Дело о шприце с лидокаином

Загадочная смерть студента НГТУ и любителя игры «Танки» поставила в тупик полицию, следствие и суд — родного брата погибшего уже второй раз судят как убийцу

Дело о шприце с лидокаиномВсе фотографии

6 июля в Ленинском районном суде начался повторный процесс по запутанному делу об убийстве 20-летнего Леонида Филиппова. По этому делу суд уже вынес заключение, оправдав обвиняемого старшего брата погибшего — Александра. Прокуратура оспорила приговор суда и добилась нового рассмотрения в ином составе. Корреспондент НГС.НОВОСТИ разыскал всех участников этой странной истории и попросил вспомнить все детали тех дней.

В среду, 6 июля, в Ленинском районном суде состоялось первое заседание по делу об убийстве 20-летнего Леонида Филиппова, случившемся, по версии следствия, в конце апреля 2014 года и по которому Ленинский суд ранее уже вынес оправдательный приговор старшему брату погибшего — Александру. Он обвинялся по ч. 1 ст. 105 УК РФ (умышленное причинение смерти). На первом заседании, как рассказала корреспонденту НГС.НОВОСТИ адвокат обвиняемого Ольга Ковалева, был лишь озвучен порядок начинающегося суда: вначале судья выслушает всех свидетелей, а после начнет изучать предыдущее судебное дело. Второе заседание назначено на 15 июля.

В истории смерти студента НГТУ Леонида Филиппова множество загадок. И начать рассказ надо с того времени, когда два брата Лёня и Саша еще жили в Усть-Илимске. Младший брат, как вспоминают их знакомые, всегда был замкнутым.

По словам его мамы, Татьяны Филипповой, однажды Леня ушел из дома. Это случилось в 2010 году. Отправившийся на поиски сына отец-парапланерист погиб, о чем Леня узнал, только когда вернулся. После этого, рассказала Татьяна, он еще больше замкнулся и у него появился комплекс вины.

Через какое-то время братья отправились в Новосибирск поступать в НГТУ. В итоге старший не справился с учебой и ушел в армию, после вернулся и стал восстанавливаться в вузе, а младший брат продолжал учиться, проводя свободное время за компьютером и онлайн-играми, в частности — «Танками». Жили братья в 1-комнатной квартире, которую им купила мать: младший занимал комнату, старший — большую комнату-кухню.

Интернет и игры повлияли на учебу брата, считает Александр. Приятели Леонида тоже отмечают, что у него последнее время наметились проблемы в вузе. Однокурсник Филиппова-младшего Сергей Ляхов вспоминает, что Леня перед смертью пропал на неделю: не появлялся в вузе, не отвечал на звонки и СМС, не играл в Сети в «Танки». «Я знаю, что у него, возможно, финансовые трудности были, что семейные… Что горе случилось. Но прошло уже около 3 лет: если он на 1-м курсе был замкнут, то к 3-му у него появились друзья, интересы… Я слышал, что у него девушка была, которая его отвергла, но это тоже было очень давно», — рассказал Сергей Ляхов, тем не менее считающий, что это убийство.

Сергею и его знакомому Святославу Ященко, когда они в то злополучное утро пришли к Леониду домой, чтобы рассказать о возможных проблемах в вузе, не понравилась реакция Александра, открывшего дверь.

Два брата Александр и Леонид
Два брата Александр и Леонид
«Нам никто не открывал минут 5–10. Потом открыл нам его брат, который не выглядел ни нервным, ни обеспокоенным, скорее раздраженным тем, что мы так долго долбились в дверь. И он сказал, что Леня сейчас не может подойти», — рассказал Святослав.

Сам Александр, вспоминая этот момент, описал свое состояние как шоковое. Он сидел утром в наушниках за компьютером и не сразу отреагировал на стук, считая, что пришли к брату. «Слышу — стук продолжается. Я встал, руганулся, мол, что он (брат. — И.К.) не открывает, и заглянул к нему в комнату. А он лежит между столом и диваном. Первая мысль была, что он спит на полу. Дотронулся до его ноги, а она окоченевшая. И я тут в шоке на автомате открываю [входную] дверь, а там стоят два человека, которых я раньше не видел… Почему я так отреагировал? Наверное, если бы я увидел, что брату плохо, если бы ему можно было помочь, у меня была бы другая реакция, а тут я увидел его окаменевшим», — с волнением в голосе рассказал корреспонденту НГС.НОВОСТИ Александр. После обнаружения брата он сразу позвонил маме, в «скорую помощь» и полицию.

У погибшего был обнаружен след от укола на левой руке. Далее эксперты находят повреждения на лице (в частности, был сломан нос), ножевое ранение в районе живота, след от укола уже на правой руке и выявляют механическую асфиксию, в результате которой Леонид мог умереть. Возможно, в результате насильственных действий. После в крови погибшего был обнаружен лидокаин, который мог привести к смерти, но экспертиза не смогла установить, была ли доза смертельной. Фотосъемку на месте полиция почему-то не проводила.

«У нас дома линолеум. А брат лежал лицом прямо в пол. <…> При вскрытии у него фиксируются побои на лице, но какие-то линейные, будто бы он ударился лицом об стол. Но причина смерти устанавливается — механическая асфиксия, т.е. удушение», — рассказал Александр, предположив, что следы могли появиться в результате падения тела, или под воздействием препарата (например, бился в конвульсиях), или в процессе переноски трупа.

Также на месте нахождения тела был обнаружен нож, на котором почему-то не было отпечатков пальцев, в том числе, как заметил Александр, и полицейского, который этот нож изымал с места преступления и, по его признанию, брал его голыми руками. Не было отпечатков пальцев и на шприце. Без особого внимания был оставлен и чек на покупку лидокаина, который Александр нашел в квартире и просил провести проверку камер наблюдения аптеки. Но это сделано не было. «Оправданный сказал, что брат умер и у него была язва. Обстановка в комнате не говорила, что было совершено убийство, поэтому они (полицейские. — И.К.) поверили. И ничего не стали осматривать толком», — пояснила старший прокурор апелляционного отдела областной прокуратуры Татьяна Соломатова, добавив, что на чеке из аптеки в ходе следствия просто не акцентировали особого внимания.

Учащийся на одном потоке с Леонидом Владислав Котов, приятель обоих братьев еще с Усть-Илимска, против версии убийства: «Ленька всегда на себя вину брал [за смерть отца]. Они (братья. — И.К.) не ссорились никогда, просто мало общались — у них были разные интересы. А когда Санька пришел с армии, у них стали отношения даже получше — хоть какой-то контакт стал происходить».

Независимая экспертиза в Омске, уточнила Ольга Ковалева, адвокат Александра Филиппова, показала, что никаких следов Александра, которые были бы в результате борьбы при механическом удушении, на теле младшего брата нет: ни жировых, ни пота, ни крови… «Они (эксперты из «Центра медицинского права». — И.К.) пришли к выводу, что неправильное введение лидокаина послужило причиной смерти. <…> Там же обнаружили коробочку с ампулами… Была 10%-ная концентрация», — рассказала адвокат.

Леонид с отцом
Леонид с отцом
«Кроме брата некому его было убить. А он (Леонид. — И.К.) был убит, потому что телесные повреждения, которые были, он сам себе причинить не мог. Смерть у него наступила от механической асфиксии», — заявила в свою очередь Соломатова, объясняя причину отправки дела на повторное рассмотрение.

Один из аргументов защиты — компьютер, в котором были обнаружены переходы по запросам «как сделать себе инъекцию», «укол смерти», «как сделать себе ножевое ранение», «ошибки самоубийц» и т.п. Всю эту информацию с компьютера Леонида запрашивали в Сети несколько дней.

Судья Ленинского районного суда Дмитрий Самулин, выносивший первый оправдательный приговор, пояснил, что по закону комментировать дело он не может, но не отказывается от своего решения: старший брат невиновен.

«Никаких сомнений [в этом у меня] нет и сейчас», — очень коротко ответил судья, добавив, что оправдательные приговоры по статье «Убийство» крайне редки.

В последнем согласились с судьей новосибирские адвокаты Геннадий Шишебаров и Никита Волков. «Самулин очень хороший судья. Один из немногих судей, кто понимает работу суда именно так, как она должна пониматься. Он действительно объективный арбитр и дает сторонам возможность состязательности… В принципе практика любых оправдательных приговоров катастрофически низкая — меньше 1 %. По убийствам еще меньше», — пояснил Волков, добавив, что чаще всего оправдательные приговоры выносятся судом присяжных. «Если оправдательный приговор отменили и направили дело на новое рассмотрение, то со степенью вероятности 99,9 % будет вынесен обвинительный приговор. К сожалению, у нас в судебной системе главный показатель — статистика», — заметил адвокат Шишебаров.


Илья Калинин
Фото Александра Ощепкова (1), предоставлены Александром Филипповым (2, 3)
Читайте также
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА