Расстрельная должность

Приставу, который по ошибке снес здание, списали штраф в 33 миллиона — эксперты назвали профессии, за которые можно оказаться в пожизненных долгах или за решеткой

Расстрельная должность

Суд встал на сторону судебного пристава, с которого пытались взыскать 33 млн руб. — компенсацию за попытку снести здание автосалона на Речном вокзале. Арбитражный суд посчитал ошибкой действия сотрудника управления ФССП в НСО, контролировавшего демонтаж здания, что нанесло материальный ущерб его законному владельцу. В итоге ведомство выплатило бизнесмену компенсацию в размере 38 млн руб. — и решило взыскать деньги со своего работника. Корреспондент НГС.НОВОСТИ узнала подробности и выяснила, представители каких профессий и при каких обстоятельствах рискуют заработать огромные долги или попасть под уголовную ответственность.

Новосибирский областной суд поддержал апелляцию судебного пристава Игоря Кирилловского и избавил его от необходимости выплачивать многомиллионную компенсацию своему работодателю. Решение принято 17 мая. Определение поставило точку в затяжном конфликте, который тянется с 2011 года. Тогда управление ФССП в НСО начало сносить здание автоцентра BMW по адресу ул. Добролюбова, 1 за долги компании ЗАО «Автосиб», арендовавшей землю у мэрии Новосибирска. Ошибка пристава Кирилловского, контролировавшего демонтаж автоцентра, состояла в том, что он не учел смены владельца здания — на момент демонтажа оно принадлежало не «Автосибу», а предпринимателю Олегу Баннову.

Тогда Арбитражный суд Новосибирской области обязал управление ФССП в НСО выплатить Баннову 38,25 млн руб. в качестве компенсации ущерба от работы пристава.

«В адрес нашего доверителя уже были взысканы эти денежные средства решением Арбитражного суда», — сообщила адвокат Олега Баннова Мария Синдеева. Деньги, по ее словам, возместил федеральный бюджет. После выплаты компенсации бизнесмену ФССП предъявила иск о возмещении ущерба в размере 33 млн руб. своему сотруднику Игорю Кирилловскому, однако тот подал апелляцию.

Новосибирский областной суд поддержал пристава и счел, что он не виноват, так как всего лишь выполнял свою должностную инструкцию и действовал в соответствии с указаниями руководства.

«Кирилловский И.А. своими действиями обеспечил беспрепятственность действий по демонтажу здания, принадлежащего ИП Баннову О.А., тем самым причинив последнему ущерб», — уточнили в пресс-службе управления ФССП в НСО. Ведомство считает, что «имеет право регрессного требования к сотруднику, непосредственно виновному в совершении незаконных действий», то есть может потребовать с него возмещения ущерба за его действия. На данный момент, как уточнили в управлении ФССП, Кирилловский уволен.

В последние годы в Новосибирске было несколько резонансных случаев, когда рядовой сотрудник привлекался к материальной и уголовной ответственности за выполнение своей работы. 2 октября 2015 года уголовное дело по статье «Халатность» возбудили в отношении воспитательницы детского сада № 262 в Дзержинском районе. Дети нашли «закладку» спайсов на территории детской площадки и отравились ими. Через некоторое время воспитательница уволилась из детсада. Вскоре, 7 декабря 2015 года, на территории другого детского сада — в Первомайском районе города — произошел смертельный случай: ребенок застрял на горке и задохнулся, а воспитатель 30-летняя Кристина Керобян не смогла ему помочь, так как увлеклась мобильным телефоном. После двух происшествий в детских садах мэр Новосибирска Анатолий Локоть уволил начальника управления образования Наталью Копаеву, а воспитательницу, по чьей вине погиб ребенок, 9 июня 2016 года приговорили к 2 годам в колонии-поселении.

В сентябре 2011 года в Новосибирске произошло трагическое ДТП на площади Калинина. Пассажирский автобус врезался в легковой автомобиль, который мгновенно загорелся. Женщина, которая была за рулем автомобиля, быстро выбежала из машины, но не смогла вытащить из горящего авто свою дочь — та была пристегнута в детском кресле. В итоге 11-летняя девочка погибла в огне на глазах у матери. Несмотря на то что водитель настаивал на том, что в автобусе отказали тормоза, шофер Павел Г. в ноябре 2012 года был приговорен к 2 годам лишения свободы в колонии-поселении.

Риск попасть под уголовную ответственность высок у врачей, инженеров, отвечающих за безопасность труда, и специалистов по противопожарной безопасности,

говорит партнер юридического агентства «Экви» Астрик Рашоян. «Также в зоне риска главные бухгалтеры, если доказана причастность бухгалтера к неуплате налогов или подаче недостоверной отчетности», — добавляет Рашоян. Список «опасных» профессий дополняет HR-специалист кадрового центра «Курс» Наталья Павлова: педагоги, тренеры, которые несут личную ответственность за травмы ребенка, перевозчики, которые везут детей в лагеря и на концерты.

В зоне риска по выплатам материального ущерба — работники сферы продаж, которые имеют доступ к деньгам и материальным ценностям. «Это продавцы, кладовщики, кассиры, в некоторых случаях охранники», — уточнила Астрик Рашоян. При этом контрагенты торговых предприятий, например, арендаторы, как правило, взыскивают ущерб непосредственно с работодателя, а тот уже сам решает, требовать ли деньги с провинившихся работников.

По словам генерального директора юридического агентства «Капитал Ресурс» Дмитрия Позднякова, материальная ответственность между сотрудником и компанией прописывается в трудовом договоре.

Если ущерб причинен неумышленно, размер выплаты со стороны сотрудника может ограничиться размером среднего ежемесячного заработка.

Есть несколько способов взыскания материального ущерба с сотрудника. «Это могут быть удержания из заработной платы. Если работник не согласен с размером выплат и увольняется, работодатель может предъявить иск в судебном порядке, — объясняет порядок возмещения материального ущерба Астрик Рашоян. — Если добровольно не исполняет [решение суда], то с помощью судебных приставов — арест имущества, ограничение выезда за границу и т.д.». Кроме того, приставы могут наложить арест на кредит в банках: например, должник пришел платить по кредиту, сумму платежа переводят в счет долга перед работодателем.

«Если работодатель задастся целью преследовать работника, он должен постоянно приставов стимулировать — звонить, жаловаться, постоянно напоминать о себе, давать какие-то указания, что делать», — констатирует Астрик Рашоян. Юрист Светлана Новикова добавляет, что бывают случаи, когда на должнике годами висит исполнительный лист, долги по которому не гасятся. Однако даже в случае смерти должника все его долги могут перейти наследникам.


Анна Богданова
Фото Grinvalds (Essentials/iStock)
Читайте также
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА