, в той же Москве. После изменения разницы с Москвой на +4 часа тренеры просто внесут какие-то коррективы. На футболистов это не будет как-то особо влиять.

Тут надо учитывать еще возраст спортсмена. Чем старше, тем тяжелее адаптация. Но адаптироваться приходится даже не к новому часовому поясу, а к перелету. Хотя некоторые тренеры стараются сделать так, чтобы организм не чувствовал смену часового пояса — т.е. команда прилетает в день игры утром, вечером играет и улетает.

Но так обычно поступают те, у кого совсем уж большая разница с Москвой, например Владивосток — там вообще +7».

Константин Дождиков, водитель автобуса, маршрут № 97 (МЖК – ж/м «Родники»): «По сравнению с тем бардаком, что творится вокруг, перевод стрелок — это просто шалость, маленькое жизненное недовольство.

У меня 16–18-часовой рабочий день. Я как вставал полчетвертого утра и приходил домой в полночь, так и буду это делать. Говорят, вечером темнеть позже станет. Знаете, после 16 часов за рулем последнее, на что обращаешь внимание вечером, — это темно там или светло.

Я работаю посменно — длинную и короткую неделю. На одной неделе 5 рабочих дней, на следующей — 2 рабочих дня. На короткой неделе я должен отоспаться. Чтобы адаптироваться на новое время, мне надо три рабочих смены, и все. Потом организм привыкнет.

Тему перевода часов мы вообще никогда не обсуждали с коллегами. Это вообще не важно. Мы чаще обсуждаем бардак на маршрутах — когда один летит, как дурак, а второй ползет, как не знаю кто. И вот эти стоянки на автобусных остановках по 5 минут, когда народ ждет, а у тебя время еще не наступило ехать. Конкуренция большая, много дублирующих маршрутов, которые не нужны, некоторым автобусам уже по 15 лет. На всем этом фоне перевод стрелок — это такая мелочь.

Пассажиры могут быть спокойны: на нашей работе это никак не отразится — как мы людей возили, так и будем возить. Первый маршрут идет в 6 часов утра, но вставать приходится за 1,5 часа, так как надо доехать до гаража, путевку у врача взять, автобус завести, проверить масло, антифриз, колеса. К 6 утра сонливость уже полностью проходит, уже вовсю пьешь кофе».


Андрей Ткачук
Фото Александра Ощепкова
Читайте также
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА