Убийство на мосту: помощи не жди

Музыканта-путешественника зверски забили на глазах у свидетелей ради паспорта и кроссовок — задержанные заявили, что приняли беднягу за насильника

Убийство на мосту: помощи не жди

Прокуратура предъявила обвинение молодым новосибирцам, которые поздно вечером избили 30-летнего музыканта-автостопщика в пешеходном мосту на Ипподромской — он скончался через 2 дня в больнице. По версии следствия, убийцами двигала жажда денег — но их у прохожего не было, поэтому злоумышленники забрали кроссовки и паспорт. Родственники обвиняемых настаивают: задержанные защищали девушку, на которую якобы хотел наброситься музыкант. НГС.НОВОСТИ выяснили подробности истории, которая может закончиться пожизненным заключением для двух парней, и узнали, какие условия в тюрьме их ждут, если суд поддержит позицию прокуратуры.

Дело 20-летнего Николая Картовца и 18-летнего Александра Харитонова в марте ушло в суд — новосибирцев обвинили в убийстве Ильи К., краже у него паспорта и разбое. По версии следствия, 21 августа около 22 часов приятели пили у надземного пешеходного моста у АЗС «Беркут» на Ипподромской — правда, насколько и от чего они были пьяны, в прокуратуре не смогли уточнить. «Увидев проходившего мимо незнакомого парня, они решили его убить и забрать себе ценные вещи. Реализуя задуманное, Картовец и Харитонов напали на потерпевшего, нанесли ему множество ударов по голове, в том числе частью древесно-стружечной плиты», — рассказали в прокуратуре. Старший прокурор отдела по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов СУ СК России по НСО, младший советник юстиции Яна Ткаченко уточнила:

кроме этих троих, больше на мосту никого не было. «Били, пока эта плита не раскололась на три части, били <…> в область головы. По экспертизе — не менее 8 ударов. Оставили тогда, когда не подавал признаков жизни», —

рассказала Ткаченко, отметив, что на последнем издыхании музыкант кричал: «Помогите, убивают!». По информации прокуратуры, Харитонов и Картовец забрали у избитого портмоне из кожзама за 1000 руб., 2 жетона петербургского метро и проездную карту метрополитена Москвы, 1 китайский юань, карту Сбербанка, страховое свидетельство и кроссовки Merrell за 2700 руб. Денег с собой у Ильи К. не было.

Судя по странице «ВКонтакте», Илья — длинноволосый выпускник юрфака Новосибирского гуманитарного института, музыкант, увлекающийся книгами, фильмами, исследованием бомбоубежищ и автостопом. В первом сообщении об убийстве прокуратура утверждала, что убитому прохожему 19 лет, однако позже призналась, что ошиблась — накануне трагедии ему исполнилось 30. Как рассказал Алексей Овчаренко, друг погибшего, Илья вырос в новосибирском детдоме — его мать умерла, когда он еще был совсем ребенком. По его словам, Илья был музыкантом-гитаристом. «Путешествовал по многим городам страны, последние несколько лет жил в Москве. Сюда приезжал к друзьям… Добрый был очень человек, святой», — описал Алексей.

Харитонова и Картовца задержали в тот же вечер — в полицию позвонил очевидец, заметивший драку издалека. Их поймали недалеко от моста, а участие в побоище выдала вымазанная в крови одежда, отметила Яна Ткаченко. Илья умер вечером 23 августа в городской больнице № 1. В тот же день Картовца и Харитонова отправили в СИЗО. В прокуратуре уточнили, что старший приятель трудился плотником в ЖЭУ.

Смягчающим обстоятельством для Картовца может стать семья — молодая жена и 3-летняя дочка, размышляет Яна Ткаченко, однако он уже 2 раза был судим за грабеж.

Мониторинг соцсети «ВКонтакте» выдал на имя Николая Картовца несколько аккаунтов. В активном профиле, помимо фотографий с дочкой и женой, — в основном цитаты и фотографии из пабликов о «братве» и «пацанах». Мать Николая Юлия заявила НГС.НОВОСТИ, что сын и его знакомый в тот вечер побежали по мосту на женский крик: «Помогите, что он хочет со мной сделать!» — который доносился из-под перехода. По версии семьи Картовца, догнав незнакомца, Николай поставил тому подножку, а Александр ударил ногой — и Илья сильно ударился о кусок древесной плиты. Юлия отметила, что ее сын сам вызвал «скорую помощь», а кроссовки и паспорт приятели не брали и показания такие не давали — паспорт и презерватив Ильи якобы лежали в кустах у моста. Кроме того, она подчеркнула, что приятели пили пиво и экспертиза показала всего 0,16 промилле в их крови. «С нее (девушки. — М.М.) было взято объяснение на этом мосту, она была главным свидетелем. Чудесным образом исчезла она у нас из дела. Ищем ее с августа», — вздохнула Юлия.

Теперь обвиняемым грозит пожизненный срок по ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство по предварительному сговору, сопряженное с разбоем). На момент преступления Александру, студенту политехнического лицея, было еще 17 лет, так что, по предварительным выводам прокуратуры, он может получить меньший срок, чем Николай. Как отметил адвокат Павел Яровой,

даже если гособвинители требуют максимальной санкции по особо тяжким преступлениям (будь то убийства, педофилия или наркобизнес), практика показывает, что пожизненное заключение получают единицы — и это самые отпетые преступники.

«В среднем 14–18 лет [за убийство по 105-й]. Если убил несколько человек, возможна такая мера (пожизненное заключение. — М.М.)», — рассказал он, вспомнив знаменитое дело «цапков» об убийстве 12 человек в Краснодарском крае, когда лидеры банды получили пожизненные сроки. О нечеловеческих условиях в колониях для пожизненных заключенных много мифов — и представители ГУФСИН не стремятся их разрушить, отказываясь побеседовать на эту тему. По словам Павла Ярового, в таких колониях жесточайшая охрана, работать таким заключенным нельзя, сидеть можно максимум по двое. «[На прогулку выводят,] как говорится, мордой в землю, обязательно в наручниках», — рассказывает он. Впрочем, официальная информация о подобной колонии, например под названием «Белый лебедь» (Пермский край), вполне мирная: «Питание достойное. Можно пользоваться библиотекой, что-то покупать в тюремном ларьке, вести переписку. Правда, все другие контакты с внешним миром резко ограничены». Уточняется, что удачных попыток побегов нет. Однако, по отзывам на форумах о тюрьме, условия в «Лебеде», как и в «Черном дельфине» (Оренбургская область) или «Полярной сове» (п. Харп, Ямало-Ненецкий автономный округ), не курортные:

спать можно только при включенном свете, садиться весь день нельзя, работать дают единицам, антисанитария и процветающий туберкулез, соседство с людоедами, мешки на голову на прогулку, чтобы не запомнили план тюрьмы, и т.д.

«Осужденные обязаны спать головой к двери, не накрывая лица и при довольно ярком свете. Если же кто-нибудь спросонок натянет одеяло на голову, то команда офицера последует незамедлительно, и тогда уж принимать "исходную позицию" придется всем четверым обитателям камеры», — пишет о «Черном дельфине» «Независимая газета».

В НСО колоний для осужденных пожизненно нет вообще — их всего 6 по всей стране, и заключенных по ним распределяет специальный отдел. По данным сайта ГУФСИН РФ, на сегодняшний день в них содержат 1957 человек.


Мария Морсина
Фото depositphotos.com
НГС.БИЗНЕС
АФИША
SHE
НГС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НГС.АВТО
НГС.РАБОТА