«Лайк поставила — высшая похвала»

Молодые и симпатичные школьные учителя из Новосибирска — о детях эпохи Google, ссорах с родителями и возможности нормально заработать в школе

«Лайк поставила — высшая похвала»

На минувшей неделе городские власти назвали «Учителя года» в Новосибирске — ею стала 30-летняя преподавательница английского из лицея № 9 Екатерина Калинина. НГС.НОВОСТИ решили пойти дальше и спросить сразу у нескольких молодых новосибирских педагогов, как выглядит нынешняя школа, не смущает ли их маленькая зарплата, насколько эта профессия портит характер и как изменились нынешние дети и их родители.

Маргарита, 25 лет, учитель английского языка в школе № 49: «Учителем стала, наверное, потому, что это семейное — у меня мама учитель. В 1-м классе мечтала так же стоять у доски и ровно в клеточки в журнале ставить оценки. Двойки не люблю ставить, обычно жду до последнего, всегда даю шанс исправить. Ведь, возможно, он забыл, или какая-то ситуация в семье неблагополучная, например.

Не вижу себя в другой профессии — например, сидящей в кабинете за компьютером или каким-нибудь работником торгового зала. Таксистом… ну таксистом я могу себя представить. (Смеется.) В 18 сдала на права. Езжу уже 7 лет на папиных "Жигулях-шестерке" 1975 года. Все ручками машут, смотрят: о, ничего себе, молодец. Папа научил и масло менять, колесо на дороге. Машина заглохла — думаю: так, клеммы окислились, возьму щеточку, почистила. (Смеется.)

Меня устраивает моя работа. Есть классное руководство, у меня 6-й класс, — дети, кажется, любят, родители, наверное, уважают. Вижу отдачу. Мы на одной волне. Где-то похихикали, потом — всё, хватит, продолжим. Я в курсе всех игрушек, потому что на перемене они же вокруг меня стоят, все показывают: "Смотрите, Маргарита Викторовна, какую я новую игрушку скачал".

Раньше дети использовали переводчик Google, который переводит, надо сказать, как попало. Я им даже написала на доске, какое приложение скачать, а то как-то написали, что на кухне стоит подъемный кран.

Аккаунты в соцсетях? Конечно, просматриваю — интересно. Дети любят, когда я им лайки ставлю: "О, Маргарита Викторовна лайк поставила!" — высшая похвала. Кто-то у них в активном поиске, кто-то замуж выходит — шуточки такие.

В обществе есть стереотип, что школа — это какая-то нищета, мол, человеку, грубо говоря, больше некуда идти, поэтому работает здесь за гроши. Да не так это. Не знаю, как в остальных школах, но меня устраивает зарплата здесь. Директор до рубля рассказывает — что и за что. Если полная нагрузка — 6 дней в неделю по 6 уроков, классное руководство, обязательно какой-нибудь кружок, проверка журналов, внеурочная деятельность, то по Новосибирской области, например, лично я вхожу в среднюю заработную плату. Хватает и на маникюр, и на то, чтобы сходить в суши по выходным, скажем так.

Бывает, прихожу домой, и мне говорят: "Так, выключи учительницу!", — потому что я говорю: "Вот это убери, вот это сюда, это сюда". Ближе к вечеру уже получается. Я бы, наверное, могла быть и учителем русского — близких исправляю. Муж уже знает: положить, выложить, разложить — с приставкой, класть — без приставки.

Самое сложное — быть постоянно в шуме. У меня перемена одна, четвертая, когда я сижу, закрывшись в кабинете, ко мне нельзя, дети знают.

И вот однажды что-то срочное им надо было, они кричат: "Насяльника, открой, осень надо".

Естественно, я рассмеялась, открыла, но предупредила, что так обращаться к учителю не стоит.

Дети теперь меньше общаются. Сели вдвоем на перемене: давай поиграем? Давай поиграем. Один в свой телефон, другой в свой. Молча рядом посидели — считается, что поиграли вместе.

Недавно мы собирались пойти в боулинг, но я организовала игру "Зарница". Позвала двух своих друзей, поделили на две команды, а я между ними бегала: так, надо костер разжечь, а что для этого нужно сделать? Так, ну-ка, ямку выкопали, окружили коленочками, чтобы не сдувало костер. Мы строили бруствер, они перевозили раненого на санках.

Бумажная волокита при желании выполнима. На это нужно время, но я как-то успеваю, не люблю оставлять все на последний момент. Я очень люблю писать, в детстве была мечта научиться красиво писать, как бабушка-секретарь».


Максим, 33 года, учитель истории в гимназии № 10: «С детьми когда работаешь, живешь дольше, они энергией заряжают. У меня с 10-го класса появилась идея работать учителем. Представлял, как объясняю, как мы общаемся и т.д. Всегда любил историю, это же прекрасно, когда смотришь на мир не просто так, а с определенной позиции. Когда понимаешь, что все это уже однажды было. С детьми, конечно, все обсуждаем, спорим. Я признаю право на другую точку зрения, говорю, что моя точка зрения субъективная, как и все в этом мире. И нужно иметь свое собственное мнение.

Для меня профессия учитель — призвание. Есть старая заезженная фраза, еще раз ее повторю — качество школьного образования не может быть выше качества учителей. Если мы хотим качество повышать, надо всем учиться, учителям в том числе.

Молодых преподавателей мало из-за негативного тренда, сложившегося в 90-е годы. Что нужно зарабатывать деньги, профессия эта непрестижная и т.д. Да, есть педагоги, которые получают до сих пор невысокую зарплату. Я завуч, у меня много часов истории плюс я курирую проект школьного телевидения и радио, поэтому у меня зарплата выше средней в 1,5 раза. Для образования это достаточно высокая зарплата.

К стереотипам про учителей, конечно, плохо отношусь, негативно. Сейчас в основном господствуют негативные стереотипы. Какие? Например, "Географ глобус пропил", "Училка". Безусловно, это великолепные произведения искусства, там играют великолепнейшие актеры, и все они замечательные. Просто бросается в глаза образ неудачника-учителя. А ведь это не соответствует действительности. Это нормальные люди. Кто-то занимается бизнесом, кто-то работает в школе, кто-то идет в армию.

Когда пришел — с детьми несложно было общаться, у меня, скорее, с документами была сложность. И с родителями. Я начинал работать в 172-й школе, дети там были непростые, нужно было подключать родителей к их воспитанию. А некоторые говорили: вы знаете, мы много работаем, и нам некогда. Я родителей в этой ситуации тоже винить не могу никоим образом. Они сами решают серьезные жизненные задачи.

При этом родители понимают, что образование — единственный социальный капитал, который способен продвинуть ребенка. Они предъявляют более высокие требования к учителю, чем раньше. Например, ребенок получает двойку за контрольную. Раньше родитель бы не озадачился, сейчас приходит и спрашивает, как исправить ситуацию.

Отношение к учителю зависит от того, как он выстроит систему общения. Нужно выстраивать сотрудничество, а сотрудничество невозможно без взаимного отношения.

Допустим, они говорят: чем докажете, что давали нам домашнее задание? Как отвечу? Что не собираюсь доказывать, у нас есть учебный процесс, и я действую в ваших интересах, давая вам домашнее задание. Если вы считаете, что для вас в этом нет необходимости, тогда нам придется расстаться, и все. Конечно, действует.

Право на ошибку учитель, может, и не имеет, но все люди совершают ошибки. Самая страшная ошибка учителя — это безразличие. Наплевательское отношение к тому, что будет дальше. Дети же это чувствуют. Когда чувствуется, что человеку наплевать, кто его уважать будет? Дети — души отзывчивые, они всегда отреагируют нужным образом.

О чем мечтаю? Про себя лично или в целом? В целом — это в рамках всей страны я могу мечтать. Да вы знаете, то, о чем я мечтаю, исполняется в данный момент. У меня есть интересная работа, я чувствую вознаграждение за свой труд — и в моральном, и в материальном смысле. Интересное время сейчас, в котором мы живем, люди интересные окружают. Интересные задачи стоят, которые можно решать. У меня конкретно интересная задача — научить, сделать детей гармоничными. Сделать так, чтобы они любили Родину. Если человек не любит то, что его окружает, свой дом, он будет в нем убирать, будет за ним следить, будет пытаться сделать в нем ремонт?».


Виталий, 27 лет, учитель физики в школе № 51: «Я недавно работаю в школе. Как? Круто. На самом деле, я говорю честно, искренне. К 27 годам я для себя определился, что буду работать в этом направлении, именно в образовании. Я учитель физики по диплому, но еще математику веду. Говорят, что педагогам мало платят. Вот я сразу задаю вопрос: а мало — это сколько? Они говорят: ну, 15 тыс. Я говорю: ребят, за 15 тыс., понятное дело, и я бы не стал работать. Я мужчина, я семейный, нужно серьезно подходить к этому вопросу. Зарплата нормальная, но я финансовый аппетит развил у себя, потому что предыдущая профессия у меня была, если не скромничать, примерно в 1,5–2 раза больше. Но там не было такого чувства комфорта и чувства значимости.

Какие сегодня дети? Самая неожиданная вещь для меня была в том, что на самом деле сегодня дети те же самые. У них есть одно желание — ничего не делать и получать хорошие результаты.

Я для себя понял одно — какие бы методики мы ни изучали, если вы как личность не цепляете, вас не будут слушать. Дети это чувствуют. Вы изначально должны быть личностью, которая заходит в кабинет, и все сразу: "Пришел…". Нет, вот именно не бояться, а уважать, когда детям охота пообщаться, потому что они считают, что ваша позиция в какой-то мере верная, правильная.

Мне нравится как раз работать в 7-8-м классах. У них такой живой интерес в глазах. На перемене ко мне заходят с кучей вопросов. Только дверь открываю, класс выходит, и в коридоре уже стоят человека три, подходят, я им что-то рассказываю, они выходят, потом подходят другие, спрашивают… Я говорю: "Так, ребята, у меня 15 минут, мне надо пообедать".

Что спрашивают? Например, имеет ли массу кротовая нора в космосе.

Говорю: знаете, я готов про это почитать, а потом вам об этом рассказать.

Внешний вид важен для учителя. Ни разу не провел урок в джинсах, у меня всегда брюки, рубашка. А в костюме вести урок, я считаю, слишком пафосно.

Учитель — это тоже человек, он имеет право на ошибку, но при одном обязательном условии. Что в следующий раз такой ошибки не повторит. Нельзя ломать человека как личность, нельзя совершенно. Даже если он какой-то, с точки зрения учителя, шкодливый, не очень правильный. Все равно нельзя взять и, грубо говоря, загнобить. Это самая серьезная ошибка.

Дети мне иногда задают вопрос — зачем второй и третий закон Ньютона, нам же в жизни это не пригодится. Или тригонометрия в математике. Я говорю, что математика не ради математики, а чтобы голова думала.

Что было самым обидным в работе? Я сюда пришел с хорошим эмоциональным состоянием и целями. И вот выходит девочка, 9-й класс, к доске. Обычное элементарное линейное уравнение ребенок не может решить. И я начинаю объяснять, что так нельзя, что скоро ОГЭ сдавать, короче, нотка политинформации.

На что ее подруга говорит с задней парты: "А вы хорошо учились в школе? Что вам это дало? То, что вы брюки мелом мараете?".

Не скажу, что обидно было, но было неприятно. Остальные, кстати, повернулись к ней и сказали, что так нельзя. Мне кажется, что это уже показатель того, что дети понимают.

Да, я называю их на "Вы". Не всех, но в основном. Когда ребенок плохо себя ведет, подхожу и говорю: "Вы, молодой человек, уже учитесь в 7-м классе, и вы себя так ведете. Я даже не считаю должным сейчас вам мораль читать". Всё, потом смотрю — сидит спокойно, смотрит на меня.

Очень люблю кино, я киноман. Последний фильм, который меня впечатлил, — "Интерстеллар". Представьте, я — человек с образованием физика — смотрю и много чего не понимаю. Сидел и нервничал из-за этого. Потом пошел купил книгу про теорию относительности, прочитал, понял, что книжка не очень хорошая, не очень научная. Взял настоящую теорию относительности, ее прочитал, потом пересмотрел фильм. Дети же потом спрашивают, надо соответствовать».


Снежана, 27 лет, учитель начальных классов в лицее № 81: «Тяжело было начать. Я помню свое первое родительское собрание, меня безумно трясло, коленки дрожали. Я человек открытый, всегда улыбаюсь, и мне нравится, когда люди тоже улыбаются. А когда я родителей увидела в первый раз, смотрю — они сидят хмурые. А потом ничего… Нужно поставить себя на их место. Он пришел, а ему говорят: ваш ребенок не учит, ваш ребенок то, это. Как он себя почувствует? Это же его родной ребенок.

Месяц назад пришла мама, она была раздражена, видимо, какие-то проблемы. Ей показалось, что к ее ребенку как-то плохо относятся. Я вижу, как ей тяжело, и понимаю, что дело не в ребенке. Подошла к ней, погладила по плечу. А она просто заплакала.

Видимо, было тяжело и нужен был выход эмоций. И сразу этот ежик пропал, она стала открытой и услышала меня. А если бы я ей что-то говорила, когда она была в том состоянии, ничего бы не получилось.

Я никогда не ругаюсь, не кричу. Мне рассказали секрет: чем выше ты повышаешь тон, тем громче дети говорят. У меня сейчас 1-й класс, первый месяц я немного помучилась, чтобы приучить их к тому, что я не буду на них кричать. Я выхожу в центр класса, стою, делаю напряженное лицо, и потихонечку… один утих, потом второй говорит: тихо, тихо, — и все. Это, конечно, было тяжело. Но зато сейчас мне не нужно кричать, успокаивать, колокольчиком звенеть и т.д.

Дети же разные — кинестетики, аудиалы, визуалы. У меня есть Кирилл, которому что говори, что смотри — бесполезно. К нему нужно подойти, погладить его по головке, он тогда поймет.

С бумажной работой иногда сложно. Хочется дома прочитать какую-то интересную статью о новой методике работы с детьми, психологию какую-нибудь или просто даже художественное произведение. А нужно сидеть переписывать отчеты, потому что пришла новая форма.

Благодарная ли работа? Смотря в чем ищешь благодарность. Материальную выгоду искать не стоит. А если в эмоциях — да. Знаете, заходишь в школу, а тебе навстречу бегут десять гномов и радостно кричат. Или сидишь в маршрутке в одном конце, а тебе с другого конца: "Снежана Юрьевна!!!" (Смеется.)

Был такой случай — частный дом недалеко от школы, и только начались тюльпаны, они их оборвали — 20 или я не знаю, сколько там было в букете. Держу эту охапку, у меня, конечно, счастье, но я понимаю, что где-то они их взяли. Из частного дома женщина потом очень громко кричала, возмущалась.

Я начала говорить: это же дети. Спросила, сколько тюльпанов, сказала, что верну луковицы. Она спрашивает: "А вы мне их посадите?". Я говорю: придем с детьми и посадим. Она смягчилась, мы посадили, все хорошо.

Самая страшная ошибка учителей, наверное, обидеть ребенка. Двойку когда ставишь, нужно объяснять ребенку, чтобы он понимал и согласился. А когда: Вася, ты плохой, иди в угол, — вот это является обидой, когда ребенку не даешь возможности понять, за что.

Обидеть малышей можно даже тем, что внимания ему не уделить. Я заметила у себя такую проблему — дети подходят, обнимают, но есть те, кто будет в уголке стоять, но не решится подойти. Понятно, я подойду сама и обниму его. Но всех обнять невозможно. Сейчас стараюсь, чтобы под рукой были какие-то раскраски, пазлы. Они подходят, я уже вижу, с какой целью, и говорю: "А пойдемте пазлы собирать и рисовать". Они: "Мы вас очень любим!". Я говорю: "А нарисуйте мне открытку".

Я когда-то не верила, что можно учиться чему-то у детей. Я думала: как у детей можно учиться? А на самом деле действительно многому учишься».


Анна Богданова
Фото Татьяны Кривенко
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА